Наказание за отказ от медицинского освидетельствования 2019: Штраф за отказ от медосвидетельствования в новом КоАП останется прежним — Общество

Содержание

Отказ от медицинского освидетельствования коап

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Отказ от медицинского освидетельствования коап (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Отказ от медицинского освидетельствования коап

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Отказ от медицинского освидетельствования коап Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Отказ водителя транспортного средства от медицинского освидетельствования и его взаимосвязь с потреблением наркотических средств
(Баканов К.С.)
("Законы России: опыт, анализ, практика", 2018, N 11)В целом в 2017 г. выявлено 601 391 правонарушение, связанное с управлением ТС в состоянии опьянения, из которых 376 129 (62,5%) - в состоянии опьянения (ч. 1, 3, 4 ст. 12.8 КоАП РФ), 220 384 (36,6%) - отказ от медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП РФ) и 4 878 (0,8%) - употребление веществ, вызывающих опьянение после ДТП или остановки сотрудником полиции (ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ). В то же время за этот период выявлено 90 643 преступления, связанных с повторным управлением ТС в состоянии опьянения (ст. 264.1 УК РФ) .

Нормативные акты: Отказ от медицинского освидетельствования коап Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2019 N 20
"О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"Отказ от выполнения законных требований уполномоченного должностного лица либо медицинского работника о прохождении такого освидетельствования образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 12. 26 КоАП РФ, и может выражаться как в форме действий, так и в форме бездействия, свидетельствующих о том, что водитель не намерен проходить указанное освидетельствование, в частности предпринимает усилия, препятствующие совершению данного процессуального действия или исключающие возможность его совершения, например отказывается от прохождения того или иного вида исследования в рамках проводимого медицинского освидетельствования. Факт такого отказа должен быть зафиксирован в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения или акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также в протоколе об административном правонарушении.

Отказ от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Отказ от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Отказ от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 26.8 "Показания специальных технических средств" КоАП РФ
(ООО "Центр методологии бухгалтерского учета и налогообложения")Суд, отказывая в удовлетворении требований физического лица об отмене постановления о привлечении к ответственности по статье 12.26 КоАП РФ, разъяснил, что при применении в отношении заявителя мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении велась видеозапись, которая подтверждает обстоятельства отстранения заявителя от управления транспортным средством, отказа от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Данная видеозапись получена в соответствии с требованиями закона, приложена к материалам дела, отвечает требованиям относимости и допустимости доказательств, была предметом исследования и оценки нижестоящей судебной инстанции. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 26.2 "Доказательства" КоАП РФ
(ООО "Центр методологии бухгалтерского учета и налогообложения")Суд, отказывая в удовлетворении требований физического лица об отмене постановления о привлечении к административной ответственности по статье 12.26 КоАП РФ, указал с учетом части 1 статьи 26.2 КоАП РФ, что данный Кодекс не содержит специальных требований относительно средств и условий осуществления видеосъемки и приобщения к делу видеозаписи с видеорегистратора патрульного автомобиля. Следовательно, видеозапись, на которой зафиксирована процедура применения в отношении физического лица мер обеспечения производства по делу и составление в отношении него протокола об административном правонарушении за отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, приложенная к протоколу об административном правонарушении, является надлежащим доказательством по делу, равно как и объяснения допрошенных в судебных заседаниях в ходе рассмотрения дела судами первой и второй инстанции в качестве свидетелей инспекторов ДПС.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Отказ от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения

Нормативные акты: Отказ от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения

Законный отказ от медицинского освидетельствования - Публикации - автопортал pogazam.ru

Наряду с вменением сотрудниками ГИБДД водителям такого нарушения как управление в состоянии алкогольного опьянения не теряет своей актуальности вменение водителям невыполнения законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Если обратиться к Правилам дорожного движения, то пункт 2.3.2 закрепляет обязанность водителя по требованию дожностных лиц проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения. В свою очередь часть 1 статьи 12.26 Кодекса об административных правонарушениях устанавливает, что невыполнение законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет за собой лишение права управления транспортным средством сроком от полутора до двух лет. Общий порядок проведения освидетельствования на месте и направления на медицинское освидетельствование регламентирован Постановление Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475 и статья 27.12 Кодекса об административных правонарушениях.

Чтобы не утомлять читателя перечислением различных нормативных актов попытаюсь перевести все на русский язык.

Итак, водитель двигается на своем автомобиле, его останавливает сотрудник ГИБДД. Для того, чтобы появились основания для отстранения  от управления транспортным средством и проведения освидетельствования на месте у водителя должен быть выявлен хотя бы один из признаков опьянения: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке. Если ни одного из указанных признаков у водителя нет, требование о прохождении освидетельствования является незаконным.

Допустим, что признаки опьянения были выявлены и водителя отстранили. За этой процедурой следует освидетельствование на состояние алкогольного опьянения самими сотрудниками ГИБДД. Естественно, что для этого у них должен быть алкотектор. Если алкотектора нет, то требование о прохождении медицинского освидетельствования также является незаконным.

А теперь прошу обратить внимание на единственные три случая, когда водитель может быть направлен на медицинское освидетельствование:

- при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

- при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

- при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Отказом от прохождения медицинского освидетельствования может выступать как отказ проехать в медицинский кабинет, так и отказ выполнять какие-либо «просьбы» врача, проводящего медицинское освидетельствование.

Таким образом, отсутствие у водителя признаков опьянения, отсутствие у сотрудников ГИБДД алкотектора делают отказ от прохождения медицинского освидетельствования законным и обоснованным, при этом не забывайте, что на стадии отстранения от управления транспортным средством, освидетельствовании на месте и направлении на медицинское освидетельствование обязательно должны присутствовать понятые. Если сотрудники ГИБДД будут составлять документы без участия понятых, то такие доказательства будут получены с нарушением закона и не смогут быть основой для предъявления водителю обвинения.

И еще один интересный момент. Представители суда отмечают, что рассмотрение дел по отказу от медицинского освидетельствования проходит более лояльно по отношению к водителям, нежели рассмотрение дел об управлении автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, что заставляет задуматься о том, какую линию поведения стоит использовать при общении с сотрудниками ГИБДД в подобных ситуациях.

 

У нас есть много полезного, помимо этой статьи. Найдите запчасть за 7 минут на pogazam.ru.

Оставьте заявку, и 256 магазинов Екатеринбурга получат ваш запрос.

 

Популярные разделы нашего сайта:

 

Отказ от медицинского освидетельствования - адвокат Александр Волосенков в Кирове и Москве

Лишение прав за отказ на месте от медосвидетельствования это вполне реальная мера наказания, которая активно применяется в России.

 

Сотрудник ГИБДД может потребовать пройти проверку, если у водителя наблюдаются:

  • запах перегара;
  • несвязная речь;
  • неуверенная походка;
  • дрожание рук;
  • неадекватное поведение;
  • слишком бледная или румяная кожа лица.

При присутствии хотя бы одного признака, сотрудник на законных основаниях может проводить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Когда такие признаки отсутствуют, то водитель имеет право отказаться от процедуры.

У сотрудников не оказалось алкотестера и они предлагают свозить вас в медицинское учреждение? Это также законный отказ от проверки, нет алкотестера — нет анализа выдыхаемого воздуха.

Важно запомнить, что везти (самостоятельная езда за рулем не допускается) на медицинское освидетельствование стражи порядка могут только когда:

  • Алкотестер есть, но шофер отказался дышать «в трубочку».
  • Автолюбитель несогласен с показаниями прибора и требует сдать анализ крови.
  • Прибор не показывает наличие этанола, но внешний вид и поведение человека говорят о том, что его сознание затуманено.

Когда не имеется признаков опьянения, и если в патрульной машине нет оборудования, то вы можете отказаться от прохождения медосвидетельствования. Отсутствие понятых не является законным основанием, для того чтобы не дуть на прибор. Зато данный факт может стать хорошим доводом для оспаривания судебного решения.

Как избежать наказания за отказ

Избежать наказания за отказ можно, если действия сотрудников ДПС противоречат нормам законодательства (когда отсутствуют признаки опьянения). И когда нарушена процедура оформления отказа от прохождения освидетельствования на состояние опьянения.

Сотрудник полиции должен по всем правилам документально фиксировать все происходящие события в присутствии понятых, а именно:

1. При остановке ТС и выявлении признаков алкогольного опьянения, страж порядка должен отстранить человека от управления машиной, для этого оформляется протокол. Когда работник ГАИ сначала просит вас подышать на прибор, а уже позже составляет документ, то это нарушение правил.

2. В бумаге должна быть зафиксирована причина для анализа, отражена дата и время остановки. Кроме этого, должна стоять подпись двух понятых (или вестись видеосъемка), автограф водителя и представителя закона. Только после полного завершения процедуры оформления протокола об отстранении шофера от управления ТС можно переходить к освидетельствованию на месте.

3. Далее есть три варианта развития событий:

  • шофер дует на алкотестер, составляется акт, где фиксируются результаты;
  • отказывается от алкотестера, едет для прохождения анализа в медицинское учреждение;
  • водитель вправе отказываться от проверки на месте и от поездки в больницу для сдачи крови на анализ.

4. Поездка в медицинское учреждение. Человека обязаны везти на машине ППС или сопровождать на его ТС до больницы. Даже в больнице гражданин может отказаться от сдачи крови, однако лучше не говорить открытым текстом, что отказываетесь и не подписываться под словом «отказался» в протоколе. Можете тянуть время, если уверены, что это повлияет на результат.

Для тех, кто сдал кровь и получил положительный результат о наличии в крови этанола, или уклонился от анализа, факт нарушения сотрудники ГИБДД должны зафиксировать. Далее они составляют протокол об изъятии авто, где прописывается вся информация, пустых граф не должно оставаться. Только после этого процедура считается завершенной и дело передается на рассмотрение в высшую инстанцию.

Протокол об отказе

При отказе подышать «в трубочку» работник ДПС должен составить бумагу о направлении в больницу (его также называют протокол об отказе). Документ должен быть заполнен по всем правилам, стоять дата и время, данные водителя, основания для направления, подписи понятых. Законные основания для составления этой бумаги и направления в больницу мы описывали выше.

При заполнении этого документа шофер не должен расписываться в графе, предназначенной для освидетельствования на алкотестере. Стоит обратить внимание, на поле, предназначенное для объяснений, там автолюбитель может описать ситуацию, что с обвинениями несогласен, алкоголь не принимал, на анализ крови согласен. Не стоит в красках и эмоциях описывать происходящее, оставьте это для суда.

Для того чтобы вся процедура имела полную юридическую силу должны быть выполнены следующие условия:

  • все документы (отстранение от руля, направление на проверку, задержание ТС) должны быть оформлены по должным правилам в хронологическом порядке;
  • присутствовать двое понятых или вестись видеозапись;
  • стоять подпись водителя о том, что он ознакомлен со своими правами.
Внимательно следите за составлением всей документации, каждый момент должен фиксироваться документально, дважды прочтите бумагу, прежде чем ее подписывать.

Суд за отказ от медосвидетельствования

Суд при рассмотрении дел более благосклонно относится к водителям которые отказались от прохождения процедуры, чем к тем, которые были пьяны. Обратите внимание, что дело основано на том, что вы отказались от законных требований сотрудника ГАИ, именно это и необходимо опровергнуть. Что поможет в данной ситуации:

  • Акт независимой экспертизы, выполненной самостоятельно после отказа сотруднику. Чем меньше прошло времени со встречи с ДПС до экспертизы, тем лучше. По данным акта, в крови не должно быть алкоголя свыше предельно допустимого коэффициента.
  • Незаконные требования, например, не было признаков употребления спиртного.
  • Неправильно оформленные документы (протоколы, акты).
  • Наличие свидетелей, которые подтвердят вашу точку зрения.
  • Описание ситуации и нюансов водителем в протоколах.

Таким образом, имеет смысл бороться в суде за свои права только в том случае, когда вы уверены в своей невиновности, и если отсутствует достоверное доказательство того, что человек находился в состоянии опьянения. Учтите, законно можно отказаться от медосвидетельствования, когда имеются жизненно важные дела, например, везете жену рожать. В этом случае суд встанет на вашу сторону.

