Тест драйв хавал 9 видео: Тест-драйвы Haval H9 (Хавал Н9) от «За рулем»

Содержание

Детальный обзор авто Haval H9

Haval H9 – флагманская модель компании

Полноприводный внедорожник поступил в продажу еще в 2014 году, но пережил ощутимую модернизацию. Теперь можно купить автомобиль после рестайлинга, который затронул как оформление экстерьера, так и техническую часть. Была видоизменена радиаторная решетка с логотипом, которая сейчас стала центром композиции, а противотуманные фары обрели круглую форму. В салоне поменялась конфигурация панели управления, на которой было оптимизировано положение приборов и датчиков. Кроме 5 стандартных посадочных мест добавлен дополнительный ряд. Для увеличения грузоемкости спинки задних сидений складываются, освобождая дополнительное пространство. Интересной деталью стала подножка на электроприводе, которая легко выдвигается при открытии двери.

Хавал H9 – технические характеристики обновленного автомобиля

В линейке представлены модификации авто с бензиновым и дизельным мотором. Четырехцилиндровые двигатели имеют объем 2 литра, а также оснащены турбонаддувом и системой распределенного впрыска.

Это обеспечивает мощность до 245 л. с., чего достаточно даже для любителей езды по бездорожью. ДВС спроектированы согласно европейским стандартам и относится к экологическому классу Euro 5.

На практике водители отмечают такие особенности машины:

  • независимая пружинная подвеска обеспечивает мягкий ход и позволит авто успешно ездить по ухабам и брусчатке;
  • дисковые вентилируемые тормоза сокращают тормозной путь даже на льду или мокром асфальте;
  • полный привод и АКПП в паре повышают устойчивость машины на дороге, а также снижают расход топлива.

Autospot сотрудничает с проверенными дилерами, что позволяет приобрести H9 по специальным финансовыми и страховым программам, а также со скидкой до 12% при заказе через сайт.

Информация о модели Haval H9 2017 – н.в., I Рестайлинг: технические характеристики, отзывы и фотографии авто. 16 и более обзоров на автомобиль Хавейл Н9 в кузове внедорожник. Смотрите видео и фото, а также читайте отзывы о машине.

Купить авто с пробегом в Москве на Autospot.ru!

Тест-драйв Haval H9: прочь из города – на природу, к полю, к лесу…

Первый автомобиль Haval H6 оказался хорош. Но сможет ли повторить успех «старший» Haval H9? С одной стороны – статус флагмана и максимальное оснащение всем, что есть у марки сейчас. С другой стороны – немалый ценник и ряд серьезных вопросов. Что ж, попробуем детально разобраться с внедорожником Haval H9.

Позиционирование

Именно внедорожник! Да, Haval H9 относится к теперь уже редкой породе полноценных рамных внедорожников, в его арсенале – и рама, и блокировки, и «понижайка». Как такового, прямого предшественника с именем Н9 нет, однако в число предков можно записать Haval H5. Который, в свою очередь, «вырос» из Great Wall Hover h4.

Актуальное поколение Haval H9 дебютировало в 2014 году с 245-сильным 2-литровым бензиновым турбо-мотором. Чуть позже автомобиль пережил небольшое обновление (узнается по переднему бамперу) и получил 2-литровый 190-сильный турбодизель – именно такой автомобиль и представлен в статье.

Как едет?

Во многих статьях внедорожник Haval H9 сравнивают с известными «японцами»: мол, «уже дорос». Можно согласиться с подобными утверждениями, но лишь в отдельных пунктах. К примеру, при езде по трассе. Тяжелому рамному внедорожнику вдруг хватает небольшого 2-литрового турбодизеля для езды около «зачетной сотни», здесь вполне достаточное ускорение 80-120 км/ч, приятный легкий руль. И конечно – непробиваемая подвеска: можно мчать и не сбавлять скорость даже на самых разбитых дорогах, где кроссоверы вынуждены осторожничать, а легковые автомобили и вовсе рискуют оборвать бампер. Следует отметить, что комфорт у Haval H9 специфический: без жестких ударов и пробоев, но с заметными вибрациями от больших колес – что, впрочем, типично для автомобилей подобного класса. Но даже на трассе есть оговорки. Так, автомобиль подвержен влияниям бокового ветра ввиду парусности кузова, после 110-120 км/ч он начинает терять прямую и немного плавать по колеям, да и шума становится уж слишком много – от мотора, аэродинамики, шин.

Где еще Haval H9 сравним с «японцами»? Конечно, на бездорожье: завидная проходимость и тяга, пониженная передача, возможность заблокировать задний «диф», огромный ход подвески. Словом: межобластные трассы, грунтовки, бездорожье – это для Haval H9 только в радость.

А вот город – нет. При неспешной езде в вялотекущих пробках дизельный мотор постоянно работает в зоне низких оборотов (1-2 тыс. об/мин), где мало тяги и много шума. При этом двигатель создает заметный зуд в салоне, на низких оборотах автомобиль вибронагружен. Вязкая педаль тормоза, помноженная на тяжесть внедорожника Haval H9, вызывают постоянный вопрос: я заторможу вот здесь или уже в бампере впередиидущего автомобиля? Хотя в реальности при резком замедлении тормоза отрабатывают вполне неплохо, схватывают резко и четко, только кивки кузова велики. А еще неожиданно тяжелый руль – он не дает понимания поворота колес, он просто тяжелый. Интересно, что с набором скорости картина меняется: при 25-30 км/ч мотор выходит в зону 2-2,2 тыс.

об./мин. и выше – появляется тяга, уходит зуд, а после 40 км/ч становится легче руль. Японские конкуренты тоже не подарок в городе: габариты, неповоротливость, тормоза. Но все-таки столь разительного контраста «трасса/бездорожье» против «города» у них нет.

Внедорожник Haval H9 выглядит спокойно и предлагает самостоятельный дизайн, но в голове постоянная ассоциация с Prado. А в деталях автомобиль пытается походить на другие марки: вентиляционные дефлекторы – вроде

Mercedes, решетка радиатора – вроде Audi… Под капотом установлен 2-литровый турбодизель: на низких оборотах он тянет так себе и шумит, но после 2-2,2 тыс. об/мин «просыпается» и демонстрирует неплохую отдачу. Рычаг АКПП – снова цитата из мира Audi. Хотя к самому «автомату» замечаний нет вовсе: мягкие и своевременные переключения. В спорт-режиме АКПП держит на одну передачу ниже обычного, да и мотор, кажется, просыпается чуть раньше. Итог: в спортивном режиме Haval H9 набирает 0-100 км/ч за 12,3 секунды, в обычном – за 13,6-13,7 секунды (медленное нарастание скорости в первые секунду-полторы). Но до обещанных паспортом 10,5 секунд все равно далеко.

Чем оправдается Haval H9? Хотите верьте, хотите нет – салоном. В целом: достойное качество материалов, отсутствие каких-либо неприятных запахов, простор во всех измерениях, широкие и удобные сиденья, мягкий пластик и деревянная отделка. И в деталях хорош: эко-кожа максимально похожа на натуральную – гладкая и мягкая, ручки на стойках прорезинены – такого и на более дорогих конкурентах не встретишь, над головой – огромная «панорама» со сдвижной секцией, передние сиденья – с вентиляцией и массажем. Конечно, не все идеально: меню системы мультимедиа в виде плашек с надписями отправляет нас в «лихие 90-е», массаж однообразно разминает лишь область поясницы. Ну и перевод: здесь «дизелин», там «массаж на стуле», который оказывается массажем центральной части спины…

Общий взгляд на салон – и снова неуловимо проступает связь с разными моделями семейства Land Cruiser. Блок кнопок на центральной консоли похож на

Infiniti. Селектор выбора режимов езды – на Land Rover/Range Rover. Рычажок «круиза» под рулем – это снова Mercedes. Заимствования неплохие, но хотелось бы своей собственной цельной картины, тем более, что Н6 так сделал и оказался хорош. А еще хотелось бы меньше ошибок в переводе. Но если говорить о салоне в целом, то он дает нормально-позитивное восприятие: хорошее качество материалов, удобные сиденья, понятные приборы.

Хотя задним пассажирам до этого дела нет. Дня них – простор и мягкость сидений, свой «климат» и подлокотник, регулировки вперед/назад и по углу наклона спинки, даже система очистки воздуха есть. А ведь еще есть «самые задние пассажиры»: в смысле Haval H9 предлагается в 3-рядном варианте с 7-местным салоном! Сзади ожидаемо тесно для ног, но более-менее сносно с запасом места над головой. В качестве бонуса – электропривод спинок: а это значит, что угол их наклона можно выставить в любом положении, гибко управляя удобством посадки и объемом багажника.

Кстати, о багажнике: он просторный, но достать до его краев непросто ввиду высокого заднего бампера. Открывание крышки багажника – в непривычную правую сторону: при обычной парковке у тротуара придется обходить лишние 1,5-2 метра. Зато в крышке – отсеки под мелкие вещи, плюс небольшое подполье.

Сзади просторно, есть свой «климат», настройки сидений, очиститель воздуха. Третий ряд похвастать подобным оснащением или завидным простором не может, но все-таки обеспечивает конкурентное преимущество Haval H9: редкий случай 7-местного внедорожника! Багажник большой, под «мелочевку» предусмотрены ниши в полу и на двери.

Есть ли инновации?

Классический рамный внедорожник – вот, что такое Haval H9: несущая рама, независимая передняя подвеска и зависимая задняя, полный привод с понижающей передачей, традиционный 8-ступенчатый «автомат» с гидротрансформатором, 4-цилиндровый турбодизель. Однако без нюансов не обошлось. Так, полный привод реализован по схеме TOD (Torque On Demand): по умолчанию привод задний, передние колеса подключаются автоматически при необходимости.

Это может сыграть злую шутку на скользкой зимней дороге, однако на бездорожье при включении любого внедорожного режима все было отлично – кажется, передние колеса были подключены и «гребли» всегда. Кроме того, при активации понижающей передачи (i=2,48) сразу отключается вся страхующая электроника и активируется блокировка заднего дифференциала – водитель остается «один на один» с автомобилем и бездорожьем. Здесь пригодится огромный ход подвески: вывесить колеса ох непросто! Но когда вывешиваешь – то замечаешь в арке заднего колеса провода и разъем: именно там, куда будет лететь вся грязь…

Еще один нюанс касается мотора: использован относительно небольшой турбодизель – всего 2-литровый – а возможный недостаток тяги конструкторы старались скомпенсировать использованием схемы наддува «би-турбо». Речь идет о двух разновеликих турбинах, каждая из который наиболее эффективно работает в своей зоне оборотов, надувая в двигатель воздух. Решение интересное, но невозможно отделаться от мысли, что лучше бы просто увеличили объем – как уже отмечал, мало тяги и динамики до отметки 2-2,2 тыс.

об/мин.

Внедорожник Haval H9 построен на прочной раме, подвеска спереди независимая, сзади – зависимая. Под капотом расположен 2-литровый турбодизель (би-турбо с разновеликими турбинами), который работает в паре с 8-ст. «автоматом» ZF. Полный привод реализован на схеме TOD, предусмотрена понижающая передача (стандартно) и блокировка заднего дифференциала (опция). Возможно, именно к ней идет эта проводка?… Номинально клиренс лишь 206 мм, угол въезда 28 градусов, угол съезда 23 градуса, угол рампы 23 градуса. Но реально – Haval H9 готов к непростому бездорожью.

Обязательно отмечу широкий набор дополнительного оснащения. Фары би-ксеноновые, да еще и поворотные адаптивные. На потолочной консоли установлен селектор выбора цвета фоновой «атмосферной» подсветки салона. Подлокотник скрывает в себе бокс с охлаждением. Автомобиль оснащен камерой в верхней части лобового стекла и системой контроля рядности движения (только слежение и предупреждение, самостоятельно автомобиль ряд не ровняет).

В салоне используется сразу два больших цветных дисплея. Первый 7-дюймовый – в комбинации панели приборов: немного информации, но вся по делу, приятная графика и легкость считывания показаний. Второй 8-дюймовый сенсорный – по центру передней панели: он отвечает за настройки климата, аудиосистему, изображения с камеры заднего вида, подключения телефона, пр. Как вы уже поняли из описания выше, есть замечания к дизайну меню (даже фактически отсутствию какого-либо дизайна), переводу ряда названий, «заторможенности» интерфейса в некоторых разделах (вентиляция и массаж сидений), хотя в других разделах (радио, «климат») все работает быстро и точно.