Как вернуть права после лишения за отказ от медосвидетельствования

Рассмотрим ситуацию, когда водитель отказался от освидетельствования на месте, это считается нарушением ст.12.26 КоАП РФ, и водителя лишают прав. Возврат прав раньше срока можно произвести при неверном оформлении документов инспектором ДПС, а именно:

  • несвоевременно составлен протокол об отстранении от управления ТС и имеются доказательства, например, видеосъемка;
  • неправильно оформлен документ об отказе и направлении в больницу для сдачи анализов;
  • бумага о задержании ТС составлена с ошибками или не содержит полную информацию.

В основном вернуть ВУ после суда очень сложно, но можно. Полезно будет воспользоваться услугами квалифицированного юриста.

Как видите, уклоняться от проверки на алкоголь это не слишком сложно, главное знать все тонкости и уметь правильно использовать знания. Обязательно читайте все бумаги, которые подписываете. В противном случае присутствует риск получить крупный денежный штраф и лишиться водительского удостоверения.

Для того чтобы неприятные моменты не происходили в вашей жизни, садитесь за руль только в трезвом состоянии и проблем с ДПС не возникнет.

Более подробную информацию вы найдете на сайте myautohelp.ru

ВС не разрешил судьям прощать пьяных водителей | Российское агентство правовой и судебной информации

Контекст

Верховный суд РФ не видит оснований для освобождения от ответственности водителей, которые садятся за руль в состоянии опьянения: даже если они раскаиваются в содеянном, признают вину и от их поступка не наступило тяжких последствий — такое правонарушение не считается малозначительным, и прекращать такие дела нельзя, указано в проекте постановления пленума по делам о вопросах рассмотрения дел об административных правонарушениях в области дорожного движения.

Высшая инстанция также ещё раз обращает внимание судов на необходимость строгого соблюдения порядка отправки водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения: все ошибки при проведении процедуры являются нарушениями и могут трактоваться в пользу водителя, напоминается в проекте постановления.


Без снисхождения

ВС подчеркивает, что человек, который садится пьяным за руль, существенно нарушает общественную безопасность, даже если никаких серьезных происшествий при этом не произошло. Поэтому поступки таких водителей, равно как и отказавшихся от освидетельствования, не могут считаться малозначительными. Пьяных водителей нельзя освобождать от ответственности, даже в случае их раскаяния или признания вины, отмечает ВС.

«При привлечении к ответственности за административные правонарушения, предусмотренные статьями 12.8 и 12.26 КоАП РФ, следует учитывать, что они не могут быть отнесены к малозначительным, а виновные в их совершении лица — освобождены от административной ответственности, поскольку управление водителем, находящимся в состоянии опьянения, транспортным средством, являющимся источником повышенной опасности, существенно нарушает охраняемые общественные правоотношения независимо от поведения правонарушителя (например, наличия раскаяния, признания вины), размера вреда, наступления последствий и их тяжести. Кроме того, повторное совершение указанных административных правонарушений является уголовно наказуемым деянием», — указано в проекте постановления пленума.

Подозрение на опьянение и процедура

Определение факта управления транспортом в состоянии опьянения осуществляется посредством его освидетельствования на состояние алкогольного опьянения или медицинского освидетельствования, проводимых в установленном порядке, напоминает ВС.

Освидетельствование и оформление его результатов осуществляются уполномоченным должностным лицом. При этом состояние опьянения определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений (в которую входит, в частности, погрешность технического средства измерения), а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха.

«Доказательством наличия у водителя состояния опьянения является составленный уполномоченным должностным лицом в установленном законом порядке акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения», — говорится в проекте постановления.

В случае отказа водителя от прохождения освидетельствования, но при наличии хотя бы одного признака опьянения, или несогласия его с результатами освидетельствования, либо при отрицательном результате освидетельствования — водитель подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

«Обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (часть 4 статьи 27.12 КоАП РФ).

При этом судье следует учитывать, что невыполнение уполномоченным должностным лицом обязанности предложить водителю предварительно пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения является нарушением установленного порядка направления на медицинское освидетельствование», — отмечает ВС.

В качестве исключения он приводит случаи нахождения водителя в беспомощном состоянии (тяжелая травма, бессознательное состояние и другое), когда для вынесения заключения о наличии или об отсутствии состояния опьянения требуется проведение специальных лабораторных исследований биологических жидкостей.

Отказ от выполнения законных требований уполномоченного должностного лица либо медицинского работника о прохождении такого освидетельствования образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 12.26 КоАП РФ, напоминает ВС.

Отказ от освидетельствования  может выражаться как в форме действий, так и в форме бездействия, свидетельствующих о том, что водитель не намерен проходить исследование, в частности, предпринимает усилия, препятствующие совершению данного процессуального действия или исключающие возможность его совершения, поясняет ВС.

«Факт такого отказа должен быть зафиксирован в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения или акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также в протоколе об административном правонарушении»,  —указывает высшая инстанция.

В проекте постановления разъясняется, что если у судьи возникают сомнения в результатах освидетельствования, то он может проверить квалификацию врача, проводившего исследование, либо право медицинской организации заниматься такими процедурами.

«Оценивая акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения в качестве доказательства по делу об административном правонарушении, судья при наличии сомнений в его законности должен проверить сведения о подготовке врача (за исключением врача-психиатра-нарколога) либо фельдшера (в сельской местности при невозможности проведения освидетельствования врачом), осуществлявшего медицинское освидетельствование на состояние опьянения, по вопросам проведения медицинскогоосвидетельствования, а также о том, имеется ли у медицинской организации, в которой проводилось такое освидетельствование, лицензия на осуществление медицинской деятельности, включающей работы и услуги по медицинскому (наркологическому) освидетельствованию», — говорится в документе.

При этом необходимо учитывать, что химико-токсикологическое исследование биологического объекта является одним из элементов процедуры медицинского освидетельствования, в связи с чем не может расцениваться как проведение административного расследования, указывает ВС.

Алиса Фокс

«О порядке привлечения водителя транспортного средства к административной ответственности за уклонение от прохождения медицинского освидетельствования»

В соответствии со ст. 12.26 КоАП РФ невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.
В этой связи каждый водитель автомобилей должен иметь представление о порядке направления на медицинское освидетельствование и требованиях, которые может предъявлять сотрудник полиции при этом.
Так, согласно ст. 27.12 КоАП РФ лицо, которое управляет транспортным средством и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит отстранению от управления транспортным средством до устранения причины отстранения, а также освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения.
Само освидетельствование проводится в соответствии с «Правилами освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов», утвержденными постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 № 475.
В данном документе указано, что достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких из следующих признаков:
а) запах алкоголя изо рта;
б) неустойчивость позы;
в) нарушение речи;
г) резкое изменение окраски кожных покровов лица;
д) поведение, не соответствующее обстановке.
Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения осуществляется с использованием технических средств измерения, обеспечивающих запись результатов исследования на бумажном носителе. При этом такой прибор должен быть разрешен к применению Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, поверен Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии, а его тип внесен в государственный реестр утвержденных типов средств измерений.
Перед освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения уполномоченное должностное лицо информирует свидетельствуемого водителя о порядке освидетельствования с применением технического средства измерения, целостности клейма государственного поверителя, наличии свидетельства о поверке или записи о поверке в паспорте прибора.
Наличие или отсутствие состояния алкогольного опьянения определяется на основании показаний измерения с учетом допустимой погрешности прибора.
В случае выявления в результате освидетельствования наличия в выдыхаемом воздухе абсолютного этилового спирта составляется акт на состояние алкогольного опьянения. К нему приобщается бумажный носитель с записью результатов исследования. Копия акта выдается водителю, в отношении которого проведено освидетельствование.
Необходимо отметить, что в соответствии с Административным регламентом МВД России исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения (приложение к приказу МВД России от 02.03.2009 № 185), освидетельствование лица на состояние алкогольного опьянения осуществляется непосредственно на месте его отстранения от управления транспортным средством. В случае же отсутствия в распоряжении сотрудника полиции указанного специального прибора, оно проводится на ближайшем посту ДПС или в ином помещении органа внутренних дел, где такое средство измерения имеется.
Направить водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения возможно:
а) при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;
б) при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;
в) при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.
Нарушение вышеуказанного порядка со стороны водителя, выразившееся в невыполнении им законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, влечет административную ответственность по указанной выше статье закона.

Отказ от медицинского освидетельствования | Как не допустить подписания отказа? Россия, все регионы, Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Омск, Ростов-на-Дону, Уфа, Красноярск, Пермь, Волгоград, Воронеж

 

Мы СПЕЦИАЛИЗИРУЕМСЯ на возврате прав за алкоголь и отказ от прохождения медицинского освидетельствования.

Что такое отказ от медицинского освидетельствования?

По закону, Вы обязаны подчиниться требованиям сотрудников ГИБДД и проехать в медучреждение для прохождения медосвидетельствания. Если Вы этого не сделаете - это называется «отказом».

Как сотрудники ГИБДД «хитрят» и подводят Вас к подписанию отказа от медицинского освидетельствования?

Ситуация 1. Вы продышали по «нулям» и инспектор ГИБДД говорит: «Вот видите, Вы трезвый. Значит, ехать на медосвидетельствование нет необходимости. Подпишите, пожалуйста, что вы отказываетесь».

Ситуация 2. Вы отказываетесь продуть «на месте» и требуете, чтобы Вас отвезли в медучреждение. А сотрудники это оформляют, как «отказ». Это не законно! Отказ от продува в алкотестр гаишников не является «отказом по закону».

Ситуация 3. Иногда, сотрудники, пытаясь Вам насолить, пишут, что Вы отказались от подписи протокола и от прохождения медосвидетельствования, подводя Вас под лишение водительских прав.

Ситуация 4. Вы действительно отказались ехать в больницу или в пункт независимой экспертизы. В ряде случаев, инспектора ГИБДД допускают ошибки при оформлении бумаг, по которым адвокат и разваливает дело.

Что мы конкретно делаем для решения проблемы?

  1. Анализируем все протоколы и акты на предмет ошибок оформления и заполнения. Ошибки наблюдаются в подавляющем кол-ве случаев. Эти ошибки можно использовать для исключения протоколов из доказательной базы.
  2. Вызываем инспекторов в суд, и опрашиваем их подробно, «как все было». Инспектора начинают путаться, тем самым показывая суду, что единой картины произошедшего у них нет. Плюс, в процессе опроса, удается показать, что инспектора не знают даже, как ПРАВИЛЬНО (согласно постановлениям правительства) должны проходить все процедуры. А все процедуры должны быть проведены строго в соответствии с законом.
  3. Опрос понятых, позволяет установить, что их не оповещали обо всех шагах в отношении данного водителя. А это грубейшее нарушение со стороны сотрудников ГИБДД.
  4. Алкотестеры в ряде случаев не имеют акта поверки.
  5. Проверяем чек из алкотестера. В ряде случаев, на нём не стоит Ваша подпись и подписи понятых.

Мы поможем вернуть водительские права за отказ от медицинского освидетельствования.

Для этого Вам нужно:

  1. Позвонить нам на Бесплатную круглосуточную Горячую Линию помощи.
  2. Вас внимательно выслушают, зададут дополнительные вопросы и подробно объяснят, что можно сделать.
  3. При согласии на ведение дела, мы пригласим Вас в офис для заключения договора.

Несколько вариантов оплаты, включая рассрочку.

Экспертный отдел «Общества Защиты Прав Автолюбителей»
по вопросам «алкогольного опьянения»
Позвоните нам сейчас

Напомним, что наша Горячая Линия работает
КРУГЛОСУТОЧНО

 

 


Читайте также:

Почему не следует отказываться от теста на алкотестер

Если вы регулярно садитесь за руль, употребляя алкоголь, скорее всего, когда-нибудь вас остановит полиция. Вас, вероятно, попросят пройти тест на трезвость на обочине дороги, тест на алкотестер, анализ слюны, анализ крови или даже в некоторых случаях анализ мочи. Ваша первая реакция может заключаться в том, чтобы не делать ничего, что могло бы свидетельствовать против вас самих. В конце концов, это США. Все мы имеем право Пятой поправки против самооговора, верно?

Вы также можете подумать, что, если бы полиция не провела дыхательный тест или тест на содержание алкоголя в крови, у них не было бы доказательств, которые можно было бы использовать в суде, чтобы доказать, что вы находитесь в состоянии алкогольного опьянения, поэтому вы никогда не получите обвинительный приговор и что все вы Вы должны придерживаться своей истории о том, что вы выпили всего пару рюмок.Вы ошибетесь по обоим пунктам.

Законы о подразумеваемом согласии

Юридический момент, который вы, возможно, упускаете из виду, заключается в том, что вождение в этой стране - это не законное право, а привилегия. Эта привилегия предоставляется вам государством, в котором вы живете, после выполнения определенных условий, таких как сдача письменного экзамена и / или экзамена по вождению.

Вам также не предоставляется право управлять транспортным средством, если вы не соглашаетесь соблюдать определенные правила и условия.Во всех 50 штатах эти условия включают так называемое «подразумеваемое согласие». Возможно, вы не заметили, когда в последний раз подавали заявку на продление водительских прав, но вы подписали соглашение, в котором обещали соблюдать законы вашего штата о подразумеваемом согласии. Это было написано мелким шрифтом.

Что означает подразумеваемое согласие

Как правило, законы о подразумеваемом согласии большинства штатов включают:

  • Наличие водительских прав и свидетельства о страховании и предъявление их по требованию правоохранительных органов.
  • Согласие на сдачу анализов крови, мочи, слюны и / или дыхания для определения содержания алкоголя в крови по запросу.
  • Проведение полевых испытаний на трезвость по запросу.

В некоторых штатах подразумеваемые условия согласия напечатаны на обратной стороне ваших водительских прав.

Вы все равно можете отказаться от тестов на трезвость

Независимо от того, какие законы подразумеваемого согласия существуют в вашем штате, вы подчиняетесь законам штата, в котором вы ведете машину.

Даже если вы согласились соблюдать эти условия при подаче заявления на получение водительских прав, вы все равно можете отказаться от прохождения тестов на трезвость. Однако в любом штате отказ пройти такое тестирование сам по себе является нарушением, влекущим за собой собственные санкции, независимо от того, осуждены ли вы за вождение в нетрезвом виде или нет. В 10 штатах отказ пройти тестирование может повлечь как уголовное, так и гражданское наказание.

Решение Верховного суда по делу Birchfield v.Северная Дакота позволяет людям отказываться от необоснованных анализов крови без уголовного наказания, поскольку анализы крови можно считать инвазивными. Однако отказ пройти тест на дыхание все равно может быть наказан.

Работа наших сотрудников правоохранительных органов состоит в том, чтобы дороги были безопасными для всех. Если полицейский считает, что вы находитесь в состоянии алкогольного опьянения и представляете опасность для себя и общества, они могут арестовать вас только за то, что вы отказались проходить тесты.

Отказ может означать немедленное приостановление действия лицензии

В большинстве штатов офицер может немедленно конфисковать ваши водительские права в качестве административного, а не уголовного дела, поскольку вы нарушили свое письменное обещание пройти такое тестирование при подаче заявления на получение этих прав.

Вы можете подумать, что это нарушение вашего права не подвергаться двойной опасности и быть наказанным за одно и то же преступление дважды. Но в большинстве штатов лишение ваших водительских прав является административной функцией Департамента автотранспортных средств, а не уголовным судом.

В конце концов, Департамент транспортных средств предоставил вам эти права на вождение, чтобы они могли их забрать. Если вы откажетесь от запроса офицера о проверке на трезвость, действие вашей лицензии может быть немедленно приостановлено на срок от 90 дней до двух лет, в зависимости от законов штата, в котором вы арестованы.Возможно, вам также придется заплатить пошлины и штрафы, прежде чем вы сможете вернуть лицензию.

Повышенные штрафы и пени

Опять же, вы можете подумать, что сможете жить с приостановлением действия лицензии и другими штрафами, связанными с отказом от тестирования, но вам нужно любой ценой избежать обвинительного приговора в отношении DUI, поэтому отказ от прохождения теста устранит любые доказательства против вас. суд.

Это тоже не совсем правильно. Суды признают водителей виновными в вождении в нетрезвом виде на основании наблюдений офицера как до того, как вас остановили, так и во время ареста.Утверждения офицера о том, что от них пахнет алкоголем, что вы невнятно произносили слова или шатались, можно рассматривать как доказательства.

И не забывайте, что большинство полицейских крейсеров сегодня оснащены видеорегистраторами. Многим адвокатам DUI пришлось отказаться от попыток заключить сделку о признании вины после просмотра видеозаписи своего клиента во время ареста.

Политика запрета на отказ

В рамках борьбы с вождением в нетрезвом виде некоторые штаты разработали стратегию «Нет отказа», при которой они могут получить немедленный ордер на обыск для получения образцов крови у водителей, которые отказываются проходить тесты на алкотестер.

В определенные периоды, обычно в праздничные выходные, судьи дежурят по вызову, чтобы на месте выдать ордера на обыск, чтобы упростить процедуры надлежащей правовой процедуры. Результатом стало больше признаний вины и меньше судебных процессов.

Сам отказ есть доказательство

В некоторых юрисдикциях тот факт, что вы отказались пройти запрошенные тесты, сам по себе является доказательством вашей вины. Ваш отказ пройти тест на концентрацию алкоголя в крови рассматривается в некоторых штатах как признание вины, которое может быть использовано против вас в суде.Во всех штатах, если вы откажетесь от тестирования, штрафы будут более суровыми, если вы в конечном итоге будете осуждены, чем они были бы, если бы вы изначально сдавались на тесты.

Суть в том, что отказ пройти тесты на трезвость в конечном итоге обойдется вам дороже - более крупные штрафы и сборы, более длительное приостановление действия лицензии и, возможно, более длительное тюремное заключение, если это не ваше первое нарушение. Если вас остановили, пройдите тесты. Кто знает? Если бы у вас была только пара, вы могли бы пройти.

Независимое медицинское обследование (IME) | Авто законы в Мичигане

Может ли страховщик без вины потребовать от пострадавшего пройти медицинское обследование?

Многие люди, пострадавшие в автокатастрофах, могут получать корреспонденцию от своего поставщика услуг по ремонту автомобилей с просьбой о «независимом медицинском обследовании», также более точно известном как «страховые медицинские обследования».

Раздел 3151 Закона об отсутствии вины предусматривает, что, когда психическое или физическое состояние человека находится под вопросом, страховая компания без вины может потребовать, чтобы заявитель прошел «психическое или физическое обследование у врачей.Этот раздел не дает страховщику права направлять истцов другим специалистам, например психологам или нейропсихологам. Более того, право на проведение такого обследования [часто называемого «независимым медицинским обследованием» (IME)] подчиняется общему требованию разумности.

Какие врачи могут проводить медицинский осмотр?

Закон о реформе без вины 2019 года вводит новые ограничения права страховых компаний на проведение независимого медицинского освидетельствования.Новое законодательство требует, чтобы медицинские осмотры, проводимые по запросу страховых компаний, проводились врачами со специализацией, аналогичной специализации лечащего врача пострадавшего. В частности, в новом статуте говорится: «Если медицинская помощь оказывается человеку, который должен быть обследован специалистом, осматривающий врач должен специализироваться по той же специальности, что и врач, оказывающий помощь, и если врач, оказывающий помощь, сертифицирован в по специальности, лечащий врач должен быть сертифицирован по этой специальности.”[§3151 (2) (а)].

В этом видео с Fox 17 Know the Law адвокат по автокатастрофам в Гранд-Рапидсе Том Синас описывает эти изменения. Согласно реформированному закону, должны быть соблюдены определенные требования к врачу, а также специфика специализации.

Новое законодательство также предусматривает, что во всех случаях лечащий врач в течение года, предшествующего медицинскому освидетельствованию, должен посвящать большую часть своего времени практическим занятиям в медицине или обучению в медицинском вузе или в аккредитованной резидентуре или программе клинических исследований для врачей.[См. §3151 (2) (b)] Эти новые общие правила квалификации и специализации вступили в силу 11 июня 2019 г.

Что должен сделать пострадавший, если его попросят пройти медицинское обследование по страховке?

Раздел 3152 Закона об отсутствии вины также гласит, что заявитель, который проходит медицинское обследование по страховке, может запросить копию отчета. Раздел 3153 Закона предусматривает, что, если истец отказывается пройти независимое медицинское обследование, суд может издать приказы, соответствующие обстоятельствам, в том числе запретить истцу представлять какие-либо доказательства своего психического или физического состояния.Следовательно, заявители никогда не должны игнорировать просьбу своей страховой компании явиться на независимое медицинское обследование, поскольку неоправданная неявка может поставить под угрозу претензию.

Пересмотренный закон Луизианы § 40:17

RS 17 - Обязательное медицинское обследование; заключение; когда разрешено; справка о неотложной помощи

A. Ни государственный санитарный врач, ни назначенное им лицо, ни приходской санитарный врач, ни медицинское учреждение не должны подвергать какое-либо лицо медицинскому обследованию или помещать его в какое-либо учреждение, если это не предписано или не разрешено судьей округа. в котором находится человек, за исключением случаев, когда он инфицирован или подозревается на заражение оспой, холерой, желтой лихорадкой или бубонной чумой либо инфицирован туберкулезом.

B. (1) Лицо, инфицированное туберкулезом в активном и заразном состоянии, находящееся в больнице и отказывающееся от лечения туберкулеза вопреки совету врача, может быть задержано и помещено в больницу на период, не превышающий на срок более пятнадцати дней согласно справке об оказании неотложной помощи, оформленной врачом-инфекционистом или врачом-легочным врачом больницы в порядке, установленном в настоящем разделе.

(2) В таком случае врач-инфекционист больницы или врач по лечению легочных заболеваний и врач пациента должны связаться с государственным санитарным врачом через ближайшее отделение по борьбе с туберкулезом или клинику Управления общественного здравоохранения с целью координации перевода пациента. в государственное противотуберкулезное лечебное учреждение по Р.С. 40: 31.24 в течение пятнадцати дней, указанных в аварийном свидетельстве.

(3) Если пациент каким-либо образом нарушает справку о неотложной помощи, выданную в соответствии с настоящим Разделом, это считается нарушением карантинного постановления и подлежит санкциям, изложенным в R.S. 40: 6 (В).

(4) По истечении срока действия справки об оказании неотложной помощи пациент должен быть выписан из больницы, за исключением случаев, когда постановление суда в соответствии с R.S. 40: 31.24 Получен перевод пациента в лечебное учреждение.

C. Следующая процедура регулирует подготовку и выдачу справки о неотложной помощи с целью задержания и содержания пациента в соответствии с положениями настоящего раздела:

(1) Врач инфекционного отделения больницы или врач по лечению легочных заболеваний, или любой врач из персонала больницы, уполномоченный действовать в роли врача-инфекциониста больницы, может оформить справку об оказании неотложной помощи для задержания и содержания человека, инфицированного активным, инфекционным и инфекционным туберкулезом.После этого в кратчайшие сроки должны быть выполнены следующие задачи в отношении лица, задержанного и удерживаемого на основании справки о неотложной помощи:

(a) Врач-инфекционист или врач по легочным заболеваниям должен лично осмотреть пациента и обсудить с ним и лечащий врач пациента.

(b) Медицинские карты пациента должны быть просмотрены врачом-инфекционистом или врачом по легочным заболеваниям, чтобы подтвердить, что туберкулез находится в активном, заразном и заразном состоянии.

(c) Врач-инфекционист или лечащий врач должен найти актуальные доказательства того, что пациент отказался принимать необходимые противотуберкулезные препараты и что пациент желает покинуть больницу вопреки совету врача.

(d) Врач-инфекционист или лечащий врач должен сделать вывод, что пациент представляет реальную опасность для себя и других, если пациент должен покинуть больницу вопреки совету врача.

(2) В справке о неотложной помощи должны быть указаны дата и время осмотра врачом-инфекционистом или врачом по легочным заболеваниям, и он должен быть подписан врачом в это время под страхом наказания за лжесвидетельство.