На выбор водителя – автоматически, спортивный, зимний, внедорожный режим езды, отдельно выведена кнопка «ЕСО». Разницу между обычным и спортивным уже описал, разницы в других режимах не заметил. Разве что кроме оформления дисплея в панели приборов. Среди дополнительных систем – адаптивные фары, «атмосферная» подсветка салона, холодильник в подлокотнике, системы контроля рядности, пр. Кстати, обратите внимание на кнопки – снова намек на Mercedes

Цены и конкуренты

Внедорожник Haval H9 в Украине предлагается с 2-литровым бензиновым турбо-мотором (245 л.с.) или 2-литровым турбодизелем (190 л.с.), всегда с полным приводом и 8-ст. «автоматом», всегда с 7-местным салоном, в трех разных комплектациях – итого пять вариантов.

Гамму Haval H9 открывает комплектация Comfort: легкосплавные 17-дюймовые колеса, переключатель режимов езды, эко-кожа и электропривод настроек передних сидений, шесть подушек безопасности, камера заднего вида, система стабилизации, круиз-контроль, 8-дюймовый сенсорный дисплей, би-ксеноновые фары, 3-зонный «климат» и пр. Минимальная цена – от 1,023 млн. грн. (около $38 тыс.) за версию с бензиновым мотором или от 1,103 млн. грн. (около $41 тыс.) за версию с турбодизелем.

Следующая комплектация Luxury добавляет: люк с электроприводом, 18-дюймовые колеса, память настройки сидений, аудиосистему с десятью динамиками, более мощные фары с омывателями и функцией адаптивного освещения AFS. Цена – от 1,069 млн. грн ($39,5 тыс.) за бензиновую версию и от 1,163 млн. грн. ($43 тыс.) за турбодизель. На вершине модельно гаммы расположилась лишь одна версия Dignity за 1,134 млн. грн.: бензиновый турбо-мотор, премиум-кожа «Наппа», почти полный перечень систем и оснащения, которые для других комплектация является опциями. Тестовый автомобиль построен на основе турбодизельной версии Luxury, плюс добавлены опции: блокировка заднего дифференциала (27 тыс. грн.), панорамная крыша (13 тыс. грн.), вентиляция и массаж передних сидений (20,6 тыс. грн.), контроль рядности (8,8 тыс. грн.), электропривод сидения третьего ряда (1,5 тыс. грн.), система очистки воздуха сзади (4 тыс. грн.), пр. В итоге цена тестового автомобиля превышает 1,23 млн. грн. или около $45,5 тыс.

С такими ценами и форматом автомобиля пара основных конкурентов понятна сразу – Mitsubishi Pajero Sport и Toyota Land Cruiser Prado. Конечно, за вышеуказанные деньги выходит лишь начально-средний вариант Prado, который не может похвастать столь широким перечнем оснащения. Но имя «Toyota» для многих покупателей является знаковым – можно доплатить. А вот Pajero Sport и вовсе выходит по цене «один в один». Снова на стороне Haval H9 его оснащение, но ведь и японец непрост: толковый полный привод Super Select, круговой обзор, гармоничность в характере…

Главные конкуренты Haval H9 – лишь парочка, но какова: Mitsubishi и Toyota. Они оцениваются в сравнимые деньги или лишь чуть дороже, хороши на трассе и на бездорожье, сносно ведут себя в городе. Одно спасение Haval H9 – комплектация да 7-местный салон.

Стоимость содержания

В среднем городской расход топлива составил 11-11,5 л на 100 км, что вполне соответствует обещанному паспортом. При сильных пробках и/или попытке динамичной езды (насколько это позволяет Н9) расход поднимался несильно – примерно до 12,5-13 л на 100 км. Зато при максимально плавной езде и отсутствии пробок можно «привозить» около 10 л по городу. На трассе при скорости 80-90 км/ч расход топлива составил 7-7,5 л на 100 км, с ростом скорости до 110-120 км/ч расход возрастал до отметки 8-8,5 л на 100 км пути.

Общая гарантия на автомобиль составляет три года с ограничением по пробегу в 100 тыс. км, в зависимости от того, что наступит ранее. Периодичность ТО – раз в 10 тыс. км или раз в год. Минимальное техническое обслуживание обойдется в 2,9 тыс. грн., максимально обширное ТО (с заменой всех жидкостей, включая трансмиссионные масла) потребует 11,5 тыс. грн.

Цены на автомобиль и ТО указаны по состоянию на апрель, без учета дополнительных скидок и акций при покупке автомобиля или его обслуживании.

Безопасность

Внедорожник Haval H9 не проходил краш-тесты Euro NCAP, но проходил независимые краш-тесты ANCAP (Австралия). Автомобиль получил оценку «4 звезды» из максимально возможных пяти. Главное замечание – повышенные нагрузки на нижнюю часть ноги. В остальном – зеленые («хорошо») или желтые («достаточно») зоны безопасности. Краш-тест проходил в 2016 году, с тех пор представители Haval обещали доработать автомобиль для достижения максимального рейтинга «5 звезд». Однако других данных независимых краш-тестов пока нет.

В итоге

Внедорожник Haval H9 дал ответ на ряд вопросов: к примеру, хорошее качество салона, похоже, является нормой для автомобилей Haval. Радует оснащение и комплектация – в некоторых вопросах Haval H9 может даже «уделать» своих именитых конкурентов. Но… За что я ранее похвалил Haval H6? За то, что автомобиль уже вышел на уровень игроков сегмента в ключевых вопросах (простор салона, динамика, управляемость, комфорт), при этом предлагает хорошую комплектацию и добавляет одну из наиболее заманчивых цен – в итоге у Haval H6 цельный характер и позиционирование на рынке. А внедорожник Haval H9 снова уходит от конкуренции основных ключевых качеств в сторону конкуренции «больше оснащение за меньшие деньги». Притом, что деньги то совсем немалые. Конечно, Haval H9 найдет своего покупателя: кому нужна проходимость и 7-местный салон, кто лучше выберет «панораму» вместо известного имени «японца» – выходит этакий «регионально-областной люкс» за свои деньги. Но сдается, что в крупных городах таких покупателей будет немного.

Плюсы:

+ Просторный салон, удобные сиденья, семь мест «в базе»

+ Оснащение – «панорама», массаж и вентиляция, очистка воздуха сзади, адаптивные фары…

+ Хорошее качество исполнения интерьера даже в мелочах

Минусы:

— Езда в городе – много шума и мало динамики, вязкая педаль тормоза

— Езда на трассе – после 100 км/ч начинает шуметь, после 120 км/ч начинает «плавать»

— Цена на уровне именитых японских конкурентов

Технические характеристики Haval H9 2. 0d 4WD 8AT

Кузов – внедорожник, 7 мест

Габариты – 4,86 х 1,93 х 1,9 м

Колесная база – 2,8 м

Клиренс – 206 мм

Багажник – 747 л (5 мест) до 1 457 л (2 места)

Грузоподъемность – 545 кг

Минимальная снаряженная масса – 2 405 кг

Мотор – би-турбодизель, R4, 2,0 л

Мощность – 190 л.с. при 4 000 об/мин

Крутящий момент – 420 Нм при 1 400-2 400 об/мин

Удельная мощность и момент – 79 л.с. на 1 т; 175 Нм на 1 т

Привод – полный привод TOD, пониженная передача, блокировка заднего дифференциала

Трансмиссия – АКПП 8-ст. (классическая гидромеханическая АКПП)

Динамика 0-100 км/ч – 10,5 с

Максимальная скорость – 180 км/ч

Расход топлива (паспортный), город – 11,2 л на 100 км

Расход топлива (паспортный), трасса – 7,8 л на 100 км

Шины тестового автомобиля – Cooper Discoverer HTS 265/60R18

Минимальная цена автомобиля – от 1,023 млн. грн или около $38 тыс.

Цена тестового автомобиля – около 1,23 млн. грн. или около $45,5 тыс.

Автомобиль предоставлен – Богдан Индустрия

Тест драйв Haval F7 | Честный тест-драйв

16.01.2020 Просмотров 816 0 комментариев

На отечественном рынке автомобиль Haval F7 предложен в трех модификациях — «Comfort», «Elite» и «Premium».

Новый кроссовер был выпущен с полностью независимой подвеской, передним приводом и несущим кузовом, состоящим из стали высокопрочных сортов. Также имеется наличие гидравлических амортизаторов и поперечных стабилизаторов «McPherson» спереди, а сзади установлена многорычажная компоновка.

На новом автомобиле установлен реечный рулевой механизм с электроусилителем и вентилируемые дисковые тормоза (все колеса) с дополнением электронных устройств.

В отличие от китайского производителя на российском рынке все автомобили будут укомплектованы дефорсированными двигателями. Мощность двигателя объемом 1,5 литра (GW4B15) будет составлять 169 л. с., а 2,0 литра (GW4C20NT) будет 197 л. с. Оба мотора в базовом варианте сочетаются с 7-диапазонным преселективным «роботом» 7DCT (с масляным охлаждением и двойным сцеплением). В случае индивидуального заказа мотор нового «Haval F7» может быть оснащен системой полного привода с многодисковой муфтой, перебрасывающей до 50% момента на колеса заднего привода.

Двигателя изготавливаются в четырехцилиндровой модификации с дополнениями турбины с электронным управлением, распределительным впрыском топлива, двойной системой фаз ГРМ — VVT, двухконтурной системой охлаждения и шестнадцати клапанным механизмом газораспределения модификации DOHC.

Какое необходимо время для разгона автомобиля до 100 км/час пока не известно. Единственное производителями заявлено, что максимальная скорость движения будет составлять 180 — 195 км. час. Расход топлива в смешанном режиме передвижения будет варьироваться в пределах от 8,2 до 8,8 литров на 100 км. в зависимости от модели двигателя.

Салон автомобиля Haval F7

Интерьер автомобиля производит положительное впечатление своим современным спортивным дизайном с трехспицевым рулевым колесом и оригинальной передней панелью. Салон кроссовера оснащен лаконичным инструментарием с парой стрелочных шкал и окном борткомпьютера. Бортовой компьютер можно легко заменить на виртуальную приборку с 7 — дюймовым дисплеем.

На центральной консоли расположен 9 — дюймовый тачскрин медиацентра и кнопочное управление климат — контролем. Салон кроссовера рассчитан на пять мест. Спереди расположены эргономичные сиденья с валиками боковой поддержки и немалым количеством функций регулировки. Сзади автомобиля имеется комфортабельное сплошное сиденье с оптимальной длиной подушки и углом наклона спинки.

Тест драйв Haval F7 от Александра Сошникова. Видео обзор Haval F7, отзывы владельцев.

«Честный тест-драйв» протестировал автомобиль Haval F7. Смотрите, что получилось.

Тест-драйв Haval F7 — АвтоТачки

Китайцы называют новый кроссовер Haval F7 альтернативой Kia Sportage, Hyundai Tucson и Mazda CX-5. У Hawala броская внешность и хороший набор опций, но цена оказалась не самой привлекательной

У Haval большие планы в России: китайцы открыли огромный завод в Тульской области, вложив в него 500 миллионов долларов. Там будут собирать несколько моделей, в том числе полноприводный кроссовер F7. Причем этой моделью бренд не хочет конкурировать с другими китайскими брендами, а ставит ее в один ряд с корейцами.Разбираемся, есть ли тому причина, и пытаемся понять, чем вообще Haval F7 может удивить российского покупателя.

Выглядит прилично и хорошо укомплектован.

Дизайн китайских автомобилей в последнее время стало сложно критиковать, и F7 не исключение. У кроссовера определенно есть свое лицо, пусть и с кричащим шильдиком чуть ли не во всю решетку радиатора. Правильные пропорции, минимум хрома — это разве китайцы?

Салон F7 отделан качественно, нареканий нет.На тест-драйв нам дали топовую версию с мультимедийной системой с сенсорным 9-дюймовым дисплеем, которая поддерживает технологии интеграции смартфонов Apple CarPlay и Android Auto. В списке оборудования: парктроник, четырехкамерная система кругового обзора, а также адаптивный круиз-контроль. Есть системы предупреждения о возможном лобовом столкновении и автоматическое торможение.

Сиденья даже в самой дорогой версии обиты экокожей, но есть электрорегулировка водительского сиденья в шести направлениях.Приятный бонус — огромная стеклянная крыша. С базовой версии предусмотрен электрообогрев зеркал, лобового стекла в зоне покоя щеток стеклоочистителя и заднего стекла.

Есть еще китайские нюансы в салоне

Поначалу смущали неочевидные дизайнерские решения и запутанное меню приборки. Вопросы к эргономике возникли сразу, как только смартфон нужно было зарядить. Поиск USB в самых логичных местах ничего не дал — каким-то чудом удалось найти разъем справа в нише под центральным тоннелем.Но так как USB низкий, добраться до него можно только с водительского места, полностью заползая под руль. Доступа пассажиров в порт нет вообще.

Еще одна спорная тема — мультимедийная система. Монитор решили сильно повернуть в сторону водителя. Прием оправдан, но об интерфейсе как будто забыли. Чтобы найти нужную функцию, придется как следует пройтись по настройкам, а значит велик риск отвлечься от дороги. В общем, нужно быть готовым к тому, что первое время придется долго привыкать к меню.