(3) В течение семидесяти двух часов после оформления справки о неотложной помощи врачом-инфекционистом больницы или врачом-легочным врачом должен быть проведен контрольный осмотр пациента любым штатным врачом больницы, который должен записать свои выводы в разделе, предусмотренном для таких выводов в справке о чрезвычайной ситуации.Информация, представленная в этом разделе, должна также указывать дату и час контрольного осмотра и должна быть подписана в это время врачом под страхом наказания за лжесвидетельство. Если контрольный осмотр подтверждает первоначальные выводы врача-инфекциониста или врача-легочного врача, справка о неотложной помощи остается в силе. Если после обследования будет установлено, что обстоятельства изменились, пациент принимает необходимые противотуберкулезные препараты и что пациент больше не представляет реальной угрозы для себя и других, срок действия справки о неотложной помощи истекает после того, как врач, проводящий обследование, поставит свою подпись. к этому факту.Если в течение семидесяти двух часов после оформления аварийного сертификата не проводится повторная проверка, действие аварийного сертификата считается истекшим в силу закона.

(4) Государственный санитарный врач и отдел по борьбе с туберкулезом Управления общественного здравоохранения должны предоставить всем лицензированным государственным и частным больницам бланки справок о неотложной помощи и инструкции для целей настоящего Раздела.

Законы 1976 г., № 346, §1; Законы 1993 г., № 190, §1, эфф.31 мая 1993 г ​​.; Закон 1997 г., № 969, §1, эфф. 10 июля 1997 года.

Что произойдет, если вы откажетесь от теста на алкотестер?

Согласно статистике, опубликованной Центрами США по контролю и профилактике заболеваний, в период с 2003 по 2012 год более 3300 человек в штате Миссури были убиты пьяным водителем. Соединенные Штаты. Таким образом, законы предусматривают суровые наказания.

Работа с «химическим аннулированием»

Один из способов борьбы с вождением в нетрезвом виде в штатах, таких как Миссури, - это использование законов о «подразумеваемом согласии».Любой, кто управляет автомобилем по шоссе штата Миссури, юридически «считается дал согласие» на анализ крови или дыхания, если у полицейского есть «разумные основания» полагать, что этот человек управляет автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. В Миссури лицо виновно в DWI, если содержание алкоголя в его крови составляет 0,08 процента или выше (или 0,02 процента для водителей в возрасте до 21 года).

Подразумеваемое согласие не означает фактического согласия. Водитель по-прежнему имеет конституционное право отказать в «досмотре» своей личности, включая анализ крови или дыхания, если только полиция не получит сначала ордер от судьи.Если полиция проведет химический тест без разрешения или ордера, любые результаты будут недопустимы в последующем уголовном процессе.

Но отказ в согласии по-прежнему имеет гражданско-правовые последствия для водительских прав. В соответствии с законодательством штата Миссури отказ сдать анализ крови или дыхания приводит к автоматическому аннулированию водительских прав на химические вещества сроком на один год. Офицер, производящий арест, немедленно заберет вашу лицензию и выдаст вам временное разрешение на срок до 15 дней. В течение этого периода вы имеете право обжаловать аннулирование химикатов в суде на том основании, что у офицера не было «разумных оснований» для ареста вас за DWI.

Если апелляция не будет завершена успешно, действие вашей лицензии будет приостановлено в течение одного года, даже если вам никогда не предъявлялись уголовные обвинения или не было осуждено за DWI. Возможно, удастся получить специальную лицензию, известную как Ограниченные водительские права (LDP), которая позволит вам путешествовать по работе и по определенным важным вопросам (например, к врачу). Если одобрено для LDP, вы должны установить устройство блокировки зажигания (IID) в вашем автомобиле.

Возврат водительских прав

Даже после истечения годичного периода приостановки, вам все равно нужно будет предпринять несколько шагов, прежде чем штат восстановит ваши водительские права.В дополнение к уплате 45 долларов США за восстановление на работе в Налоговое управление штата Миссури, вы также должны пройти курс программы для лиц, злоупотребляющих наркотиками. А если у вас более одного «представителя правоохранительных органов», связанного с алкоголем или наркотиками, вам потребуется установить IID.

В целом отказ от прохождения теста на алкотестер может обойтись вам в 1000 долларов или больше, помимо неудобств, связанных с потерей неограниченных водительских прав. Квалифицированный адвокат DWI из штата Миссури может помочь вам справиться с правовыми последствиями, в том числе оспорить основания вашего ареста и помочь вам добиться восстановления вашей лицензии.Если вам нужна более общая информация об этой области права, см. Наш обзор закона DUI / DWI.

Отказ пройти тест на дыхание, NJSA 39: 4-50.4a


Если вас остановили из-за подозрения на DWI, и вам будет предложено пройти тест на дыхание (более известный под торговой маркой Breathalyzer), что бы вы выбрали? Если вы знаете, что не пили, ваша первая реакция - согласиться на тест и очиститься.Но что, если у вас есть выпили? Вы беспокоитесь, что согласие на дыхательный тест может доставить вам неприятности; даже если вы думаете, что не так много выпили. Подумайте об этом - вас остановил офицер и сказал, что подозревает, что вы ведете машину в нетрезвом виде. Затем он на самом деле спрашивает вас, согласны ли вы пройти тест на дыхание. «Эй, - думаете вы, - я не знала, что могу отказаться от проверки дыхания. Это легко; конечно, я скажу нет! »

ОСТАНОВИТЕСЬ ПРЯМО ЗДЕСЬ! НЕ ОТКАЗЫВАЙТЕСЬ ОТ ТЕСТА! Вот почему:

Закон штата Нью-Джерси требует, чтобы каждый водитель, проезжающий по проезжей части штата, при необходимости сдавал химический тест на дыхание.Закон штата Нью-Джерси налагает суровые гражданские санкции, штрафы, надбавки за автотранспортные средства и длительную приостановку водительских прав, если водитель отказывается пройти тест на дыхание.

В

Нью-Джерси действует закон о подразумеваемом согласии, и он требует, чтобы водители сдавали дыхательный тест, если они останавливаются по подозрению в DWI. Вас могут арестовать за то, что вы не сдадите тест на дыхание, потому что, подписывая водительские права, вы соглашаетесь пройти тест на наркотики или алкоголь по запросу правоохранительных органов. Надеюсь, вы внимательно выслушали, потому что офицер прочитает вам предупреждение «Подразумеваемое согласие», прежде чем он попросит вас пройти требуемые тесты.

К настоящему моменту вы, должно быть, думаете: «Зачем полицейскому спрашивать мое согласие, если отказать в нем - преступление?» Что ж, помните, у вас есть право отказаться от прохождения теста, но это фактически может считаться признанием вины.

Важно знать, что отказ пройти химический дыхательный тест является отдельным правонарушением, за которое суд налагает отдельные наказания в дополнение к наказаниям за вождение в нетрезвом виде. Государство должно доказать каждый из перечисленных ниже элементов большинством доказательств, прежде чем суд сможет признать вас виновным в отказе от проведения теста на дыхание.

В целом, в отказе есть 5 элементов, которые государство должно доказать на основании большинства доказательств. К ним относятся:

1. Вероятное основание полагать, что ответчик управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

У полицейского должна быть веская причина для ареста водителя и предъявления ему обвинения в DWI. Это означает, что офицеру не разрешается просто останавливать машину и «ловить рыбу» водителей DWI.Определение вероятной причины основано на восприятии, обучении, опыте и рассмотрении всех обстоятельств задерживающими офицерами.

2. Арест подсудимого.

Для предъявления обвинения в отказе водитель должен быть арестован и предъявлен обвинение в уплате штрафа. Остановка драйвера DWI должна подтверждаться вероятной причиной.

3 . Отказ подсудимого пройти химический дыхательный тест.

Из-за обстоятельств подозреваемого DWI, предполагаемых юридических проблем и общего состояния алкогольного опьянения многие обвиняемые в вождении в нетрезвом виде будут участвовать в поведении, которое может представлять собой отказ пройти тест на дыхание.В законе четко установлено, что любое действие, кроме безоговорочного и недвусмысленного согласия на просьбу сотрудника полиции о проведении проверки дыхания, является отказом в этом.

Типичные сценарии отказа:

  • Тишина.
    Когда производящий арест офицер спрашивает обвиняемого, будет ли он или она сдать тест на дыхание, обвиняемый хранит молчание. Вы не имеете права хранить молчание в этом случае. Молчание является достаточным доказательством отказа от проверки дыхания. Государство против Шервина 236 Нью-Джерси Супер. 510 (Приложение Div. 1989)
  • Недостаточное количество проб дыхания.
    Драйвер DWI должен предоставить по крайней мере 2 образца своего дыхания, и невыполнение этого требования является отказом. Почему? Для получения точных и последовательных результатов определения содержания алкоголя в крови требуется два образца.
  • Короткие образцы.
    Короткая выборка вообще не считается образцом и может служить достаточным доказательством для удовлетворения элементов отказа.Помните, что вы не первый человек, который делает вид, что подует на устройство или делает очень короткий вдох. Закон уже давно этим занимается
  • Задержка в проведении дыхательного теста.
    Неверно думать, что у вас есть право поговорить со своим адвокатом, чтобы отложить проверку дыхания. Задержка водителем DWI прохождения теста по любой причине, даже если вы считаете, что находитесь в рамках своих прав, может служить достаточным доказательством для вынесения обвинительного приговора за отказ.Образцы должны быть получены в разумные сроки после эксплуатации автомобиля или ареста. Ответчики не имеют права откладывать введение из-за недолговечного характера алкогольного опьянения.
  • Условный отказ.
    Вы можете подумать, что можете указать такие условия, как необходимость пользоваться телефоном или туалетом, прежде чем сказать «да». Драйвер DWI не может назначить какие-либо условия для выполнения проверки дыхания.
  • Доктрина путаницы.
    Хотя путаница не является признанной защитой обвинения в отказе, Верховный суд не установил твердой линии, которая помешала бы ответчику поднять этот вопрос. Ответчик, который желает отстаивать «доктрину смешения» в качестве защиты от обвинения в отказе, будет нести бремя убеждения, если он или она желает предъявить иск о неразберихе. Обвиняемый DWI, который не может доказать, что он или она был сбит с толку предупреждениями, будет признан отказавшимся пройти тест на дыхание.
  • Недееспособность.
    Обвиняемый DWI может заявить в суде, что он был физически неспособен провести тест на дыхание. Этот тип стратегии может работать, если у водителя DWI есть проблемы с дыханием, такие как астма, или если он был потрясен в результате аварии. Травма рта, лица, груди или легких водителя DWI, которая может помешать водителю сдать образец дыхания, будет служить оправданием для отказа.

4. У полиции должны быть разумные основания для запроса химического дыхательного теста.

Полицейский не может просто остановить автомобиль и попросить водителя сделать тест на дыхание. Транспортное средство должно быть остановлено за совершение какого-либо вида нарушения, связанного с автотранспортным средством, которое удовлетворяет стандарту вероятной причины. Случайные остановки транспортных средств в большинстве муниципальных судов не соответствуют стандарту вероятной причины.

5. Химический дыхательный тест должен проводиться в соответствии с законом.

Полиция должна прочитать Стандартное заявление DMV 36 водителю DWI. Если они этого не сделают, это может быть отличной лазейкой для водителя DWI в «непредубежденном» суде.

Есть несколько способов защиты от отказа от проверки дыхания. К ним относятся неясность в отношении вашего юридического обязательства сдать образец дыхания (не путаница из-за интоксикации) и физическая неспособность сдать достаточное количество образцов дыхания из-за определенных заболеваний, таких как травма, эмфизема или астма.

Отказ предоставить образцы своего дыхания задерживает следующие наказания:

  • Первое нарушение
    1. Потеря лицензии через 7 месяцев;
    2. штраф от 250 до 500 долларов США;
    3. 1000 долларов США ежегодно в течение трех лет;
    4. 2 дня в Ресурсном центре для водителей в состоянии алкогольного опьянения.
  • Второе нарушение
    1. Утрата лицензии на 2 года;
    2. штраф от 250 до 500 долларов США;
    3. 1000 долларов США ежегодно за три дня;
    4. 2 дня в Ресурсном центре для водителей в состоянии алкогольного опьянения.
  • Третье нарушение
    1. Утрата лицензии на 10 лет;
    2. Штраф от 250 до 500 долларов США;
    3. 1000 долларов США ежегодно в течение трех лет;
    4. 2 дня в Ресурсном центре для водителей в состоянии алкогольного опьянения.

Как упоминалось ранее, эти штрафы составляют в дополнение к любым наказаниям, наложенным за основное нарушение, связанное с вождением в нетрезвом состоянии, и следующие за ним. Вы также должны будете заплатить 100 долларов.00 долларов в фонд для пьяных водителей и 100 долларов в фонд обучения и реабилитации от алкоголизма. Кроме того, водитель также подчиняется требованиям, установленным Программой вождения в нетрезвом виде / Ресурсным центром для водителей в состоянии алкогольного опьянения.

Предыдущие судимости за отказ пройти тест на дыхание больше не будут засчитываться автомобилистам, когда они были осуждены за вождение в нетрезвом виде. Это было единогласное решение Верховного суда штата Нью-Джерси. Суд установил, что в соответствии с законодательством штата приговоры за отказ от проверки дыхания и приговоры DWI не являются взаимозаменяемыми и не могут быть объединены при определении того, является ли автомобилист рецидивистом; однако наказание за оба преступления ужесточается по мере увеличения числа судимостей.

Когда вы сталкиваетесь с возможностью потери лицензии и другими обвинениями и штрафами, связанными с отказом пройти тест на дыхание, NJSA 39: 4-50.4a, в ваших интересах иметь юриста, который знает законы, касающиеся DWI и дел об отказе . Адвокатское бюро James A. Abate, LLC рассмотрело множество успешных дел, и мы можем помочь вам разобраться в, казалось бы, бесконечных вопросах, которые могут возникнуть по мере приближения даты суда.

Получите ответы на свои вопросы - позвоните мне и получите бесплатную 20-минутную консультацию по телефону (908) 210-9755

Могу ли я отказаться от теста алкотестера в Калифорнии?

Бытие остановка для DUI - это пугающий и тревожный опыт, особенно если он это впервые случилось с вами.Как вы справляетесь с остановкой и последующий арест (в случае ареста) будет иметь большое значение для исход вашего дела. На начальной остановке вас могут попросить выйти на поле тест на трезвость (например, ходьба по прямой, следование за предметом с помощью глаза, стоя на одной ноге и т. д.) и пройти предварительную проверку на алкоголь. (PAS) тест устройства. После того, как вас арестуют и доставят в полицию станции, вам будет предложено пройти химический тест для определения вашей крови концентрация алкоголя (BAC).

Если откажетесь тест алкотестера в Калифорнии?

Там много путаницы в том, может ли человек отказаться от тест алкотестера, когда они остановлены для DUI. Во многом это потому, что на самом деле это два разных теста алкотестера, которые вас могут попросить пройти; предварительный тест устройства для проверки на алкоголь, который может произойти во время остановки, и химический тест (дыхание, кровь или моча), который проводится после арестовать.

Можно и нужно Отказаться от теста устройства для предварительной проверки на алкоголь (PAS)

Тест алкотестера PAS, который полиция просит вас пройти, когда вас остановят для DUI не является обязательным, и вы можете отказаться от этого теста алкотестера без штраф, если вы не моложе 21 года. Основное назначение устройства PAS Тест предназначен для того, чтобы офицер установил вероятную причину ареста вас за DUI. В В общем, нет веских причин для прохождения этого теста. Офицер может подразумевать, что вы обязаны принять это, и это поможет вам в вашем случае.Это верно только в том случае, если вы абсолютно уверены, что подпадаете под предел 0,08 (BAC).

Как примечание, вы также должны отказаться от полевых тестов на трезвость для того же причина. Эти тесты дает офицер, который уже подозревает, что вы виновны в вождении в нетрезвом виде, и у вас нет разумных ожиданий, что они управляться справедливо. Без результатов полевых тестов на трезвость или PAS проверка устройства, у офицера может отсутствовать вероятная причина для ареста вас при первом же место; и если вас арестуют, последующий химический тест в отделении полиции может быть признано неприемлемым в суде.

Ты не можешь отказаться Химический дыхательный тест без штрафных санкций

алкотестер, который вам дадут в отделении полиции после ареста является обязательным, а если вы отказываетесь принимать его, вам подлежат дополнительные штрафы в соответствии с законом Калифорнии о «подразумеваемом согласии». Подразумеваемое согласие означает, что когда вы подаете заявку на водительские права в Калифорнии, вы даете согласие на тестирование, если вы когда-либо арестовывались за вождение в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Пенальти за отказ от обязательного химического дыхательного теста включают:

  • Первый DUI: Дополнительные 48 часов в тюрьме, лишение водительских прав на один год и дополнительные шесть месяцев школы DUI.
  • Второй DUI: Дополнительные 96 часов в тюрьме и лишение водительских прав сроком на два года.
  • Третий DUI: Дополнительные 10 дней в тюрьме и лишения водительских прав сроком на три года.
  • Четвертый или Последующий DUI: Дополнительные 18 дней тюрьмы вместе с лишением водительских прав сроком на три года.

Будет отказать Алкотестер поможет моему уголовному делу?

Отказ пройти обязательный химический тест, который вам дадут после ареста по DUI вряд ли поможет вашей защите от DUI. Фактически, ваш отказ может быть использован против вас в суде, чтобы помочь установить вашу вину. Однако если вы сдадите тест, может быть возможно оспорить результаты как неточные из-за неправильного проведение теста, неисправность оборудования или другая причина.Нижняя граница: В самом деле нет никаких плюсов в отказе от обязательного теста алкотестера после ваш арест.

Арестован за DUI В Калифорнии? Поговорите с опытным адвокатом по уголовным делам

А Осуждение за вождение в нетрезвом виде может во многих отношениях негативно повлиять на ваше будущее. Однако взимание платы за DUI не означает, что вы автоматически будете осужден. Даже если вы отказались от теста алкотестера после ареста, могут быть способы смягчить негативное влияние этой ошибки, в зависимости от конкретные обстоятельства вашего дела.Лучшее, что можно сделать, это попасть внутрь обратитесь к опытному адвокату DUI, чтобы вы могли проверить свои законные права и варианты.

в Гармо и Гармо, мы имеем большой опыт успешной защиты лица, обвиняемые в DUI и других уголовных преступлениях в Сан-Диего, Эль-Кахон, и по всей Южной Калифорнии. Вызов наш офис сегодня по телефону 619-441-2500 или отправьте нам сообщение через нашу онлайн-форму для связи, чтобы запланировать первичная консультация с одним из наших юристов.

От Гармо и Гармо | Опубликовано 1 апреля 2019 Теги: алкотестер

Beyond Estelle: медицинские права для заключенных пациентов

Грег Добер

Как и большинству других людей, заключенным иногда требуется медицинская помощь при недомоганиях, травмах и болезнях.Однако, похоже, существует неправильное представление о медицинских правах заключенных среди врачей, медицинских администраторов, тюремного персонала и сотрудников правоохранительных органов. В этой статье будут рассмотрены некоторые медицинские права и судебные решения, относящиеся к заключенным, включая такие вопросы, как принятие медицинских решений, конфиденциальность медицинской информации, принудительное кормление и принудительные медицинские процедуры.

Было вынесено несколько важных постановлений в отношении здравоохранения и лишения свободы. Два важных дела - это Estelle v.Gamble , 429 U.S. 97 (1976) и Farmer v. Brennan , 511 U.S. 825 (1994). В деле Эстель Верховный суд США установил стандарты, которые заключенный должен доказать для иска о жестоком и необычном наказании, связанном с неадекватной медицинской помощью, согласно Восьмой поправке. В особом мнении судья Джон Пол Стивенс заявил в сноске: «Если государство решает наложить тюремное заключение в качестве наказания за преступление, я считаю, что оно обязано предоставить лицам, находящимся под стражей, систему здравоохранения, которая соответствует минимальным стандартам Адекватность .

Решение Верховного суда по делу Farmer постановило, что сознательное безразличие тюремного чиновника к существенному риску для заключенного является нарушением Восьмой поправки и привело к жестокому и необычному наказанию.

Эти два дела содержали указания относительно правовых стандартов доступа к медицинскому обслуживанию и преднамеренного безразличия в соответствии с Восьмой поправкой, но не «определяли минимальные стандарты адекватности» медицинской помощи в тюрьмах и тюрьмах, а также права заключенного и пациента при принятии медицинских решений. изготовление.

Хотя в этих постановлениях не затрагивались права заключенных на принятие медицинских решений, другие судебные решения внесли больше определенности и ясности. Однако тюремные администраторы, сотрудники и медицинский персонал часто злоупотребляют процессом принятия медицинских решений в отношении заключенных и задержанных. Кроме того, врачи и другие медицинские работники часто не знакомы с этическими и юридическими правами на принятие медицинских решений, которые заключенные имеют как пациенты, и часто испытывают страх со стороны тюремных властей.

Недавний пример злоупотребления при принятии медицинских решений был опубликован в выпуске журнала Prison Legal News за март 2019 года. В Алабаме надзиратель, не имевший полномочий на принятие медицинских решений, потребовал, чтобы больница «не предпринимала героических действий» и выполнила приказ не реанимировать (DNR) заключенного, который был доставлен в больницу в критическом состоянии. Кроме того, позже надзиратель потребовал отменить меры жизнеобеспечения, что привело к смерти заключенного. [См .: PLN , Mar.2019, с.29]. Больница и врачи совершили серьезную ошибку, согласившись выполнять распоряжения надзирателя в отношении лечения заключенного. Согласно закону штата Алабама, § 22-8A-11 Кодекса штата Алабама, надзиратель не имел полномочий требовать таких действий, и закон штата назначает членов семьи пациента в качестве лиц, принимающих соответствующие медицинские решения.

Принятие медицинских решений

Исторический прецедент для дел, связанных с принятием медицинских решений, не имеет карцерального происхождения.Два судебных решения, затрагивающие права пациентов при принятии медицинских решений, стали результатом трагической гибели двух молодых женщин, Карен Энн Куинлан ( In re Quinlan , 355 A.2d 647 (NJ 1976)) и Нэнси Крузан ( Cruzan v. Директор Департамента здравоохранения штата Миссури , 497 US 261 (1990)).

В 1975 году 21-летний Куинлан был найден без сознания и в постоянном вегетативном состоянии. В последующие месяцы, когда ее состояние не улучшилось, родители потребовали удалить аппарат ИВЛ и другие средства жизнеобеспечения.Прокурор округа Моррис, штат Нью-Джерси, пригрозил предъявить обвинения в убийстве, если меры жизнеобеспечения будут прекращены, утверждая, что государство обязано сохранять жизнь. Верховный суд Нью-Джерси постановил, что родители Куинлана имели право прекратить оказание медицинской помощи их дочери, потерявшей сознание. Суд постановил, что право пациента на неприкосновенность частной жизни превалирует над интересами государства в этом деле. Кроме того, законные опекуны, такие как родители, могут действовать от имени пациента, если они не могут сделать это сами, будучи недееспособными.

В 1983 году 25-летняя Нэнси Крузан попала в автомобильную аварию в штате Миссури. Она была реанимирована с помощью скорой помощи и, как и Квинлан, оставалась в стойком вегетативном состоянии. В 1988 году ее родители потребовали удалить трубки для кормления и другие средства жизнеобеспечения. Как и в случае Quinlan , государство утверждало, что его ответственность заключалась в сохранении жизни своих граждан. Родители и друзья Крузана свидетельствовали, что, когда она была здоровой, компетентной и дееспособной, она указала, что не хотела бы выживать в таком тяжелом состоянии здоровья.Представив доказательства решения, которое Крузан примет, если бы у нее была такая возможность, Верховный суд США постановил, что ее родители имеют право действовать от ее имени, в том числе удалить трубки для кормления.