Кроссовер с большим багажником? Отлично, он действительно вмещает внушительный скарб для четырех путешественников, но хотелось бы скорее нажать на кнопку, чем с трудом опускать тесную пятую дверь. Датчика слепых зон в зеркалах заднего вида нет — это тоже странно, особенно с учетом того, что такая опция есть у конкурентов. Даже в максимальной комплектации за 23 долл. отдельного климат-контроля не предусмотрено.

Другое дело общее восприятие автомобиля. Кажется, вчера мы критиковали китайцев за неприятный запах в салоне, дешевые материалы и странные дизайнерские решения. Теперь ругаем их за отсутствие дорогих опций и жалуемся на неудобное меню мультимедийной системы. Китайцы вообще и Haval в частности сделали колоссальный шаг вперед, и F7 — яркий пример того, как кроссовер из Поднебесной уже составляет конкуренцию корейским одноклассникам.Практически на равных.

Haval F7 – это про комфорт, а не про управляемость

У Haval F7 достойная динамика: во время теста 2,0-литрового двигателя (190 л. с.) хватило с запасом. Динамика разгона до 100 км/ч не заявлена, но по ощущениям она находится в районе 10 секунд. Как поведет себя 1,5-литровый 150-сильный мотор — вопрос открытый: на глобальном тест-драйве таких машин не было.

На лету F7 неплох, но есть несколько нюансов.Во-первых, на руле отсутствует обратная связь. Причем от скорости не зависит: трасса, город, полигон — в любом из режимов руль пустой. Во-вторых, тормозам немного не хватает цепкости — это признали сами китайцы, пообещав, что с настройками они еще поработают.

А вот семиступенчатый «робот» (эту коробку китайцы разработали самостоятельно) порадовал логичностью переключений и мягкой работой. Подвеска F7 также хорошо настроена. Да, тут явный упор на комфорт, а не на управляемость.Haval не раздражает своей жесткостью даже на очень плохом асфальте: мелкие выбоины почти не ощущаются, а «лежачие полицейские» охотно проглатываются подвеской. Кстати, на качественном бездорожье, где машину сотрясало, было комфортно находиться и впереди, и сзади.

Стоит дороже одноклассников

Новый китайский кроссовер F7 хорошо едет, хорошо оснащен и достойно выглядит. Также у него хорошо настроенная подвеска, крутая коробка передач и комфортный салон. Есть и не очень приятная новость: он дороже своих одноклассников.

До последних минут тест-драйва мы даже не знали примерных цен. Указанный ценник в конце составляет 18 долларов. Это может быть вызовом для всех основных конкурентов, но это стоимость базовой версии. Топовый кроссовер тем временем оценили в 981 доллар.

Для сравнения, Kia Sportage стоит от 18 до 206 долларов. Но это без учета стоимости дополнительных опций, тогда как в Haval F23 они уже вшиты в комплектации, а стартовые цены у корейцев идут в комплектациях с МКПП.В итоге получается, что F827 с полным приводом и роботизированной трансмиссией будет стоить от 7 долларов. В то время как Sportage с АКПП и полным приводом стартует от 7 долларов. Hyundai Tucson стоит от 20 до 029 долларов. Но при этом версия на полном приводе с автоматом будет стоить от 22 долларов. Получается, что если покопаться в конфигураторах, то за счет опций, которые предлагают китайцы, еще можно сэкономить. Другой вопрос, будет ли этой разницы достаточно, чтобы принять решение в пользу китайского автомобиля, а не его корейских конкурентов.Если цены, предлагаемые Haval, удастся дольше удержать на текущем уровне на фоне общего роста, это может сработать. В противном случае планы завода Haval в Туле будут выглядеть слишком оптимистично.

/1690
типа кроссовер кроссовера
Размеры

(длина / ширина / высота), мм 9000/1846/1690

4620/1846/1690
колесная база, мм 2725 2725
клиренс, мм 190 190
Багажное отделение, л 723-1443 723-1443
Снаряженная масса, кг 1605 1670
Тип двигателя
TurboChated Bethonol Турбонадруженный бензин турбонадруженный бензин
Рабочий объем, кубические метры CM 1499 1967
Макс. мощность,

л. с участием. (при об/мин)

150 при 5600 190 при 5500
Макс. прохладно. момент,

нм (в RPM)

280 на 1400-3000 340 на 2000-3200
Тип привода, трансмиссия Front / Full, 7DCT Front / Full, 7DCT
Max . Скорость KM / H 195 195 195
Ускорение от 0 до 100 км / ч, с 11 11 9
Расход топлива

(смешанный цикл), L / 100 км

8 ,2 8,8
Цена, $. 18 981 20 291

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Ключевые события в области борьбы с терроризмом и национальной безопасности после 11 сентября

[музыка]

John Ciorciari: Добрый день всем, и добро пожаловать на эту политическую лекцию в Школе Форда на тему «Ключевые события в области борьбы с терроризмом и национальной безопасности после 11 сентября». Меня зовут Джон Чорчари, я преподаватель здесь, в школе Форда, и директор нашего Центра международной политики и Центра дипломатии Вайзера.

JC: Спустя 20 лет после 11 сентября у нас есть возможность почтить память тех, кто погиб в результате трагических терактов того дня, а также почтить и вспомнить многих, кто храбро служил сразу после 9/. 11 и в последующие два десятилетия, пытаясь предотвратить или предотвратить те ужасные события.

ДК: Сегодня мы имеем честь приветствовать звездную группу экспертов по национальной безопасности и борьбе с терроризмом, чтобы пообщаться с нашим доцентом практики Джаведом Али, который сам является ветераном государственной службы в области борьбы с терроризмом. , в ФБР, Национальном контртеррористическом центре, Совете национальной безопасности и других местах.

JC: Я хочу поблагодарить наших сотрудников школы Форда, в том числе Дэниела Ривкина и Эрин Флорес, за организацию сегодняшнего мероприятия, и мы с нетерпением ждем содержательного разговора. На этом я хочу обратиться к Джаведу, чтобы представить наших спикеров. Спасибо что пришли.

Джавед Али: Спасибо, Джон, за знакомство. И чтобы подкрепить ваши комментарии, для меня большая честь и привилегия быть здесь и проводить это мероприятие с тремя экспертами и уважаемыми гостями, на которых я все имел честь работать, в случае с госсекретарем Чертоффом, когда он был министром внутренней безопасности, или работать, в случае с Фарой и Эриком, либо в правительстве, либо сейчас, с тех пор, как я отсутствовал, с 2018 года.Итак, еще раз, очень рад быть здесь.

ДЭ: Итак, перед тем, как мы приступим к разговору, я хотел немного рассказать всем о прошлом наших гостей, если вы с ними не знакомы, хотя я подозреваю, что некоторые из вас знакомы. Во-первых, бывший секретарь DHS Майкл Чертофф был секретарем департамента с 2005 по 2009 год. А до этого он сделал выдающуюся карьеру в качестве федерального судьи и прокурора и на протяжении десятилетий был одним из самых проницательных юристов в стране. .После своей государственной службы он основал консалтинговую группу, известную как The Chertoff Group, которая также добилась больших успехов.

ДЭ: Далее, мой хороший друг, Фарах Пандит. Уже более 20 лет мы с Фарах возвращаемся назад, и у Фары есть собственный впечатляющий набор достижений. Она занимала политические посты при трех президентских выборах и занимала ряд различных должностей во время этих назначений по вопросам внешней политики и международного развития. А также она была первым человеком в истории правительства США, сыгравшим действительно уникальную роль в противодействии насильственному экстремизму, и я позволю Фаре объяснить эту точку зрения и тот фон, который она привносит в этот разговор.

ДжЭ: И последнее, но не менее важное: Эрик Шмитт, который, я бы сказал, является одним из ведущих репортеров по вопросам национальной безопасности в стране, если не ведущим, и Эрик был репортером New York Times более 35 лет. и охватывает ряд тем от борьбы с терроризмом, разведки, вооруженных сил, Пентагона. Так что еще раз, очень, очень большая честь, что вы все трое здесь.

ДЭ: Итак, что касается разговора, мы организовали его вокруг двух широких тем, и у меня есть вопросы для каждого из наших гостей, но это не значит, что они не могут обсудить эти вопросы между собой или предоставить дополнительные комментарии, так что, надеюсь, мы получим некоторые из них.

Дж.А.: Но две широкие темы, которые я хотел бы рассмотреть, по крайней мере, на этом этапе обсуждения, — это первая, касающаяся государственной реформы, потому что это один из наиболее важных аспектов того, что произошло после 11 сентября. заключается в том, что значительные изменения в сфере национальной безопасности и национальной безопасности предприятия.

ДЭ: Итак, мы потратим на это 15-20 минут, а затем перейдем к следующей теме, касающейся меняющегося ландшафта угроз, и снова потратим 15-20 минут на такие вопросы, а затем мы Я надеюсь, что последние 15-20 минут я потрачу на вопросы аудитории, либо те, которые уже были отправлены, либо те, которые возникнут в ходе разговора.

ДЭ: Итак, основные правила, секретарь Чертофф, позвольте мне начать с вас. И еще раз, вы были секретарем департамента с 2005 по 2009 год, имели честь работать на вас, когда я был там до 2007 года. Одним из моих самых незабываемых моментов в правительстве был поздний вечер в августе 2006 года в вашем офисе, Не знаю, помните ли вы, но я точно помню.

ДЭ: Но все это говорит о том, что, когда вы заняли эту должность и проработали там все четыре года в этот действительно напряженный период, каковы были ваши самые большие приоритеты для отдела и на чем, по вашему мнению, нужно было сосредоточиться в то конкретное время? ?

Майкл Чертофф: Что ж, спасибо, и просто чтобы не быть слишком загадочным для аудитории, я полагаю, что выпуск за август 2006 года был связан со знаменитым заговором авиалинии в августе 2006 года, когда мы работали с британским правительством, чтобы предотвратить взрыв дюжины авиалайнеров. , оставив Хитроу, чтобы приехать в Северную Америку.И это общедоступно, это даже не секретно.

MC: Но это указывает на то, что угрозы оставались даже после 11 сентября, это было в 2006 году, и причина, по которой не было еще одного 11 сентября, заключалась, среди прочего, в работе, которую мы проделали в DHS и с нашими коллегами по всему миру. федеральным правительством и за границей, что значительно затрудняет осуществление крупномасштабных заговоров международными террористами.

MC: Это было действительно приоритетным, когда я пришел. Я дежурил в Министерстве юстиции 11 сентября, я участвовал в немедленном реагировании, включая определение того, кто совершил нападения, и принятие мер для предотвращения дальнейших действий. атаки после того, как четвертый самолет упал.

MC: Итак, я пришел с этим как с работой номер один, но кто-нибудь в DHS знает, что вы никогда не сможете выполнять только одну работу. Были вопросы, связанные с безопасностью на границе, управлением стихийными бедствиями и укреплением инфраструктуры, включая авиационный сектор, и все они требовали внимания.

Дж. Э.: Это хороший краткий обзор некоторых неотложных приоритетов, которые вам приходилось решать, когда вы были секретарем, и опять же, это было не просто особое внимание к борьбе с терроризмом, там было несколько разных тем.Но поскольку вы уже десять лет как не работаете на государственной службе, как, по вашему мнению, справился департамент не только с борьбой с терроризмом, которая, возможно, остается серьезной проблемой, я не уверен, что это проблема номер один, но, безусловно, главная проблема для DHS?

JA: И как департамент пытался найти правильный баланс не только с некоторыми темами, которые вы обсуждали тогда, но и сейчас, кибербезопасностью, отношениями между правительством и частным сектором по этим темам? Мне любопытно узнать ваше мнение об этом.

MC: Ну, кибербезопасность, которая была проблемой, скрытой на заднем плане, когда я работал в DHS, я принимал участие в разработке первой стратегии кибербезопасности в 2008 году. Но, очевидно, впоследствии это стало гораздо более серьезной проблемой для DHS и страны. , и теперь, спустя 12 лет после моего отъезда, это, вероятно, считается угрозой номер один с точки зрения потенциальных последствий и вероятности возникновения. И поэтому департамент все больше внимания уделяет кибербезопасности, продолжая при этом уделять внимание традиционному терроризму и другим проблемам, таким как стихийные бедствия, вызванные изменением климата, и даже пандемия.Так что это было одно большое изменение.

MC: Я бы сказал, что отдел, и я буду прямолинеен, несомненно, два моих преемника, Джанет Наполитано и Джей Джонсон, продолжили работу по объединению усилий отдела, оттачивая навыки и технические возможности, сосредоточив внимание на основных угрозах, реагировании на стихийные бедствия и всех бесчисленных обязанностях, даже соблюдая верховенство закона.

MC: Я бы сказал, что за последние четыре года перед нынешней администрацией у нас были некоторые взлеты и падения с точки зрения отдела.Со стороны Белого дома при Дональде Трампе предпринимались большие усилия, чтобы вмешаться в работу ведомства и попытаться подчинить его политическим целям. Была большая текучка в высшем руководстве, без утвержденных чиновников, но люди, которые назначались на временной основе Дональдом Трампом, а затем увольнялись через очень короткое время, и это действительно нарушило преемственность отдела.

MC: И ведомство в некоторых случаях вмешивалось в некоторые спорные вопросы на границе, а также в Портленде, штат Орегон, и Вашингтоне, округ Колумбия.Хорошая новость заключается в том, что я думаю, что сейчас мы вернулись на правильный курс, политический элемент был удален, и теперь у нас есть более опытные, разумные и здравомыслящие люди, которые управляют отделом с полномочиями и поддержкой, в которой они нуждаются. чтобы иметь возможность выполнять свою миссию.

ДЭ: Хорошо. Секретарь Чертофф, спасибо вам за это. Отличный ответ на этот вопрос. Итак, придерживаясь этой широкой темы государственной реформы, Фарах позвольте мне обратиться к вам. И, как я упомянул в начале, у вас было несколько ролей в разных администрациях, и опять же, вы пересекались с разными дисциплинами или разными вопросами внутри них.

ДжЭ: Не могли бы вы уделить минуту аудитории, потому что вы сделаете это более справедливо, чем я, чтобы объяснить вашу позицию при госсекретаре Клинтон, Хиллари Клинтон, я полагаю, является госсекретарем, как тот самый первый человек чтобы удержать роль, которую вы имели? А чего вы пытались добиться на этой должности? Позвольте мне остановиться на этом, а затем у меня есть к вам еще пара вопросов.

Фарах Пандит: Конечно. И я хочу просто поблагодарить всех вас за то, что вы пригласили меня на эту дискуссию, для меня большая честь вести этот разговор с вами тремя, я уважаю каждого из вас во многих отношениях.Джавед, я думаю, важно, чтобы ваша аудитория помнила, что, когда президент Обама начинал свою работу в качестве президента, одной из задач администрации было выяснить, что хорошо работает в вопросе идеологии. Были ли какие-то вещи, которые мы сделали в администрации Буша, которые могли бы продвинуться вперед, поскольку они пытались думать о том, как помешать молодежи находить интересной идеологию экстремистов.

FP: Хиллари Клинтон услышала о том, что мы опробовали в администрации Буша в Европейском бюро, где мы создавали поле, о котором никто никогда не слышал, под названием «Противодействие насильственному экстремизму», которое представляет собой мягкую силу, — это то, как думать об усилиях, которые мы мы можем объединиться на уровне сообщества, чтобы привить сообщества или, по крайней мере, предотвратить, насколько это возможно, люди не находят эту идеологию привлекательной.

FP: И Хиллари Клинтон сказала: «Вы сделали это в Европе. Теперь я хочу подумать о том, как мы можем сделать это глобально». И поэтому она создала роль Специального представителя в мусульманских общинах, чтобы сделать именно это, чтобы расширить масштаб до глобальной стратегии взаимодействия, где мы могли бы подумать о том, что сказал президент Обама, который строил отношения с мусульманами на основе взаимного интереса и взаимного уважения. , но и попытаться найти способы создания сетей мусульман, которые выступают против идеологии экстремистов. Как и работа, которую я проделал с 2009 по 2014 год.

ДЭ: Спасибо, Фара, за краткое объяснение этой роли. Я полагаю, вы были на этой должности в течение нескольких лет, а затем придерживались этого широкого понятия о борьбе с терроризмом… Я имею в виду противодействие экстремизму и другим инструментам мягкой силы, поскольку вы уже несколько лет не работаете в правительстве. , как бы вы оценили успехи нашей страны по всему широкому спектру инструментов и возможностей, которые входят в традиционный набор инструментов для борьбы с терроризмом?

FP: Ну, я думаю, что для нас важно сделать шаг назад и вспомнить, где мы были после 11 сентября, что действительно важно для масштаба.Мы должны были убедиться, что подобная атака не может произойти, и, очевидно, по логике, мы думали о силовых решениях, мы думали о вооруженных силах, мы думали о преследовании АК и обо всей работе, которая была направлена ​​на это.

FP: Но вскоре после этого мы стали думать о том, что мы могли бы помешать плохим парням заложить бомбу или устроить теракт 11 сентября, но как нам убедиться, что у них нет солдат? Как сделать так, чтобы они не развивали интеллектуальные способности? Эта работа страны по экстремизму началась в администрации Буша, ускорилась в администрации Обамы, уменьшилась в администрации Трампа и продолжается до сих пор.

FP: Для меня имена изменились, люди говорят об этом по-разному, но это одно и то же. Это мешает сообществам найти интересные идеологии «мы против них». И это могут быть как неонацисты, так и что-то вроде так называемого «Исламского государства» и всего, что между ними.

FP: Итак, что мы сделали? Я написал об этом целую книгу, потому что был разочарован тем фактом, что мы в администрации Буша с самого начала знали, что нам нужно нажать на педаль газа в отношении идеологической составляющей этой войны, а мы этого не сделали.Мы сделали минимальную сумму, мы были ad hoc, мы не консолидировались. Мы вложили очень мало денег в работу по повышению устойчивости и вакцинации.

FP: И что меня пугает, Джавед, если честно, то, что мы подошли к концу правления Буша, когда мы знали, что нужно делать. Что мы должны были сделать, так это сильно ускорить его. Поэтому, когда вы задаете вопрос о том, где мы были и как у нас дела, я не очень в восторге от ответа.

FP: Но я думаю, что у президента Байдена есть возможность взять все, чему мы научились, и пойти ва-банк. Ничто не мешает нам масштабировать все пилотные программы и проекты, которые мы реализовали в этой стране и по всему миру. Нет ничего плохого в том, что мы узнали о том, как люди радикализуются.

FP: Теперь, когда мы знаем то, что знаем, мы должны сделать гораздо больше, чтобы оказать давление на технологические компании. Мы можем сделать гораздо больше в области психического здоровья, особенно для ветеранов, которые рассказывают о влиянии этих войн и о том, как плохие актеры их вербуют.Будь то QAnon, неонацистская группа или вообще что-то вроде AQ. Так что я думаю, что у президента Байдена есть огромная возможность продемонстрировать полученные знания в реальной жизни. Я думаю, что проблема заключалась в концентрации внимания, деньгах, приверженности и внимании к тому, что мы называем «войной идей».

Дж.А.: Прежде чем я закончу с вами вопросы, Фарах, как вы думаете, на основании мер, принятых администрацией Байдена, или опубликованных ими документов, они уже движутся в этом направлении? Или вы думаете, что это все же больше стремление? Я не хочу ставить тебя на место.

FP: Нет, все в порядке. Поскольку мы оба очень уважаем многих наших бывших коллег, которые сейчас занимаются этой работой, и я знаю, что они потратили много времени на общение с такими людьми, как мы, которые были в окопах, а также с гражданским обществом. чтобы получить от них экспертизу. Так что они не начинают с нулевой базы знаний.

FP: Но я думаю, что одна из важных вещей, которые я усвоил, посетив почти 100 стран, когда я был специальным представителем, заключается в том, что правительство США имеет тенденцию быть региональным, и мы склонны думать, что что-то, что происходит в одна часть мира является чем-то очень своеобразным для этого, и мы не видим того, что является фундаментальным, то есть для цифровых аборигенов, которые узнают о себе и ориентируются в своей идентичности, они не ориентированы на регион.

FP: Кто-то в Норвегии изучает идею из Индонезии, кто-то в Малайзии связывается с кем-то в Гвиане. Так что мы должны быть умнее в отношении демографии, цифровых аборигенов, миллениалов, поколения Z и поколения Альфа. Нам нужно лучше прогнозировать. Я думаю, что самая большая роль, которую администрация Байдена может сыграть прямо сейчас, — это сделать все возможное для культурного интеллекта, понять сигналы, которые происходят в этой демографии, чтобы мы могли предсказывать поведение и мы могли предсказывать, как люди думают об идентичности и принадлежности. .

FP: Итак, я смотрю на это и думаю про себя: «Если бы мы серьезно относились к идеологической составляющей войны, впереди нас ждал план, который мы могли бы реализовать». И я думаю, когда вы задаете вопрос о том, делают ли это те, кто находится у власти прямо сейчас, я думаю, что они задают отличные вопросы, я думаю, что они правы, думая о том, какой сейчас срок нашего…

FP: «Все общество», дайте мне передохнуть. Мы говорим это в течение 15-18 лет. Конечно, это касается каждого элемента общества.Так что я хочу увидеть, как мы это делаем, но я хочу увидеть, как мы делаем это в масштабе.

ДжЭ: Фарах, я думаю, вы только что написали описание своей работы, чтобы вернуться к администрации Байдена.

[смеется]

FP: Большое спасибо. Вы очень милы, что предлагаете это.

ДЭ: Точно. Хорошо. Что ж, спасибо, что поделились своим мнением об этом. Опять же, такая важная тема, мы только царапаем ее поверхность. Но Эрик, позволь мне перейти к тебе. Итак, возвращаясь к моему вступлению, вы были одним из ведущих журналистов страны по национальной безопасности, если не единственным, вот уже несколько десятилетий.Вы хорошо знакомы с тем, как, особенно военные, претерпели трансформацию в области борьбы с терроризмом и даже внутренней безопасности от PR 11 сентября до эпохи после 11 сентября.

ДжЭ: Так что, даже глядя на это, начиная с 10-летнего снимка с 11 сентября 2001 года, до того, что я считаю действительно интересной временной отметкой, до смерти бен Ладена, за эти 10 лет, потому что, возможно, это было, вероятно, точкой где у нас есть ощущение высочайшего уровня достижений в глобальной контртеррористической кампании.Как вы думаете, какие большие изменения произошли в Пентагоне и вооруженных силах в борьбе с терроризмом даже за этот 10-летний период?

Эрик Шмитт: Что ж, Джавед, прежде всего, спасибо, что пригласили меня и позволили присоединиться к двум моим уважаемым коллегам. Здорово быть на этой панели. Я думаю, чтобы ответить на ваш вопрос, вы должны вернуться к событиям 11 сентября, и вы просто не можете недооценивать, как мало правительство Соединенных Штатов действительно знало об Аль-Каиде в тот день.

ES: Я имею в виду, конечно, были ниши в карманах правительства, которое сосредоточилось на этом, потому что у нас были атаки Аль-Каиды в Восточной Африке, взрывы посольств в Восточной Африке.У вас была бомбардировка USS Cole. Но это было воспринято как нечто вроде заводи. Итак, 11 сентября у вас наверняка были люди, бегающие по Пентагону, действительно не понимающие, чем занимается эта организация.

Э.С.: Я думаю, что потребовалось несколько лет, прежде чем не только Пентагон, но и правительство в целом смогли разобраться: «Что это за организация? Как она работает? И как нам ее ликвидировать?» И вся идея, и именно на этом сосредоточились такие люди, как Стэнли МакКристал и Билл Макрейвен в SOCOM, заключалась в том, чтобы победить сеть, вы должны бороться с ней с помощью сети.

ES: И это было представление о том, что военные, конечно, будут очень важны в этой роли, кинетической роли преследования плохих парней в земле, объединения с разведданными, полученными от разведывательного сообщества. Но он также фокусируется на дипломатах, и он фокусируется на новых игроках, я думаю, что люди, возможно, не были вовлечены или, по крайней мере, не думали.

ES: Такие люди, как ФБР, отправляющее агентов за границу для работы со своими партнерами в иностранных столицах, и такие отделы, как министерство финансов, которые, я думаю, большинство американцев в то время, а может быть, даже сегодня, могли бы не думать об этом, играют важную роль. в уничтожении финансов террористических организаций.

ES: Итак, потребовалось несколько лет, прежде чем правительство смогло по-настоящему щелкнуть и подумать об этом как о целостном подходе к уничтожению террористической сети. В некоторых случаях, да, это было с помощью удара беспилотника, но в других случаях это перекрывало финансы сети хавалы и в основном истощало финансы для истребителей и других вещей, связанных с этим.

ES: Так что вы правы, к тому времени, когда десять лет спустя произойдет смерть Бен Ладена, это будет очень хорошо смазанная машина, которая будет преследовать террористов, которых мы видели.Но, как точно указала Фарах, я не могу не согласиться, в нем по-прежнему не затрагивались некоторые ключевые вопросы, в частности, идеология.

ES: Если здесь наклейка на бампере, то «это идеология, тупица». То, что мы должны продолжать, будь то правый экстремизм или исламский экстремизм, с этим по-прежнему труднее всего справиться. И как мы видим, рассматриваем ли мы сейчас экстремизм от Сахеля до Сомали, в другие части мира прямо сейчас в Юго-Восточной Азии, это один из самых сложных аспектов, не только для Соединенных Штатов, конечно, потому что это не глобальное усилие.