Эти дела установили важные права на принятие медицинских решений для всех пациентов, включая заключенных; когда они дееспособны и недееспособны, пациенты имеют право принимать собственные медицинские решения, включая право отказаться от определенных видов медицинской помощи. Все пациенты, включая заключенных, имеют право определять, кто должен принимать их медицинские решения, если они становятся некомпетентными или недееспособными.Все пациенты, в том числе заключенные и назначенные ими лица, принимающие медицинские решения, имеют право на получение надлежащей информации о состоянии здоровья, прогнозе, диагнозе, рисках и вариантах лечения посредством процесса информированного согласия. Надзиратели, охранники, шерифы и полицейские не являются законными опекунами, назначаемыми судом, и поэтому не могут принимать медицинские решения от имени заключенных пациентов.

Как и в случае с вышеупомянутым случаем в Алабаме, в котором надзиратель запросил приказ DNR для госпитализированного заключенного, для сотрудников исправительных учреждений или правоохранительных органов является нарушением закона принятие медицинских решений от заключенного-пациента или его заместителя, принимающего медицинские решения. , и выполнение этих требований врачами является нарушением этических норм.Для врачей или других поставщиков медицинских услуг, которые подчиняются таким запросам, это также может быть нарушением кодексов профессиональной этики, а также различных законодательных актов штата, включая законы о медицинском нападении и побоях.

Заключенные могут назначить суррогатного лица, принимающего медицинские решения, на основании предварительного письменного распоряжения, медицинской доверенности или устного распоряжения. При поступлении в тюрьму или тюрьму заключенного следует попросить указать лицо, принимающее медицинские решения. Если должностные лица не об этом попросят, заключенный может потребовать, чтобы такое лицо было указано в его медицинских записях.Часто во время приема или бронирования запрашивается контакт «на случай чрезвычайной ситуации». На практике, чтобы избежать путаницы, лучше всего, чтобы этим назначенным лицом было то же лицо, которому было бы поручено принимать медицинские решения от имени заключенного. Однако назначение одного и того же лица в качестве контактного лица и лица, принимающего медицинские решения, не является обязательным.

Контактное лицо в экстренных случаях и лицо, принимающее медицинские решения, могут быть разными, и их следует указывать отдельно, а их роли должны быть четко указаны в медицинских записях.Существуют различные причины, по которым контактное лицо для экстренной помощи и лицо, принимающее медицинское решение, могут отличаться. Например, заключенный может захотеть, чтобы пожилой родитель был уведомлен в случае возникновения чрезвычайной ситуации, но может не захотеть, чтобы на них лежала бремя принятия медицинских решений. Поэтому они могут указать младшего брата, сестры, родственника или друга в качестве суррогатного лица, принимающего медицинские решения. Заключенные должны обеспечить, чтобы этот тип запроса был задокументирован в их записях в тюрьме или тюрьме.

Были случаи, когда заключенные, находившиеся вдали от своей семьи в течение многих лет, назначали другого заключенного в качестве лица, принимающего медицинские решения.Друг, возможно, стал доверенным лицом в течение длительного тюремного заключения. Лица, принимающие суррогатные медицинские решения, должны принимать решения на основе ценностей пациента, а не ценностей или желаний лица, принимающего решения. Другими словами, чего, по мнению суррогата, пациент хотел бы в этих обстоятельствах? Часто долгосрочные дружеские отношения могут дать более точную информацию при определении желаний пациента, чем устаревшая информация от отчужденного члена семьи. Несмотря на то, что законы штата и федеральные законы не исключают заключенных из числа лиц, принимающих медицинские решения, политика 6031 Федерального бюро тюрем.4 прямо говорится: «Ни при каких обстоятельствах другой заключенный не может быть назначен доверенным лицом, принимающим решения».

Врачи и медицинский персонал несут этическую и юридическую обязанность придерживаться решений пациента, в том числе через заместителя лица, принимающего решения. Медицинский нейтралитет требует, чтобы врачи относились ко всем пациентам, независимо от расы, религии, социально-экономического статуса и т. Д., Как к равному. Сюда входят люди, находящиеся под стражей или иным образом находящиеся под стражей. Если заключенный стал недееспособным, а заместитель, принимающий медицинские решения, не назначен или недоступен, медицинский персонал должен продолжить лечение с соблюдением стандарта наилучших интересов.

Проще говоря, стандарт наилучших интересов требует, чтобы врачи проводили лечение или процедуры, которые разумный, компетентный человек выбрал бы в той же ситуации. Стандарт наилучших интересов ошибается на стороне медицинского обслуживания, а не в отказе от лечения, если пожелания пациента неизвестны. Часто врачи-клиницисты, администраторы тюрем и правоохранительных органов не понимают, что решения в области здравоохранения могут приниматься надзирателями, шерифами, охранниками или полицейскими, если заключенный-пациент недееспособен.Согласно медицинской этике и законам большинства штатов, эти должностные лица не имеют полномочий принимать медицинские решения в отношении недееспособных заключенных. Лучшее, что они могут предложить, - это обеспечить доставку раненого или больного заключенного в больницу или к врачу для получения надлежащей медицинской помощи. Пациент, назначенный ему суррогат, законный суррогат пациента, назначенный в соответствии с законами штата, назначенный судом опекун или врачи, использующие стандарты наилучших интересов, имеют исключительное право принимать медицинские решения.

Сфера частых злоупотреблений при принятии медицинских решений для заключенных - это когда законно правомочный или назначенный суррогатный представитель, принимающий решения, не известен и / или недоступен.Иногда это становится проблемой, когда арестовывают бездомных, находящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. В тех случаях, когда врачи и сотрудники исправительных учреждений не знают законно правомочного или назначенного лица, принимающего медицинские решения, штаты систематизировали правовую иерархию принятия медицинских решений в различных законах. Политика исправительных учреждений или правоохранительных органов не превосходит законы штата, а тюремные и тюремные лазареты и клиники не исключаются из соблюдения требований штата по принятию решений.

Государства, такие как Калифорния, Вашингтон, Техас, Пенсильвания, Нью-Йорк и Иллинойс, имеют законы, определяющие суррогатного лица, принимающего медицинские решения для пациента в случае его недееспособности. Государства признают, что медицинские решения в отношении недееспособного пациента без назначенного медицинского заместителя или доверенного лица должны приниматься на семейной основе. Для женатых людей это обычно начинается с супруга или взрослых детей. Для людей, не состоящих в браке, суррогатная мать может включать родителей, взрослых детей или взрослых братьев и сестер.Законы штата часто устанавливают родословную для принятия медицинских решений, даже применяя их к кузенам, племянникам и племянницам. Например, Калифорнийский кодекс, Положения о завещании: «Несмотря на любые другие положения закона, в течение 24 часов с момента прибытия в отделение неотложной помощи больницы общей неотложной помощи пациента, находящегося без сознания или по иным причинам неспособного к общению, больница должна сделать разумные попытки связаться с агентом пациента, суррогатом, членом семьи или другим лицом, которое, по обоснованному мнению больницы, имеет право принимать медицинские решения от имени пациента.”

Если юридическое лицо, принимающее медицинские решения, не может быть обнаружено, то суд должен назначить его от имени пациента в рамках процедуры законной опеки. В штате Вашингтон, как и во многих других штатах, закон также определяет суррогатного лица, принимающего решения, по происхождению. Если у недееспособного заключенного-пациента нет назначенного врача для принятия решения или назначенного судом законного опекуна, закон предусматривает, что поставщики медицинских услуг используют систему семейного происхождения от супруга до детей, родителей, братьев и сестер, племянников, племянниц и двоюродных братьев.Надзиратели, тюремщики и полицейские не уполномочены принимать медицинские решения в отношении заключенных-пациентов.

Но это им не мешает. Еще один вопиющий пример того, как тюремные чиновники неправильно принимали медицинские решения, произошел в случае с заключенной штата Аризона Марсией Пауэлл. 48-летний Пауэлл умер в мае 2009 года после того, как его оставили на четыре часа в незатененной клетке из металлической сетки, когда температура достигла 107 градусов. Она потеряла сознание, ее перевели в больницу и поместили на аппаратуру искусственного дыхания.Несмотря на то, что у Пауэлла был назначенный судом опекун из-за ее психического заболевания, администрация тюрьмы не связалась с ними. Тогдашний временный директор Департамента исправительных учреждений Аризоны Чарльз Райан приказал отменить меры жизнеобеспечения, что привело к смерти Пауэлла. [См .: PLN , февраль 2010 г., стр.32].

В случае неотложной медицинской помощи, любые контактные данные, предварительные распоряжения или сведения об опеке, которые исправительные учреждения или сотрудники правоохранительных органов имеют в отношении заключенного-пациента, должны быть переданы медицинскому персоналу в тюремном или тюремном лазарете или местной больнице.Сотрудники тюрем и правоохранительные органы должны воздерживаться от принятия решений о лечении от имени заключенных пациентов, а врачи должны воздерживаться от выполнения решений о лечении, принятых такими должностными лицами. Больнице может даже потребоваться использовать различные средства, чтобы попытаться определить лицо, принимающее медицинское решение, если от пациента нет информации, например запросить его медицинские записи в тюрьме или тюрьме или информацию о поступлении.

Тем не менее, клиницисты не могут делегировать тюремным и правоохранительным органам право принятия медицинских решений заключенным и пациентом.Эти должностные лица могут давать рекомендации относительно безопасности пациентов или врачей в тюрьме, тюремном лазарете или местной больнице, но такие рекомендации не должны мешать протоколу лечения пациента. Если информация недоступна по предварительному указанию, назначенному заместителю для принятия решений или по происхождению, медицинский персонал будет вынужден по умолчанию придерживаться наилучшего медицинского стандарта для лечения заключенного и пациента.

Правоохранительные органы, тюрьмы и тюремная политика часто ограничивают права посещения после того, как заключенного отправляют в больницу.При использовании в обоснованных соображениях безопасности такие политики не обязательно могут нарушать законы или этические нормы принятия медицинских решений. Однако, когда они используются как способ ограничить всех посетителей, включая лиц, принимающих медицинские решения, правила посещения могут нарушать законы штата и этические обязательства.

Законы штата о принятии решений не подчиняются внутренней политике правоохранительных органов или тюрем. Клиницисты и администраторы больниц должны гарантировать, что эти типы политики не лишают заключенного-пациента их права принимать собственные медицинские решения или ограничивают доступ к суррогатной матери для принятия решений.Политика ограничительных посещений может быть проблематичной для полиции, а также для раненых или раненых арестованных. Например, политика посещения больниц Бюро полиции в Питтсбурге, изданная в 2000 году, гласила: «Никому не разрешается посещать заключенного, находящегося под стражей в условиях больницы, без разрешения командира зоны ...»

Это этическая и юридическая противопехотная мина для больниц и врачей, поскольку она может лишить раненых или недееспособных подозреваемых доступ к их заместителю, принимающему медицинские решения, в соответствии с законом.Такое нарушение имело место во время полицейского инцидента 2012 года, связанного с обычной остановкой движения. В случае ошибочной идентификации полиция Питтсбурга пять раз выстрелила в девятнадцатилетнего Леона Форда после того, как остановила его за нарушение знака «Стоп». Форд был парализован ниже пояса, и ему пришлось перенести несколько операций в пресвитерианской больнице UPMC. Согласно законам штата Пенсильвания, его родители, будучи инвалидом-холостяком, принимали медицинские решения. Однако его родителям было отказано в доступе к сыну в течение почти семи дней в соответствии с политикой Бюро полиции.Эта политика не оправдывала незнание больницы положений о принятии медицинских решений; комитет по этике в больнице должен был созвать и определить, что политика нарушает закон штата о принятии медицинских решений, а также медицинскую этику в отношении принятия решений пациентами. В новой политике, опубликованной в 2017 году, Бюро полиции Питтсбурга сняло ограничение на посещение больниц.

Однако, как сообщила в сентябре 2018 года репортер Шелли Брэдбери в газете Pittsburgh Post-Gazette , местные медицинские центры, такие как больница общего профиля Аллегейни, ошибочно применяли политику запрета посещения и ограничения от имени окружной тюрьмы.Кроме того, газета раскрыла конфликт двойной лояльности, поскольку врач в больнице был также медицинским директором тюрьмы округа Аллегейни. Такая двойная лояльность врачей может привести к конфликту интересов, поскольку они должны решить, служат ли их решения в интересах пациента или в интересах своего работодателя. Часто сотрудники больниц и клиницисты могут быть запуганы сотрудниками правоохранительных органов или исправительных учреждений или могут не понимать права заключенных-пациентов принимать решения.Правоохранительная или исправительная политика, ограничивающая посещение больниц лицами, принимающими медицинские решения, не должна служить оправданием для медицинских работников, нарушающих права заключенных на лечение.