ES: Это еще одно большое изменение, это то, что это должно быть международное усилие, как указала Фарах, и это с террористическими сетями, которые сейчас настолько подключены к цифровым технологиям, и так подкованы в цифровых технологиях, что намного больше, чем Аль-Каида была , не только в 2001, но даже в 2011, это должно быть основным полем битвы для преследования террористов будущего.

ДЭ: Эрик, спасибо за такую ​​точку зрения. И я думаю, что мы многое обсудили за этот относительно короткий промежуток времени, просто даже об этом понятии правительственного подхода и изменений, которые произошли после 11 сентября, насколько значительным это было по сравнению с до 9 /11 перспектива.И затем эта эволюция, я бы сказал, продолжается и по сей день, и, возможно, мы сможем поговорить об этом в разделе вопросов и ответов.

ДжЭ: Но прежде чем я уйду, и я хочу поднять вторую тему в этом развивающемся переднем ландшафте, мне было бы любопытно, есть ли между различными точками зрения, которые вы все разделяли, было ли что-то еще, о чем вы хотели поговорить в этом понятии государственная реформа? Или то, что, по вашему мнению, наше федеральное правительство должно делать в области борьбы с терроризмом, но мы просто еще не на нужном уровне или в нужном масштабе, не хватает ресурсов?

FP: Джавед, мы говорили о том, что должен сделать Белый дом, и о других вещах, которые администрация ставит в приоритет. Я также хочу обратить внимание на законодательную ветвь нашего правительства. Я думаю, что в законодательной власти произошла гигантская неспособность понять все контуры того, о чем сегодня говорили госсекретарь, Эрик и я.

FP: Это был трудный путь, чтобы заставить людей сосредоточиться на точках соединения, о которых мы говорили, на том, что нам нужно сделать для обеспечения готовности. Мы видим это прямо сейчас в ужасающей форме, в том, как Конгресс планирует и думает наперед. Но представьте себе, что в те дни, в годы после 11 сентября, когда вы пытаетесь заставить их думать о предотвращении, у них словно стекленеют глаза, они не хотят вкладывать в это деньги, они не хотят думать о то, что вы говорите, и я думаю, что это реальная проблема.Так что, если вы думаете о реформе правительства, это тоже ее часть.

MC: Что ж, на этот счет я думаю, что Фара абсолютно права. Одна из… Единственная рекомендация Комиссии по терактам 11 сентября, которая вообще не была принята, заключалась в упорядочении надзора Конгресса за ведомством. И теперь есть десятки комитетов, которые претендуют на юрисдикцию над частью отдела.

MC: И в результате у вас нет четких полномочий, четких юридических барьеров и единого контактного лица в каждом из двух корпусов, где вы можете взаимодействовать с отделом.И это серьезно подорвало нашу способность максимально использовать ресурсы правительства, чтобы свести к минимуму эту угрозу.

ДЭ: Спасибо, секретарь Чертофф, за это. Эрик, что-нибудь на законодательном фронте?

ES: Нет, просто я не могу не согласиться с коллегами, сейчас полный бардак, и я думаю, что это должно быть сосредоточено. Мы как бы видели, что произошло совсем недавно, 6 января, и реакцию на это, и я думаю, что это действительно пугает, как законодатели, к сожалению, ушли в свои партийные уголки, вместо того, чтобы устранить угрозу, как я думаю, законодатели, безусловно, пытались сделать это немедленно. после 9-11 сейчас мы наблюдаем прямо противоположное, и я думаю, что это ведет нас по очень опасному пути.

ДЭ: Хорошо, спасибо за это. Все за то. Позвольте мне перейти к этой следующей широкой теме ландшафта угроз, и пока я задаю вопросы нашим гостям, я также хотел бы напомнить людям задавать вопросы через YouTube в функции чата, если вы хотите задать вопросы, но, пожалуйста, перейдите вперед и сделать это.

ДЭ: Итак, давайте обратимся к ландшафту угроз. Итак, Эрик, позвольте мне задать вам пару вопросов, и можно было бы подумать, что… Недавние политические решения по Афганистану и то, что произошло на местах, вероятно, находятся в центре внимания многих людей, которые смотрят или слушают к этому.

Дж.А.: Итак, исходя из этого предположения, насколько значительным, по вашему мнению, является уход США из Афганистана, и что, по вашему мнению, это означает с точки зрения открытия двери для возрождения таких групп, как «Аль-Каида», и даже в более худшем случае? или, что тревожно, их способность атаковать Запад, как мы видели в прошлом?

ES: Я думаю, что они уходят из Афганистана, и последующий приход к власти Талибана действительно является переломным моментом в борьбе с терроризмом. И не только для «Аль-Каиды», но и для ИГИЛ и ее филиалов. Я думаю, вы видели это только за последние несколько дней и недель, обе стороны теперь заявляют о своей победе. Очевидно, что «Аль-Каида» делает это из-за своей тесной связи с талибами.

ES: И несмотря на то, что некоторые лидеры Талибана настаивают на том, что они не… Это не будет так, как это было 20 лет назад, и их тесные связи с Аль-Каидой тогда. И, конечно же, «Аль-Каида» и ее аффилированные лица буквально за выходные нажили немало денег на пропаганде в Интернете, пытаясь понять, как они могут воспользоваться этим.

ES: Но в то же время у вас есть ИГИЛ-К, филиал Исламского государства, с которым, вероятно, большинство ваших зрителей знакомо по формальной деятельности в Ираке и Сирии, а теперь заявляет о крупной победе с помощью смертоносных всего пару недель назад в Кабуле произошел взрыв, в результате которого погибли 13 военнослужащих и более 170 афганцев.

ES: И хотя это может быть так, вы можете возразить, что любой из этих организаций будет очень трудно сразу сказать, что представляет угрозу для родины, но что это делает, так это активизирует сеть филиалов, которые не не существует 20 лет назад. Что прямо сейчас обе эти организации пережили свое время, когда они были на подъеме.

ES: Конечно, Аль-Каида была такой до самой смерти Бен Ладена. Затем у вас был подъем Исламского государства. Его халифат потерпел поражение, по крайней мере, на территории Ирака и Сирии. Но теперь мы как бы вернулись к тому, что сейчас для них обоих игра, и я думаю, что они видят в этом возможность. Будет интересно посмотреть, какой будет реакция. Будет ли это катализирующим событием для обеих сторон, чтобы привлечь новобранцев, привлечь финансирование, привлечь внимание.Или этот вид соскользнет и будет скорее всплеском?

ES: Это, очевидно, одна из самых важных вещей, которыми обеспокоена администрация Байдена, говорит ли она, что одна из немногих вещей, которые ее долгосрочные цели и сосредоточение внимания на Афганистане, — это так называемая «угроза за горизонтом», и как они будет содержать это. Но только сегодня в Вашингтоне представитель DNI Аврил Хейнс говорила о том, что главная угроза сейчас исходит не из Афганистана, а из таких мест, как Йемен, Сомали и Ирак, куда ушла такая более рассредоточенная террористическая угроза. к.И я думаю, что мы собираемся наблюдать за тем, как Афганистан повлияет на эти филиалы и отделения обеих этих организаций здесь.

ДжЭ: Просто чтобы остановиться на этом моменте, прежде чем я перейду к Фаре для другой части проблемы угрозы. В ваших репортажах или обсуждениях, репортажах о вооруженных силах, беседах с военными, думаете ли вы, что они обеспокоены тем, что если будут приняты аналогичные политические решения о сокращении или полном уходе из всех мест, о которых вы только что говорили, вы думаете? думаете, что просто только повышает риск от этих дополнительных мест помимо Афганистана?

ES: Я, конечно, так думаю, и очевидно, что администрация Байдена, с момента ее прихода, проводит проверку своих глобальных сил, вооруженных сил и того, где было бы наиболее уместно разместить эти силы прямо сейчас.Президент Трамп, очевидно, вывел около 700 военнослужащих из Сомали, теперь в Пентагоне есть предложение вернуть часть этих войск обратно в эту страну.

ES: Потому что есть ранний пример того, как «за горизонтом» может работать, а может и не работать. Большинство инструкторов переехали в близлежащую Кению или Джибути, некоторые удары беспилотников возобновились при этой администрации в целях самообороны, но я думаю, что разговоры о выводе войск или сокращении сил, существующих, например, в Ираке или Сирии, я Думаю, многие военачальники сочли бы это ошибкой прямо сейчас и еще больше ободрили бы некоторые из этих террористических организаций в знак вывода войск США.

ДЭ: Хорошо, Эрик, спасибо за это. Итак, Фарах, позвольте мне обратиться к вам. Так контрастирует с этой дискуссией о международном терроризме, в первую очередь о его джихадистском элементе, сначала об Аль-Каиде, а затем об ИГИЛ, которые, как сказал Эрик, за последние 20 лет то убывали, то убывали. Как бы вы оценили угрозу внутреннего срока здесь, в Соединенных Штатах? И вы думаете, что у него был такой же длинный график, и мы просто не обращали на него столько внимания? Или вы думаете, что это более позднее проявление.

FP: Я думаю, что ландшафт угроз в Америке более серьезен, чем люди могут себе представить, и я думаю, что вы должны взглянуть на то, что мы узнали за два десятилетия о том, как быстро все может вспыхнуть. Нет, у нас нет возможности взглянуть на последние два десятилетия и сказать, что мы все сделали правильно с точки зрения прогнозного анализа того, насколько плохо.

FP: Мы недооценили так называемое «Исламское государство». Мы думали, что сможем сдержать идеи. Мы ошиблись, и я говорю это по отношению к моим бывшим коллегам, и причина, по которой важно понять это, заключается в том, что теперь у нас есть гибридная угроза.У нас есть угроза со стороны неонацистов и сторонников превосходства белой расы. Все видели, что произошло 6 января.

FP: По словам Эрика, мы не видим такой политической реакции Конгресса, которую можно было бы ожидать после нападения на наш Капитолий. И поэтому мы находимся в очень слабом положении в отношении не только понимания, но и серьезности роста превосходства белых в нашей стране. Мы видели точку соединения превосходства белых с другими движениями сторонников превосходства белых в других частях мира.

FP: Теперь вы добавляете к этой ужасной токсичной среде то, что мы только что услышали от Эрика в отношении АК, в отношении ИГИЛ, в плане того, что Талибан является маяком для всех видов групп, которые радикализируются в имя Ислам. У вас есть одна четвертая часть планеты, населенная мусульманами, которую они ищут для своих будущих новобранцев. У вас есть неонацисты, которые смотрят на бывших ветеранов, они смотрят на женщин, они смотрят на другие группы, чтобы иметь возможность радикализировать их ради чистой нации.

FP: Итак, для меня сейчас, через 20 лет после 11 сентября, есть две конкурирующие силы, которые, и это на самом деле довольно больно, обе идеологии «мы против них», но они также, по мнению Эрика, о том, как сообразительны все экстремисты, они учатся друг у друга. Итак, они используют мемы, они пингуют с мемами, они подражают друг другу, они используют логотипы, они используют тактики видео, которые, как они знают, работают.

FP: Вы видите дисциплину в том, как они набирают сотрудников, которых не было до 11 сентября.В том, что они носят, как они говорят, каковы их сообщения. Это не сулит ничего хорошего в будущем, потому что теперь у нас есть гражданские лица, некоторые из которых прошли военную подготовку, наряду с технологической революцией, которая одним взмахом пальца дает вам все, что вы получаете, и мы все знаем, что делают алгоритмы, так что вы попали в кроличью нору. Что это значит для нашей безопасности? Что, в конечном счете, и есть то, что вы подразумеваете под средой угроз.

FP: Насколько я понимаю, безопасность состоит из двух частей.Во-первых, не дай Бог, взрыв в Бостоне, теракт 11 сентября и тому подобное, что вы пытаетесь предотвратить. Но я думаю, что самая большая ошибка Соединенных Штатов заключается в том, что мы были неправы, когда не включили в среду угроз то, что происходит в обществах, и выявленные социальные провалы.

FP: Потому что то, что делают эти плохие актеры, будь то неонацисты или члены так называемого «Исламского государства», разъединяют общества вокруг «мы против них», и последствия этого вы видите. у детей в возрасте семи лет.И, наконец, последний момент, который я просто хочу сказать по этому поводу с точки зрения прогнозирования и того, как мы думаем об угрозе, я помню, как разговаривал с госсекретарем Чертоффом вскоре после того, как я покинул правительство в 2014 году.

FP: И я сказал ему, что был в его офисе с официальным документом, который я сделал с коллегой в Лондоне. И я сказал: «Я действительно думаю, что нам следует больше работать над тем, как женщины становятся радикальными». Никто в правительстве к этому не прислушивается. Секретарь Чертофф, конечно, так и сделал, потому что он такой, какой он есть, и он сказал: «Ну, что нам делать? Как мы должны думать об этом по-другому? Что должно быть… Что мы должны сделать, чтобы подготовить и предотвратить радикализацию женщин?»

FP: И я хочу оставить нас с этой идеей о предотвращении, где есть места, где мы не проделали работу, что нам нужно сделать, чтобы сделать нас более безопасными в обществе, а не только для предотвращения террористической атаки. , но и предотвратить еще больший разрыв наших обществ.

Дж.А.: Да, спасибо Фарах за такое страстное изложение проблем, связанных с внутренним терроризмом, и взаимодействия с международным терроризмом.Очень быстро я думаю, что два отражения этого симбиоза, я думаю, если это правильный термин, являются одними из самых громких голосов в экстремистском цифровом пространстве после захвата Талибаном власти белых сторонников превосходства и неонацистов здесь, в Соединенных Штатах. кто отстаивает это.

JA: Что, опять же, сложно представить 10-15 лет назад. Кроме того, есть еще одна группа неонацистов и сторонников превосходства белой расы, которая активна не только в Соединенных Штатах, но и за рубежом, под названием «База».Они берут свое название от Аль-Каиды, они просто не верят в глобальную джихадистскую идеологию. Так что только два очень маленьких примера этого.

ДЭ: Хорошо, секретарь Чертофф, осталось несколько минут на формальные вопросы, я хочу закончить с вами. Итак, учитывая эти разные взгляды Эрика на международный терроризм и Фары на внутренний, по крайней мере, с точки зрения целей борьбы с терроризмом для национальной безопасности, как вы думаете, где должен быть этот баланс сейчас или в следующие пять-десять лет? И что, по-вашему, ведомство делает по этому поводу?

MC: Я согласен и с тем, что сказал Эрик, и с тем, что сказала Фара, о том, откуда это исходит.И, как сказал президент Буш в Шэнксвилле 11 сентября, либо… Хотя у них нет ничего общего с точки зрения провозглашаемых ими идеологий, на самом деле, в их ненависти к правительству и желании разрушить правовые институты, обе глобальные экстремисты-джихадисты и внутренние экстремисты сторонников превосходства белой расы имеют много общего.

MC: На самом деле, если подытожить, я бы сказал, что движущей силой между обеими группами является нигилизм, просто желание разрушать и разрушать, и наслаждаться насилием и разрушением.И с этим очень трудно справиться. Но набор решений немного отличается. Очевидно, проблема заключается в попытке дерадикализации или в том, чтобы заставить людей отказаться от чего-то из этого.

MC: Что касается джихадизма и международного терроризма, мы проделали хорошую работу по созданию ряда оборонительных сооружений на наших границах, и наша способность собирать и даже находиться за границей сильнее, чем до 11 сентября. . Таким образом, не преуменьшая угрозу возрождения ИГИЛ и «Аль-Каиды», я думаю, что у нас есть мышечная память, которая позволит нам решить эту проблему, используя набор возможностей, которые, откровенно говоря, сейчас лучше, чем они были 20 лет назад.

MC: Внутри страны сложнее, потому что наши возможности по сбору средств ограничены законом, потому что мы не привыкли смотреть внутрь себя, потому что социальные сети, которые являются одной из основных мобилизующих сил, приносят с собой целый набор проблем, связанных с Первой поправкой. которые заставляют нас нервничать по поводу мониторинга того, что было сделано в Интернете. Даже когда люди выходят в интернет и объявляют всему миру, что собираются совершить насильственные преступления.

MC: Итак, нам нужно построить архитектуру, уважающую гражданские свободы, но признающую, что нам нужно больше внимания к этому внутреннему экстремизму.И многое из этого будет происходить на уровне сообщества, это будет касаться не только правоохранительных органов, но и общественных социальных служб, религиозных организаций и обращения к ним с просьбой о сотрудничестве, когда они слышат, как кто-то говорит о желании совершить акт насилия.

MC: Я думаю, что это был бывший морской пехотинец с посттравматическим стрессовым расстройством, который пару дней назад убил семью, которую он даже не знал. И я думаю, что либо его жена, либо подруга, которая позже сказала: «Ну, он говорил о том, чтобы пойти и убить людей». Но она никогда никому не говорила.Одна из вещей, которые, по моему мнению, нам нужно сделать, — это построить съезды, найти способ побудить людей выйти вперед. И, как они говорили: «Увидишь что-нибудь, скажи что-нибудь», не чувствуя, что если ты доносишь на любимого человека или друга, это приведет к тому, что они попадут в тюрьму, что кому-то очень трудно помыслить.

MC: Но если бы мы могли придумать альтернативные решения, взять людей, которые выглядят так, как будто они балансируют на грани насилия, и перепрограммировать их, как мы делали с сектами, это могло бы быть альтернативой, которую люди бы приняли. с гораздо большей готовностью звоните, когда они начинают видеть, что кто-то, кого они знают, направляется в очень опасном направлении.

MC: Итак, я думаю, нам нужно продумать вопрос депрограммирования и дерадикализации. Опять же, как нам справиться с балансом гражданских свобод и тем фактом, что мы должны смотреть на угрозы изнутри. И нам также необходимо взаимодействовать с социальными сетями и серьезно поговорить об их ответственности с точки зрения того, чтобы не стать оружием, и об источниках вдохновения для террористических актов.

MC: Наконец, позвольте мне сказать следующее. Одна вещь с внутренними террористами, противоположная тому, что мы имели с глобальными террористами, это то, что когда у нас было 11 сентября, все в стране собрались вместе, республиканцы, демократы.Я помню, как пару дней спустя был в Конгрессе, видел, как они все стояли друг с другом, у нас была комиссия по расследованию 11 сентября. В конце концов, были разногласия, но было единство цели.

MC: Идея о том, что у нас было 6 января, если бы она сбылась, привела бы к гибели членов Конгресса и буквально к первой остановке выборов, включая Гражданскую войну, и к тому факту, что Теперь члены Конгресса не хотят смотреть на это и говорят: «Здесь не на что смотреть», что является элементом угрозы и вызова, который является новым и очень пугающим.

Дж.А.: Спасибо за это, секретарь Чертофф, и я согласен со всеми поднятыми здесь вопросами. Это такая динамичная среда, как со стороны внутреннего, так и с международного терроризма, и поскольку я долгое время изучал терроризм, еще до того, как я занялся анализом правительства или терроризма. И теперь, когда меня нет, я просто думаю, что следующие 20 лет будут такими же сложными и сложными, как и предыдущие 20.

ДЭ: На этом давайте обратимся к некоторым вопросам аудитории.У нас есть несколько хороших вопросов. Я открою, некоторые из них не адресованы никому лично. Но возникает один вопрос: «Можем ли мы, наконец, начать относиться к терроризму как к криминальной проблеме или проблеме преступных группировок и найти лидерство вне вооруженных сил, чтобы возглавить борьбу с терроризмом?» Я читаю это дословно, я не пытаюсь редактировать.

MC: Позвольте мне ответить. Я думаю, что на самом деле мы построили большую часть нашей борьбы с терроризмом на основе гражданского лидерства. В основном, как вы знаете, Джавед, мы обратились к ФБР со стороны расследования и обвинения, а теперь мы обратились к Министерству внутренней безопасности по вопросам построения защиты и укрепления.И роль военных и разведывательного сообщества в значительной степени была внешней.

MC: Я скажу очевидно, что мы имеем дело с террористическими платформами в Афганистане или в Сомали, это не будет проблемой DHS, это будет проблема DOD. Но я не думаю, что мы в значительной степени выдвинули военных вперед. Я думаю, что на самом деле это было много гражданского руководства.

ES: Я думаю, вы посмотрите на подход, конечно, он начался с того, что администрация Обамы сократила силы, мы видели повсюду, это было целью военных, определенно военных, чтобы уменьшить свое присутствие, чтобы у вас было мало количество сил, которые могут позволить, помочь и позволить местным силам безопасности сдерживать такого рода угрозы, рассматривать их как банду преступного типа.

Э.С.: Проблема в том, когда эти угрозы переходят границы и становятся региональными проблемами, а затем становятся международными проблемами. По крайней мере, в заокеанской угрозе. Однако то, о чем мы говорили сегодня, когда вы говорите о цифровых сетях, где, очевидно, нет границ, становится гораздо более сложной задачей, и решить эту проблему становится гораздо труднее.

ДжЭ: Фарах, что-нибудь от вас по этому вопросу?

FP: Ну, нет, я просто повторил слова Эрика о том, что у идеологии нет границ. Я думаю, что это… И я понимаю и уважаю, почему мы должны это делать и говорить о внутреннем ландшафте и международном. Как по мне, все взаимосвязано. Когда мы думаем о том, как бороться с терроризмом, это не предотвращает террористические акты на планете Земля, а настолько уменьшает их количество, что мы можем с ними справиться. Это касается и идеологии.

FP: И поэтому я думаю, что мы должны по-другому думать о том, о чем именно говорил госсекретарь Чертофф с точки зрения местных решений и привлечения партнеров на местах для помощи.Проблема заключается в том, что единственная организация, которая на самом деле организована систематическим образом и требует большой работы, как я упоминал ранее сегодня, — это правительство, и я думаю, что это неправильно.

FP: Я думаю, нам нужно по-другому думать о том, как наращивать потенциал гражданского общества, филантропов, бизнеса и других на низовом уровне, чтобы они могли усилить прививку. А также критически к вопросу о том, о чем говорил госсекретарь Чертофф, когда вы что-то видите, куда вы идете? В Соединенных Штатах нет ни у кого выхода для этого.

FP: Я думаю, что это моменты, когда мы можем отступить и сказать: «Что мы можем построить сегодня, что может помочь в этом более длительном деле?» Одним из них на самом деле являются такие виды съездов, о которых мы говорим уже очень давно.

ДжЭ: Фарах, прежде чем я закончу этот вопрос, я хочу спросить вас, потому что, как человек, который путешествовал, как вы сами сказали, в более чем 100 стран, я был на земле и видел различные структуры и модели того, как другие страны пытались бороться с одними и теми же проблемами.Кто, по вашему мнению, справляется с этой задачей лучше, чем Соединенные Штаты? И в той степени, в которой вы только что описали, не обязательно использовать только набор инструментов жесткой силы, но совсем другую нетрадиционную или мягкую силу.

FP: Каждая страна в мире будет говорить о том, насколько они особенные и разные, и что их подход очень отличается, и он не может быть таким же, как у кого-либо еще. Так что это одна проблема, которая у нас есть. Мы знаем пару очень простых вещей. Во-первых, идентичность и принадлежность находятся в центре всего.

FP: Вы не начинаете лезть в интернет с вопросами о том, как вступить в неонацистскую группу, если внутри вас что-то не происходит. Это верно для AQ, это верно для… Итак, в этом путешествии каждая страна, спустя 20 лет, поняла, что идентичность и принадлежность лежат в основе.

FP: Хорошо, как они с этим справляются. В Европе есть страны, которые вкладывают больше денег, особенно страны Северной Европы, в социальные компоненты, о которых говорил госсекретарь Чертофф, предоставляя деньги НПО для фактического выполнения этой работы.Мы… Мы, Соединенные Штаты, просим НПО делать работу, которую мы не можем сделать, и это правильно, потому что правительство не имеет подлинности и доверия.

FP: Но мы просим их делать это за копейки, и им приходится тратить свое время на сбор денег, чтобы поддерживать свет и платить зарплату людям. Есть и другие части мира, такие как страны Северной Европы, например, которые понимают, что они должны предоставить НПО гораздо больше возможностей в денежном выражении, чтобы иметь возможность делать это.

FP: Так что, когда вы задаете этот вопрос, для меня это не похоже на: «О, черт возьми, в Малайзии лучшая программа о том, как помешать людям присоединиться к ИГИЛ.Или: «Канада все сделала правильно». У всех есть сильные стороны в отношении того, как они работают с гражданским обществом, мы подошли к тому моменту, когда мы также знаем важную роль технологий.

FP: И при этом, вы знаете, регион, который лучше справился с проблемой технологий, — это Европа, потому что они жестко обошлись с компаниями, работающими в социальных сетях, и они заставляют эти компании извиваться. И это то, что мы тоже должны делать.

ДЭ: Хорошо, отлично. Спасибо, Фарах, за это.Я не пытался поставить вас на место, но просто учитывая вашу глобальную перспективу, я подумал, что у вас есть действительно интересное понимание этого. Хорошо, есть несколько очень хороших вопросов, которые приходят, так что позвольте мне перейти к ним в следующий раз. Осталось около 10 минут, и мы не сможем добраться до них всех.

ДЭ: Но сначала один вопрос к вашему секретарю Чертофф, и снова, Эрик или Фара, вы можете вскочить: «Мысли о продолжительных последствиях Закона о патриотизме сейчас, когда мы приближаемся к 20-летию со дня принятия Закона о патриотизме. Закон о патриотизме и его значение с точки зрения внутренней безопасности, конфиденциальности и гражданских свобод?»