Как отмечалось ранее, если больница или клиницист позволяет сотруднику тюрьмы, тюрьмы или полиции принимать медицинские решения от имени заключенного, они нарушают медицинскую этику и законы штата о принятии решений. Кроме того, они могут быть привлечены к уголовной или гражданской ответственности за нанесение побоев по медицинским показаниям, что обычно определяется как «лечение, проведенное без получения согласия», включая «прикосновение к другому человеку без явного или подразумеваемого согласия».”

Прецедент в отношении медицинского согласия и побоев был установлен в начале двадцатого века в деле Schloendorff v. Society of New York Hospital , 105 N.E. 92 (NY 1914), отменено в части решением Bing v. Thunig , 2 N.Y.2d 656 (NY 1957). Истец, находясь в больнице по поводу заболевания желудка, отказался от операции по этому поводу и потребовал более простого лечения. Однако без ее разрешения врачи все равно провели операцию, в результате которой возникли серьезные проблемы со здоровьем.Апелляционный суд Нью-Йорка - высшая судебная инстанция штата - постановил, что имело место нанесение побоев по медицинским показаниям. По мнению большинства, «каждый взрослый и здоровый человек имеет право определять, что делать со своим телом; и хирург, который выполняет операцию без согласия пациента, совершает нападение, за которое он несет ответственность за причиненный ущерб ».

Конечно, не все медицинские процедуры, выполненные без согласия пользователя, считаются батареей. Общее правило заключается в том, что, когда недееспособный пациент не может дать разрешение в опасной для жизни ситуации, больница и врачи защищены от претензий о батареях, если они используют стандарты наилучших медицинских интересов для спасения пациента.Однако, когда сотрудники правоохранительных органов и больниц игнорируют государственные законы о принятии медицинских решений и согласие пациентов, риск ответственности за нанесение побоев по медицинским показаниям резко возрастает.

Содержание в тюрьме или тюремном лазарете также не отменяет положения о принятии медицинских решений. Обзор некоторых законов о принятии решений, в том числе в Вашингтоне, Калифорнии, Пенсильвании, Иллинойсе, Флориде, Иллинойсе и Нью-Йорке, показывает, что у них нет исключений для предоставления медицинской помощи заключенным пациентам.Следовательно, врачи и другой медицинский персонал в тюрьмах или тюремных лазаретах должны уважать медицинские решения заключенных и, если необходимо, их заместителей лиц, принимающих решения.

Просьбы заключенных о медицинской помощи должны быть обоснованными и соответствовать медицинским стандартам. Иногда соблюдение медицинских стандартов может быть проблематичной целью в раковой среде. Например, Центры по контролю за заболеваниями (CDC) и другие медицинские организации отмечают, что новый класс лекарств от гепатита С, в частности противовирусные препараты прямого действия (ПППД), является медицинским стандартом для лечения этого заболевания.Тем не менее, как неоднократно сообщалось в Prison Legal News , заключенным по-прежнему отказывают в ПППД и заставляют искать средства правовой защиты, такие как коллективные иски.

В то время как In re Quinlan и Cruzan постановили, что пациенты через своих заместителей, принимающих медицинские решения, могут отказаться от продлевающей жизнь медицинской помощи, право на отказ от лечения не является абсолютным для заключенных пациентов. Отказ от психотропных препаратов особенно распространен в случаях психического здоровья.В знаменательном тюремном решении Washington v. Harper , 494 U.S. 210 (1990) Верховный суд США признал, что заключенные имеют свободную заинтересованность в отказе от лечения или лекарств. Тем не менее, он отметил, что государство также заинтересовано в сохранении жизни и обеспечении безопасности, хотя государство должно придерживаться положения Конституции о надлежащей правовой процедуре, и пациент должен считаться причинением вреда себе или другим лицам, подвергающимся принудительному лечению.

Суд постановил, что надлежащая правовая процедура может быть соблюдена в административных процедурах, проводимых на уровне исправительных учреждений, и не обязательно должна включать судебное разбирательство.В деле Washington Верховный суд постановил, что штат имеет законный интерес в принудительном лечении для поддержания безопасности в исправительных учреждениях, когда заключенный страдает серьезным психическим расстройством и представляет опасность для себя или других. Следовательно, насильственное лечение заключенного антипсихотическими препаратами против его воли с использованием стандартов наилучших медицинских интересов является законным.

В деле Sell v. United States , 539 U.S. 166 (2003) Верховный суд подтвердил, что принудительное лечение заключенного лекарствами является подходящим средством защиты интересов государства, позволяющего некомпетентному обвиняемому предстать перед судом за серьезные преступления.Однако Суд указал очень конкретные обстоятельства, которые должны быть удовлетворены в таких случаях. Во-первых, правительство должно доказать, что на карту поставлены важные государственные интересы и что для защиты этих интересов необходимы принудительные лекарства. Во-вторых, должна существовать значительная вероятность того, что лекарство позволит ответчику стать дееспособным без существенных побочных эффектов, которые могли бы помешать его или ее защите. Наконец, лечение должно отвечать наилучшим медицинским интересам пациента, и не существует альтернативных или менее назойливых методов лечения.

Заключенные и неприкосновенность частной жизни

Неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность в тюрьмах обычно являются роскошью. К сожалению, такое же отсутствие конфиденциальности относится и к медицинской информации. В 1996 году был принят Закон о переносимости и подотчетности медицинского страхования (HIPAA). Для общественных больниц и поставщиков медицинских услуг HIPAA четко определяет конфиденциальность медицинских записей пациента. Однако возникла правовая путаница в отношении прав на неприкосновенность частной жизни заключенных пациентов.

Основная цель Закона заключалась в защите информации о здоровье пациентов (PHI), когда она поступала, обрабатывалась или передавалась в электронном виде между учреждениями и частными лицами, связанными со здравоохранением. HIPAA определяет, что субъекты, участвующие в этих процессах, являются «защищенными объектами». Однако в отношении тюрем и СИЗО пришлось уточнить закон.

Министерство здравоохранения и социальных служб США (DHHS) позже заявило, что идентифицируемая медицинская информация о заключенных считается PHI.Как правило, застрахованная организация определяется как агентство, которое 1) передает в электронном виде медицинскую информацию для целей отчетности; 2) запросы на проверку PHI с целью получения разрешения на лечение пациентов; и 3) в электронном виде передает PHI в пользу платежей и требований от государственного или частного лица. Например, тюрьма или тюрьма, которая принимает платежи от имени заключенных-пациентов из частной страховки или возмещения Medicaid, должна соответствовать требованиям HIPAA.

Организация, имеющая покрытие HIPAA, должна информировать пациентов об их правах на конфиденциальность и о том, как будет использоваться их PHI. Однако особые обстоятельства лишения свободы требуют отдельного раздела в соответствии с законом. Этот раздел, 45 C.F.R. 164.512 (k) (5), «Исправительные учреждения и другие ситуации содержания под стражей правоохранительными органами», касается разрешенного раскрытия ЗМИ заключенным. Формулировка раздела очень широка, что позволяет раскрывать информацию во многих случаях. Например, раскрытие информации, которое включает внутреннее общение, например, от тюремного врача или тюремного врача к охраннику, или внешнее общение, например, от врача в местной больнице к охраннику.Однако такая информация должна быть раскрыта в рамках категорий исключения для заключенных пациентов. То есть разрешенное раскрытие разрешено должностным лицам правоохранительных органов или исправительных учреждений, если ЗМИ «необходима для управления и поддержания безопасности и надлежащего порядка исправительного учреждения». Кроме того, существуют исключения для безопасной перевозки заключенных в медицинские учреждения и обратно.

HIPAA был разработан, чтобы укрепить права пациентов на неприкосновенность частной жизни и предоставить им больший контроль и доступ к их медицинской информации.По иронии судьбы, обзор различных судебных дел показывает, что сотрудники исправительных учреждений злоупотребляют HIPAA, ссылаясь на положение закона о конфиденциальности, когда заключенные обращаются за собственными медицинскими записями, например, когда они подают иск о неадекватной медицинской помощи.

В статуте HIPAA нет частной причины для иска, поэтому пациенты не могут предъявлять иск о возмещении ущерба, причиненного нарушениями HIPAA, хотя у них могут быть другие средства правовой защиты в соответствии с законодательством штата. Они также могут подавать жалобы в федеральное агентство, контролирующее соответствие требованиям HIPAA: Centralized Case Management Operations, U.S. Департамент здравоохранения и социальных служб, 200 Индепенденс-авеню, S.W., комната 509F HHH Bldg., Вашингтон, округ Колумбия, 20201.

Протоколы принудительного кормления

Перед изучением этических и правовых вопросов принудительного кормления необходимо изучить эту медицинскую процедуру. Поскольку большинство заключенных, которые участвуют в длительных голодовках, скорее всего, будут вынуждены перенести процедуру через назогастральный зонд (НЗ), их обычно необходимо вывести из строя. Это может включать использование кандалов и других удерживающих устройств.Как только заключенный будет подчинен, можно поставить трубку NG. Смазанная трубка вводится через нос в горло, вниз по пищеводу, а затем в желудок. Поскольку введение может вызвать рвотный рефлекс, можно дать успокаивающее средство, чтобы пациент успокоился во время введения. Седативные средства и ограничивающие средства предотвратят движение пациента, когда трубка находится на месте; в противном случае движение может привести к изгибу трубки и физическому повреждению. Длина трубки варьируется, но обычно составляет от 18 до 30 дюймов.Возможные осложнения включают попадание трубки в легкие, аспирацию желудочной кислоты или повреждение или перфорацию пищевода, гортани или трахеи. Обзор медицинской литературы также указывает на то, что были случаи, когда неправильно вставленная трубка NG попадала в мозг и вызывала необратимое повреждение мозга.

Медицинская профессия признала множество судебных решений, таких как In re Quinlan и Cruzan , уважая права пациентов и их суррогатов отказываться от лечения и процедур.Мнения и заявления медицинских работников о насильственном кормлении согласуются с юридическими решениями, касающимися медицинских процедур, которые могут нарушить автономию, физическую неприкосновенность и право пациента на неприкосновенность частной жизни. Медицинские работники признают, что принудительное кормление - это медицинская процедура, и, как и другие медицинские процедуры, компетентный пациент, которого не принуждают, может отказаться от такого лечения.

В 1948 году Всемирная медицинская ассоциация (ВМА), представляющая медицинские общества и врачей всего мира, приняла Женевскую декларацию (Женеву).Женева, неофициально известная как «обещание врача», заявляет: «Я не буду использовать свои медицинские знания для нарушения прав человека и гражданских свобод даже под угрозой». Конечно, участвуя в допросах, пытках и казнях, медицинские работники засоряли историю нарушениями обещаний. Тем не менее, Женевская декларация четко определяет этический долг врача и его ответственность за соблюдение прав человека.

В 1975 году WMA разработало Токийскую декларацию - Руководство для врачей в отношении пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в связи с задержанием и лишением свободы (Токио) . В заявлении отмечается: «Если заключенный отказывается от пищи и считается врачом способным сформировать неповрежденное и рациональное суждение о последствиях такого добровольного отказа от питания, его нельзя кормить искусственно ...»

Наиболее влиятельной директивой международного медицинского сообщества по принудительному кормлению является Декларация Мальты о голодовках (Мальта). Декларация была представлена ​​в 1991 году на конференции WMA в Санкт-Петербурге.Джулианс, Мальта. С момента своего появления он несколько раз обновлялся. В преамбуле содержится предупреждение, что «врачам необходимо выяснить истинные намерения человека, особенно в случае коллективных забастовок или ситуаций, когда давление со стороны сверстников может быть фактором». В клинических условиях голодающий должен быть компетентным и добровольно отказываться от еды для определенных целей, кроме своей собственной смерти. Врачей предупреждают, что голодовщик не должен быть самоубийцей. Однако принятие возможности смерти нападающим в результате их протеста морально приемлемо.

Кроме того, участник голодовки должен быть компетентным до того, как начал забастовку, и не начал отказываться от еды из-за угроз, принуждения или давления со стороны сверстников. Мальта отмечает, что когда голодающий становится некомпетентным во время забастовки, врач должен выполнить предыдущую просьбу нападающего об отказе от питания или гидратации. В декларации принудительное кормление признается медицинской процедурой. Как и в других процедурах, компетентные пациенты имеют право отказать им, а в случаях законной голодовки врачи должны избегать принудительного кормления.Позиция Международного комитета Красного Креста в отношении принудительного кормления участников голодовки предписывает врачам соблюдать Мальтадекларацию.

Несмотря на то, что медицинское сообщество признало права участников голодовки, тюремные власти считают такие протесты нарушением и угрозой безопасности. Таким образом, карцеральная медицинская политика обычно сопровождается процедурами принудительного кормления. Например, Федеральное бюро тюрем (BOP) рассматривает голодовку в политике P5562.05, в которой говорится, когда «.... существует медицинская необходимость в немедленном лечении ситуации, угрожающей жизни или здоровью, врач может назначить лечение без согласия заключенного ».

Для участников голодовки политика BOP рекомендует врачам инициировать процедуру введения трубки NG. Прежде чем принять решение о введении трубки, политика требует, чтобы персонал физически принимал заключенного трехразовое питание и документировал свой отказ от еды. Персонал также должен убрать всю еду и напитки, которые заключенный мог купить в магазине; по иронии судьбы, БОП хочет, чтобы голодовщик поел, но конфискует еду из магазина.Политика также призывает администрацию тюрьмы связываться с «региональным советником ... для решения любых юридических вопросов». Стандарты, указанные в политике BOP, взяты из Американской исправительной ассоциации, а не из WMA или Американской медицинской ассоциации.

В то время как врачи должны нести ответственность за риски и последствия принудительных медицинских процедур, судьи более либерально издали приказы о принудительном кормлении заключенных, объявивших голодовку. Как правило, суды штатов находят, что государство заинтересовано в сохранении жизни и что существует законный пенологический интерес в отношении принудительного кормления.Этот пенологический интерес включает способность сотрудников исправительных учреждений поддерживать порядок в своих тюрьмах. Знаковое дело о принудительном кормлении поступило из штата Вашингтон.

В 2008 году Верховный суд Вашингтона в деле Макнабб против Управления исправительных учреждений , 180 P.3d 1257, 163 Wash.2d 393 (Вашингтон, 2008) подтвердил решение суда низшей инстанции, согласно которому заключенный-истец мог быть принудительное кормление и гидратация. Суд постановил, что интересы государства перевешивают отказ Макнабба от еды и что права заключенных более ограничены, потому что суды «должны учитывать дополнительные интересы государства, связанные с лишением свободы».Далее он отметил, что в этом деле имелись различные неотложные интересы государства, включая: «(1) поддержание безопасности и упорядоченное управление в пенитенциарной системе; (2) сохранение жизни; (3) защита интересов невиновных третьих лиц; (4) предотвращение самоубийств; и (5) [поддержание] этической честности медицинских работников при выполнении ими функций по уходу ». Верховный суд штата добавил, что путем принудительного кормления Макнабба он пытался защитить медиков от участия в самоубийстве с помощью врача в случае его смерти.По иронии судьбы, в том же году, когда было вынесено постановление Макнабба , избиратели штата Вашингтон одобрили референдум, разрешающий самоубийство с помощью врача.

По состоянию на 2019 год Верховный суд США не рассматривал права заключенных, участвующих в голодовках. Как и в случае с McNabb , судебные дела о принудительном кормлении и применении лекарств часто возникают и решаются в судах штатов. Обзор постановлений штата показывает разделение прав заключенных, объявивших голодовку.

Раннее решение Апелляционной палаты Верховного суда Нью-Йорка, Matter Von Holden v.Чепмен , 87 г. н.э., 2 день 66 г. (Отделение штата Нью-Йорк, 1982 г.), замешан Марк Дэвид Чепмен, убивший Джона Леннона. Чепмен утверждал, что объявил голодовку, чтобы привлечь внимание общественности к проблеме голода детей в мире. Хотя во время голодовки он был признан дееспособным, согласно показаниям психиатра, он ранее уже выражал желание покончить жизнь самоубийством. Не ссылаясь на прецедентные полномочия, апелляционный отдел постановил, что «... право на неприкосновенность частной жизни не включает право на самоубийство.”

В постановлении Флориды по делу Singletary v. Costello , 665 So.2d 1099 (Fla. Dist. Ct. App. 1996) Апелляционный суд подтвердил решение суда низшей инстанции о том, что заключенный имеет право отказаться от принудительного кормления. и увлажнение. Апелляционный суд отметил, что, хотя заключенный понимал, что его голодовка может привести к его смерти, Департамент исправительных учреждений «не смог доказать, что неотложные государственные интересы перевешивают право Костелло на неприкосновенность частной жизни».

В 2007 году в учреждении Коннектикута заключенный Уильям Коулман объявил голодовку в знак протеста против коррупции в судебной системе штата.Управление исправительных учреждений Коннектикута потребовало судебного запрета, чтобы остановить его протест, утверждая, что это необходимо для сохранения жизни Коулмана и предотвращения подобных действий со стороны других заключенных. Суд первой инстанции установил, что Коулман был компетентным, понимал последствия своих действий и что его забастовка заключалась не в торге за большие привилегии в тюрьме.

Однако, несмотря на его право принимать медицинские решения, суд вынес временный, а затем и постоянный судебный запрет на голодовку Коулмана.После решения суда для его принудительного кормления использовали трубку NG. Постановление суда первой инстанции было поддержано Верховным судом штата в деле Comm’r of Corrections v. Coleman , 38 A.3d 84 (Conn. 2012). Суд отметил, что DOC «надлежащим образом стремился сохранить жизнь обвиняемого, используя самую безопасную и простую доступную процедуру, вместо того, чтобы ненадлежащим образом наказать обвиняемого за участие в голодовке».

Принудительные медицинские процедуры

Сообщалось о нескольких вызывающих тревогу случаях принудительных медицинских процедур, проводимых в отношении заключенных, в виде хирургических вмешательств или обыска полостей тела.Ранее в этом году газета Prison Legal News сообщила, что заключенный из Нью-Йорка Торренс Джексон получил больничный счет на 4 595,12 долларов за принудительную ректороманоскопию для исследования прямой кишки. В 2017 году судья вынес постановление полиции Сиракуз об обыске полости тела, поскольку полицейские полагали, что Джексон спрятал наркотики в своем анусе. Первоначально персонал больницы отказался от процедуры. Однако поверенный больницы посоветовал им сделать это после получения постановления судьи. Джексон потерял сознание, и в больнице была проведена инвазивная процедура.Никаких наркотиков не обнаружено. [См .: PLN , апрель 2019, стр.52].

В деле Sanchez v. Pereira-Costillo , 590 F.3d 31 (1-й округ 2009 г.) Апелляционный суд первого округа согласился с истцом, заключенным Анхелем Санчесом, в том, что хирургическая процедура, проводимая врачами по указанию исправительных учреждений официальные лица в Пуэрто-Рико нарушили его права. Персонал тюрьмы подумал, что у Санчеса в прямой кишке спрятан сотовый телефон. Несмотря на рентгеновские снимки и дефекацию, указывающие на отсутствие телефона, персонал больницы медицинского центра Рио-Пьедрас провел диагностическую операцию по запросу тюремных властей.

Апелляционный суд отметил в своем заключении, что Санчес утверждал, что «исследовательская операция на брюшной полости» нарушила его права в соответствии с Четвертой поправкой. «Мы согласны», - написал суд. «В жалобе говорится, что он был вынужден подвергнуться опасной, болезненной и чрезвычайно интрузивной операции на брюшной полости с целью обнаружения контрабандного телефона, предположительно спрятанного в его кишечнике, хотя основание для предположения, что телефон был небольшим ...» Первый судебный округ добавил, что «Несмотря на наличие вероятной причины, поиск доказательств преступления может быть неоправданным, если он угрожает жизни или здоровью подозреваемого.”

Последним примером злоупотребления правоохранительными органами медицинскими правами в 2017 году стало вирусное интернет-видео, на котором медсестра больницы Университета штата Юта была арестована за отказ сделать принудительный забор крови у пострадавшего в автокатастрофе, доставленного в отделение неотложной помощи в больнице. кома. Запрос был от полицейского детектива Солт-Лейк-Сити. Медсестра ознакомила офицера с политикой больницы, которая требовала либо получения информированного согласия от пациента, либо суррогатной матери, либо наличия ордера, выданного судьей, разрешающего забор крови.Ничего не было сделано. Затем полицейский надел наручники и арестовал медсестру, вытащил ее из больницы и отвез в местную тюрьму. Против медсестры не было предъявлено никаких обвинений, у пациента не брали кровь, а после служебного расследования детектив был уволен.

Одна из проблем, с которыми заключенные сталкиваются в связи с принудительным лечением, недобровольным осмотром полостей тела и принятием медицинских решений, - это двойная лояльность врача, которая может быть проблематичной в исправительной системе здравоохранения. Врачи работают в тюрьмах и тюрьмах как наемные работники или подрядчики, и поэтому иногда возникают конфликты между своими пациентами и работодателем.Примеры включают врачей, которые работают в исправительных учреждениях или частных медицинских учреждениях, таких как Corizon, Wexford Health Sources, Centurion, Wellpath, NaphCare или Armor Correctional Health Services. Наиболее авторитетные руководящие принципы медицинской этики противостоят двойной лояльности врачей и их личным интересам, которые подчиняют права пациентов. В Кодексе медицинской этики Американской медицинской ассоциации отмечается: «Отношения между пациентом и врачом основаны на доверии и порождают этическую ответственность врачей ставить благополучие пациентов выше их собственных интересов и обязательств перед другими группами, а также отстаивать их права. благополучие их пациентов.”

Кроме того, Мальтийская декларация отмечает следующее о двойной лояльности: «... врачи с двойной лояльностью связаны теми же этическими принципами, что и другие врачи, то есть их основная обязанность - перед отдельным пациентом. Они остаются независимыми от своего работодателя в отношении медицинских решений ».

Заключение

Заключенные пациенты имеют те же права на принятие решений в отношении лечения и процедур, что и пациенты без заключения.К сожалению, эти права часто нарушаются из-за незнания со стороны медицинских работников, а также высокомерия и запугивания со стороны исправительных учреждений и правоохранительных органов. Кроме того, судьи неохотно придерживаются медицинской этики и выносят решения, руководствуясь в целом широкими критериями, в пользу принудительного кормления заключенных и других видов принудительного лечения.

Чтобы избежать нарушения медицинских прав заключенных и их собственных этических обязательств, медицинские работники и сотрудники исправительных учреждений должны понимать права заключенных пациентов на принятие медицинских решений.Кроме того, как и медсестра из штата Юта, которая отказалась брать кровь без ордера или осознанного согласия, медицинские работники должны защищать своих пациентов-заключенных, когда сотрудники правоохранительных органов пытаются узурпировать эти права. Наконец, медицинские работники должны иметь дело с проблемой двойной лояльности, которая может создать менталитет «мы против них», а не доброжелательный и этичный подход к уходу за пациентами в тюрьмах и тюрьмах.

Изд. Примечание: Во всех штатах существует процедура подачи официальных жалоб на лицензированных специалистов здравоохранения, таких как врачи, медсестры, психологи, психиатры и т. Д.Заключенные, которые столкнулись с нарушением их медицинских прав лицензированным медицинским персоналом, могут подать жалобу в соответствующий регулирующий совет, который обычно является частью Департамента здравоохранения штата или аналогичного агентства.

---

Грегори Дж. Добер - преподаватель программы биомедицинской этики Колледжа остеопатической медицины озера Эри (LECOM). Кроме того, он является официальным посетителем Тюремного общества Пенсильвании. Он написал эту статью специально для газеты Prison Legal News.

Как цифровой подписчик на Prison Legal News вы можете получить доступ к полному тексту и загрузкам этого и другого премиального контента.

Подпишитесь сегодня

Уже подписчик? Логин

.