MC: Это очень неправильно понятый закон.По сути, он сделал две вещи. Это позволило обмениваться информацией между разведывательным сообществом и правоохранительными органами, что ранее было запрещено. Чтобы у нас не было ситуации, которая произошла до 11 сентября, когда со стороны разведки были некоторые указания на то, что кто-то в США обучался, кто учился управлять самолетом, возможно, потому, что они были связан с бен Ладеном. И об этом никогда не сообщалось правоохранительным органам. Поэтому устранение барьеров для обмена информацией было важным и по сей день остается положительным моментом.

MC: Еще одна вещь, которую мы сделали, это в некоторой степени расширили юридические процессы, которые были доступны для получения информации о потенциальных террористических актах, таким образом, чтобы сделать их симметричными с тем, что мы делали с торговцами наркотиками. Таким образом, они расширили полномочия по вызову в суд или эквивалент полномочий по вызову в суд для ФБР, и были доступны другие инструменты сбора.

MC: Противоречие, которое действительно возникло в какой-то момент, заключается в том, что Бюро воспользовалось своей способностью запрашивать информацию и начало запрашивать ее в большом количестве, в основном телекоммуникационные компании или интернет-провайдеры передают все метаданные, а не контент, но все метаданные к ним на постоянной основе.

MC: Я не думаю, что это было предусмотрено, а затем, в конце концов, было урезано еще при администрации Обамы. Таким образом, была рассмотрена эта особая характеристика противоречия. Но я думаю, что это сбалансировало обмен информацией и адаптацию проверенных и надежных инструментов правоохранительных органов к терроризму.

JA: Верно, и Конгресс, несколько администраций теперь имели возможность работать с Конгрессом, чтобы значительно изменить или отменить его, и до сих пор этого не произошло, поэтому будет интересно посмотреть, как долго он будет оставаться в книгах. Хорошо, еще один действительно хороший вопрос. И прежде чем я уйду, Фара и Эрик, что-нибудь о Патриотическом акте, слежке, неприкосновенности частной жизни в США?

ДЭ: Хорошо. Еще один действительно хороший вопрос об этой смеси между терроризмом в физическом мире и терроризмом, управляемым или поддерживаемым в киберпространстве, которого, я бы сказал, мы еще не видели. Таким образом, возникает вопрос: «Является ли физический терроризм умирающим явлением? И, учитывая то, как развивается спектр технологий, должны ли мы ожидать более реальных террористических актов, совершаемых с помощью киберинструментов или возможностей?»

MC: Джавед, позволь мне взять это.Во-первых, физический терроризм не умирает. Мы не видели атаки масштаба 11 сентября, но это произошло потому, что мы гораздо лучше обнаруживали эти вещи и не позволяли людям из-за рубежа приезжать в страну в количестве, которое позволило бы им провести 11 сентября.

MC: Но проблема никуда не делась, мы продолжаем слышать истории о людях, которые поднимают оружие или садятся за руль автомобиля и совершают акты террора против отдельных лиц или просто невинных прохожих. Но киберпространство становится все более масштабным, мы видели кибертерроризм.В последние пару лет была предпринята попытка фактически отключить систему фильтрации загрязнения воды во Флориде, которая, если бы она не была обнаружена, привела бы к тому, что люди пили бы загрязненную или испорченную воду.

MC: Иранцы атаковали банковскую отрасль в ответ на некоторые санкции атакой типа «отказ в обслуживании». Я думаю, что все чаще мы будем видеть, что киберпространство становится вектором конфликта. Итак, опять же, проблемы умножаются, а не вычитаются.

ДжЭ: Фара или Эрик, что-нибудь о киберугрозах?

ES: Я бы повторил это.Я согласен с госсекретарем Чертоффом, я думаю, вы не увидите уменьшения физического терроризма, просто из-за его зрелищности, и видя взрыв или грузовик, едущий по бульвару в Барселоне, или что-то в этом роде, откровенно говоря, для многих людей это очень интуитивное, пугающее чувство.

ES: То, что вы увидите, возможно, будет большим воздействием этих кибератак на большее количество людей. Только посмотрите, какое влияние недавно оказал газопровод на восточном побережье Соединенных Штатов.Это… И опять же, сейчас мы дрейфуем к спонсируемому или поддерживаемому государством терроризму, и почти оглядываемся назад в будущее и на то, как это может сработать.

ES: Значит, вы говорите не только об отдельных группах, но, возможно, о преступных группировках, которым помогают или помогают национальные государства, которые являются соперниками США. Так что это тоже очень опасная тенденция.

ДЭ: Фара, что-нибудь по этому поводу?

FP: Я только что хотел сказать, я думаю, что мы… К теме недооценки негосударственных акторов также, они изучают ландшафт так тщательно, как могут.Они многому научились. Они следят за нашей реакцией. Я думаю, что мы постоянно описывали Талибан, АК или ИГИЛ как «разношерстную группу», заполняющую пробел, и это уменьшает с уровня сознания то, какой может быть эта угроза. Потому что они не похожи на нас, они живут иначе, чем мы.

FP: Но я думаю, что это такая катастрофа, образ мышления, который является катастрофой, потому что они тоже читают Сунь-Цзы, они тоже изучают то, что наши генералы и офицеры изучают в Вест-Пойнте.Они внимательно его изучают, потому что человеческая природа в конечном счете не сильно изменилась. Они знают, что делать. Так что, по мнению Эрика, зрелищность мероприятия не исчезнет в ближайшее время.

ДЭ: Итак, у нас, вероятно, есть время для… Я постараюсь сделать этот вопрос последним, и пусть он закроет несколько разных тем здесь, хотя это всего лишь один вопрос от аудитории. Но мы рассмотрели этот широкий спектр правительственной реформы и угрозы, и часть того, что я слышал за последний почти час, заключается в том, что правительству США еще предстоит пройти долгий путь, чтобы добиться большего прогресса в обеих областях. эти спектры борьбы с терроризмом.

ДжЭ: Но один вопрос, который, я думаю, связывает некоторые из этих вопросов, заключается в том, что, и Фарах, я сначала спрошу вас, но учитывая это, как вы видите роль женщин и меньшинств и разнообразие в сфере национальной безопасности США? И считаете ли вы, что это все еще область, в которой нужно проделать гораздо больше работы, которая могла бы оказать положительное влияние на эти две другие вещи, о которых мы говорили? Надеюсь, я пытаюсь упаковать этот вопрос с некоторыми другими вещами.

FP: Ну, по крайней мере, мы могли бы потратить на это целый час.Я имею в виду, ты шутишь?

[смеется]

FP: Да, я буду предельно ясен. Мы не разнообразны, женщин очень мало. Смешно, что в 21 веке мы задаем этот вопрос. За политическим столом недостаточно женщин, не говоря уже о разных женщинах или разных актерах любого рода. Так что мы должны сделать больше. Мы улучшились, но мы должны сделать больше.

FP: Почему это важно для CT? Потому что то, как вы смотрите на культуру, то, как вы понимаете внутренние различия, означает, что за столом не может быть одинаковых людей.И я думаю, мы сделали бы себе одолжение, если бы подумали о вещах, а не только о том, на каких языках вы говорите, что первое, о чем все говорят, а скорее о наследии, прошлом и перспективах, которые вы предлагаете, когда думаете. о контурах человеческого общества.

ДЭ: Да, отлично. Я знаю, что ты многое хотела сказать по этому поводу, Фара. Нет, мы только, опять же, царапаем поверхность. Секретарь Чертофф, Эрик, что-нибудь по вопросу, который я задал Фаре?

MC: Я думаю, что чем больше голосов и предысторий представлено, тем мудрее будут решения.

ES: Я думаю, вы слышали Ллойда Остина, только в 2021 году первый чернокожий министр обороны афроамериканец говорил о том, что вы не можете управлять таким большим департаментом, как Министерство обороны, если только он не отражает общество в которым он служит. И я думаю, что он понимает, насколько это сложно в таком важном отделе, как его, но он может говорить с таким сильным моральным авторитетом, я думаю, исходя из своего собственного опыта и своих личных историй, опираясь на подобные другим в прошлом, конечно, такие люди, как Колин Пауэлл в Министерстве обороны, в этом пространстве.Но я думаю, что он сталкивается с некоторыми реальными проблемами, пытаясь справиться с такой обстановкой в ​​Министерстве обороны.

ДЭ: Хорошо, до 5 часов осталось всего две минуты, но лучше попробуйте втиснуть еще один вопрос, я думаю, мы просто назовем это часом. Но еще раз большое спасибо, Фара, Эрик, секретарь Чертофф, за то, что присоединились к мичиганскому сообществу в этом разговоре. К сожалению, секретарь Чертофф и Фара, вы не смогли быть с нами лично, но, надеюсь, мы сможем направить вам еще одно приглашение и доставить вас сюда.

ДЭ: Если вы еще не были в Анн-Арборе, Эрик продолжит принимать вас сегодня вечером здесь, в Анн-Арборе, и с нетерпением ждет этого. Так что еще раз спасибо всем за то, что были с нами, спасибо всем, кто присоединился к нам онлайн или по телефону, и мы скоро увидимся снова. Спасибо.

MC: Спасибо.

ЭУ: Спасибо.

FP: Спасибо.

Мрачное видение будущего Ближнего Востока Мохаммеда бин Заида

Большинство членов «Ислах» были сосредоточены в северных эмиратах, особенно в Рас-эль-Хайме, чуть более чем в часе езды к северу от Дубая.Он менее густонаселенный, чем более богатые города на юге, с меньшим количеством небоскребов и торговых центров, и он немного потрепаннее. В некотором смысле Ислах выражал свое неодобрение гиперкапиталистической культуре, порождаемой в крупнейших городах ОАЭ. Многие из его публичных заявлений были протестами против баров и проституции, которые обслуживали растущее иностранное население ОАЭ. Его представители в конечном итоге начали продвигать демократию и права человека, хотя это могло быть, по крайней мере, отчасти удобным способом вызвать симпатии Запада к их делу.

Арабисты и дипломаты на Западе в основном придерживаются мнения, что к исламистам такого рода следует относиться терпимо и что их взгляды, вероятно, со временем смягчятся из-за их интеграции в избирательную политику. Тунисское движение Ennahda часто приводится в качестве примера того, что может произойти, когда исламистам предоставляется шанс развиваться в более прогрессивном направлении. Ennahda, вышедшая из «Братьев-мусульман», разделила власть со светской партией, и ее лидер предположил, что это не столько исламистская партия, сколько арабский вариант европейских партий, таких как христианские демократы.

М.Б.З. действительно вступил в своего рода диалог с исламистами ОАЭ, и он утверждает, что опыт показал, что им нельзя доверять. После терактов 11 сентября он начал встречаться с членами «Ислах» и убеждать их вернуться в лоно. Сначала он предложил им сделку: держитесь подальше от политики, и они смогут продолжать свою благотворительную деятельность. Они ответили списками требований. Попытки пропаганды прекратились после напряженной встречи в 2003 году, и отношение М.Б.З., похоже, ужесточилось.В 2004 году он сказал посетившей его делегации Соединенных Штатов, что «мы ведем культурную войну с «Братьями-мусульманами» в этой стране», согласно кабелю, обнародованному WikiLeaks. Один из собственных сыновей МБЗ начал подпадать под влияние исламистского мышления, сказал он группе приехавших дипломатов в 2009 году. В ответ он применил тактику, которую использовал его собственный отец: отправил своего сына в Эфиопию с Красным Крестом, чтобы оценить моральное достоинство немусульман.

Даже когда он расправился с Братством, М. Б.З. работал над гораздо более амбициозным проектом: построить государство, которое выявит все исламистское движение, преуспев там, где оно потерпело неудачу. Вместо нелиберальной демократии, как в Турции, он построит ее противоположность, социально-либеральную автократию, как это сделал Ли Куан Ю в Сингапуре в 1960-х и 1970-х годах. Он начал с государственной службы Абу-Даби, которая страдала от многих из тех же недугов, что и в других арабских странах: раздувание и неэффективность, а связи и семейная репутация играли большую роль при приеме на работу, чем заслуги.Эти особенности были отчасти наследием египетского силача Гамаля Абдель Насера, который в 1950-х годах построил неработоспособный прототип, который повсюду копировали.

М.Б.З. развернул группу молодых, талантливых людей и уполномочил их разгромить бюрократию. В течение следующих нескольких лет они уволили десятки тысяч сотрудников и переназначили многих других, упорядочив штат. В период с 2005 по 2008 год правительство Абу-Даби увеличилось с 64 000 до 7 000 человек. В то же время он начал использовать огромные резервы капитала Абу-Даби для создания экономики, не связанной с нефтью.Используя новый суверенный фонд благосостояния под названием Mubadala, он привлек новые отрасли, создав рабочие места, которые помогли бы обучить местное население. Он отточил свой прогрессивный имидж, включив женщин в свой кабинет. Мубадала создал аэрокосмический и авиационный центр в Аль-Айне, где 86 процентов рабочих составляют женщины.

Иногда кажется, что он хочет изменить самих эмиратцев, сделать свой народ более дисциплинированным, более рациональным, более самостоятельным. «Вы когда-нибудь обменивались рукопожатием с эмиратцем?» один бывший дипломат слышал его слова.«Это слабая рука — они отводят взгляд. Я пытаюсь научить людей смотреть тебе в глаза и давать тебе твердую руку». Он сделал джиу-джитсу обязательным в школах. В 2014 году он ввел военную службу, заставив молодых эмиратцев, которым предоставляется бесплатное жилье, образование и здравоохранение, пройти год в учебном лагере и тяжелой работе. М.Б.З. убедились, что они восприняли это всерьез. Вскоре после начала призыва несколько сотен подходящих молодых людей не смогли зарегистрироваться. М.Б.З. приказал привести их к себе и «провел час, раскритиковав их за то, что делал его отец, строил страну и так далее», как сказал мне один бывший дипломат.«Все они отправились в тюрьму на 30 дней». (Представитель Эмиратов оспорил эту версию.)

Когда я впервые приехал в ОАЭ в 2007 году, я слышал много беспокойства по поводу социальных последствий внезапного перехода страны от бедности к огромному богатству: вялость, депрессия, изоляция и неустроенность. . Во время моего последнего визита я услышал по крайней мере дюжину историй о молодых домоседах, которые вернулись из учебного лагеря трезвыми и худыми, внезапно захотев сами стирать и мыть посуду. Проект также объединил людей из разных эмиратов и социальных слоев, что редко случалось в прошлом.Война в Йемене навлекла ужасы на эту страну, но, похоже, она оказала разжигающее воздействие на эмиратское общество. В ходе боевых действий было убито более 100 эмиратцев, и хотя это ничтожно мало по сравнению с ужасающими потерями йеменцев, по человеческим меркам это, безусловно, самая дорогостоящая война в ОАЭ. когда-либо воевал. Вероятно, помогает то, что М.Б.З. и у большинства правителей других шести эмиратов были сыновья или племянники на передовой, некоторые из которых были серьезно ранены. Я кратко познакомился с Зайедом бин Хамданом, М.Племянник и зять Б.З., передвигающийся в инвалидной коляске после повреждения позвоночника при крушении вертолета в Йемене в 2017 году.

отзывов владельцев модификации М2. Анализ результатов сравнения

Важным преимуществом автомобилей китайского производства по сей день является стоимость. Именно по этому критерию Great Wall Haval H8 является новоиспеченным, у которого есть возможность стать намного интереснее существующих аналогов на рынке джипов.Этот внедорожник недавно был представлен на многих автосалонах и получил массу положительных отзывов от довольно популярных автоконструкторов. Пока в России у Great Wall Hawal N8 есть возможность посмотреть только на фото, но не за горами новоиспеченный джип появится в продаже.

В ближайшие 2 календарных года корпорация Great Wall выпустит обновленную линейку больших и достаточно дорогих автомобилей, и они будут считаться достаточно качественными. Данное мероприятие даст возможность значительно увеличить продажи, но провести данное мероприятие в РФ будет сложно.А теперь пора разобраться с основными отличительными чертами Haval H8.

Дизайнерские решения – имитация и премиальные функции

Глядя на фото Hawal H8, возникает понимание, что производитель откровенно обманул, заявив об абсолютно уникальном и эксклюзивном дизайне. Все эти решения мы даже где-то уже видели, а именно поразила схожесть с конкурентом в этом классе из Европы — . Если смотреть на Great Wall Haval H8 в профиль, то можно, конечно, спутать с немецким аналогом, но если присмотреться, китайский джип все же другой.

Модельный ряд Hawal действительно обладает уникальными чертами, но уникальным дизайном этому джипу не придется похвастаться. Вероятно, на официальном тест-драйве специалисты найдут противоположное мнение, но пока новый Great Wall Haval H8 принимается как:

.
  • достаточно удачный автомобиль, приемлемый для покупателей в РФ — достаточно высокая роскошь за сравнительно небольшие деньги ;
  • большой джип с немалым клиренсом и большими колесами вселяет уверенность при первой встрече;
  • салон автомобиля выглядит дешевле, чем, например, у основных конкурентов, но если сравнивать с другими китайскими автомобилями, то салон вполне сносный;
  • самая дорогая модель среди продукции Great Wall.

Несмотря на то, что технические характеристики Haval H8 никоим образом не подтверждают весь заявленный потенциал внешнего вида, тест в Китае оказался весьма вдохновляющим для многих присутствующих на этом тест-драйве. Сегодня очень часто можно услышать множество комплиментов в адрес H8, хотя машина еще толком не известна со всех сторон.

Не будем пока превозносить довольно устаревший дизайн, похожий на дизайн старого или туарега. Но можем лишь отметить, что на фото Great Wall Hawal N8 выглядит очень эффектно.

Технические характеристики Hawal H8

Считается, что новый Hawal H8 пришел на смену Hover 7, поэтому можно смело сказать, что Great Wall проделала большую работу по обновлению автомобиля, построив совершенно новый внедорожник.

Под капотом Great Wall Haval H8 находится 2-литровый турбированный 4-цилиндровый бензиновый двигатель. Такой аппарат выдает 240 литров. С участием. мощность и 324 Нм крутящего момента в диапазоне от 2000 до 4000 об/мин.Трансмиссия — 6-ступенчатый автомат, передающий тягу на все колеса в случае полного привода. Сотню км/ч полноприводный Hawal H8 набирает за 10,6 секунды , а максимальная скорость внедорожника составляет 180 км/ч.

Пока цена Great Wall Hawal N8 точно не известна, но, по мнению экспертов, ориентировочная цена на этот внедорожник составит около 1 200 000 рублей … Это ориентировочные данные, возможно, будут более продвинутые версии более дорогой. Многое зависит и от курса доллара, который в последнее время очень сильно вырос, тем самым внося существенные изменения на автомобильный рынок.

Подведение итогов

В ожидании презентации внедорожника Hawal N8 в России многие вопросы, связанные с этим автомобилем, остаются загадкой, но журналисты, участвующие в тест-драйве этой новинки, пишут в своих автомобильных журналах, что довольны этим автомобилем и получили много положительных эмоций. Конечно, у каждого свои вкусы и предпочтения, но эксперты считают, что бренд Great Wall выходит на более высокий уровень развития, о чем свидетельствуют машины из линейки Hawal.

Что касается популярности этого китайского джипа в России, то пока об этом говорить рано, ведь если взять за отправную точку цену в 1 200 000 рублей, то можно сказать, что эта цена достаточно высока для китайского джипа , тем более, что на рынке уже много хороших машин, которые можно приобрести за эти деньги.

Следовательно, чтобы привлечь российских покупателей, все-таки надо снизить цену . .. Ведь китайские автомобили всегда пользовались спросом именно потому, что имели низкую цену. Если она все же ниже, чем у конкурирующих концернов, то успех этим машинам гарантирован.

Одна из крупнейших китайских автомобильных компаний Great Wall, более 10 лет входит в десятку сильнейших частных компаний Китая. Изначально применяя технологии из соседней Японии, компания смогла в кратчайшие сроки вырасти в настоящую автомобильную империю. Более 10 дочерних компаний смогли не только прочно закрепиться на рынке, но и представить на рынке полноценный модельный ряд самых разнообразных автомобилей.
Представляя в первую очередь внедорожники, Greet Wall тем не менее имеет в своей линейке и легковые автомобили различных сегментов рынка.

Модельный ряд китайских автомобилей Great Wall


Great Wall Hover h5

Модель среднеразмерного внедорожника, с которой начались активные продажи на территории стран СНГ.
Имеет два двигателя — бензиновый 2,4 л (136 л.с.) и 2.0 литровый дизельный двигатель мощностью 150 л.с. С участием. Моторы работают в паре с «механикой» и автоматической коробкой передач.

Цена автомобиля стартовала от 875 тысяч рублей. Модель на рынке с 2011 года.


Great Wall hover h4

Автомобиль отличается от предыдущей модели бензиновым двигателем 2.0 мощностью 122 лошадиные силы, а также оригинальным внешним видом.
На этом различия заканчиваются. Автомобиль также имеет полный привод и классическую механическую коробку передач, а цена также стартовала от 849 тысяч.
На рынке с 2009 года.

Great Wall hover h4 new

Обновленная версия знаменитого полноприводного внедорожника появилась только в 2014 году.
Автомобиль получил бензиновый двигатель 2.0, который вместе с турбиной выдает 180 л.с. с., а в атмосферном исполнении – 116 л.С участием.
Механическая коробка передач по-прежнему доступна с моторами.
Стартовая цена «выросла» до 825 тысяч рублей.

Great Wall hover h6

Представительский полноразмерный внедорожник может быть оснащен как полным, так и передним приводом. Более известен на нашем рынке под названием Haval H6.
Модель 2011 года получила не только всем известный бензиновый 2.4 и 2.0, но и форсированные 1,5 л с трубчатым нагнетателем и мощностью 143 л. С участием. власть.
Стартовая цена базовой версии 899 тысяч.


Great Wall wingle 5

Большой пикап Great Wall пользуется большим спросом. Простая конструкция имеет один дизельный двигатель объемом 2,2 л (106 л.с.) и механическую коробку передач.
Пикап также известен как Great Wall Steed.
На рынке с 2011 года, стартовая цена 734 тысячи рублей.

Маленький внедорожник впервые появился в 2012 году, сразу после презентации на Пекинском автосалоне. Комплектуется двигателем объемом 1,5 литра, выдающим 99 л.с. С участием. Пока устанавливается 5-ступенчатая механика, но с 2015 года планируется и автомат.
Стартовая цена автомобиля 609 тысяч рублей.

Great Wall M2

Небольшой городской кроссовер с передним приводом. Он выпускается с известным по другим моделям бензиновым двигателем 1,5, но настроенным на отдачу 105 л.с.
Выпускается с 2010 года. Стартовая цена 600 тысяч рублей.


Great Wall wingle 6

Пикап с полным или задним приводом имеет привлекательную внешность, завидные габаритные размеры.
Автомобиль получил турбодвигатель 2.0 (дизель), обладающий хорошим крутящим моментом и мощностью 129 л.с. С участием. выходная мощность. На пикап устанавливается 5-ступенчатая «механика».
На рынке с 2013 года.


Great Wall coolbear

Легковой автомобиль с передним приводом, альтернатива кроссоверу М2, обеспечивающий больший комфорт при движении в плотном городском потоке.
Автомобиль оборудован двумя бензиновыми двигателями — 1.3 и 1,5 литра.
Модель 2008 года.

Great Wall Volex C50

Привлекательный легковой седан D среднего класса отличается стремительным силуэтом.
Машина оснащена турбодвигателем объемом 1,5 л мощностью до 126 л.с. С участием. Автомобиль имеет классическую коробку передач.
На рынке с 2011 года, рестайлинг модели был проведен в 2013 году.


Great Wall Voleex C20R

Этот мини-кроссовер идеально подходит для оживленных городских улиц. Автомобиль также может иметь полный привод. Знакомый 105-сильный двигатель (1,5 л) работает с вариатором или механической коробкой передач.
Модель в продаже с 2011 года.


Great Wall Voleex C30

Компактный легковой автомобиль C-класса был признан автомобилем 2010 года в Китае. В 2012 году он подвергся обновлению. Механическая коробка передач работает в паре с известным двигателем объемом 1,5 л (104 л.с.).
Автомобиль активно используется в качестве коммерческого транспорта.


Great Wall Voleex C70

Большой бизнес-седан представлен на рынке с 2010 года. Он отличается привлекательным дизайном и превосходным уровнем комфорта.


Great Wall Voleex C10

Симпатичный маленький хэтчбек B-класса был впервые представлен в 2007 году.
Автомобиль комплектуется бензиновыми двигателями объемом 1,3 и 1,5 литра, которые выдают мощность 93 и 105 л. С участием. соответственно.
Машина также известна как i7 и Phenom.


Great Wall hover

Первое появление среднеразмерного внедорожника состоялось в 2007 году.
Автомобиль имел полный и задний привод, и оснащался двумя бензиновыми двигателями — 2.0 (122 л.с.) и 2,4 (128 л.с.), а также дизель – 2,8 л (94 л.с.). …
В комплектацию входит как МКПП, так и вариант АКПП.


Great Wall wingle 3

Четырехдверный пикап относится к среднеразмерным автомобилям этого класса. Это отличный помощник, оснащенный полным приводом.
Автомобиль получил проверенные двигатели — 2.Бензиновый 2 л (110 лс), а также турбодизель 2,8 л (95 лс).
На рынке с 2009 года.


Great Wall Deer g1

Каркасный пикап с двухдверной кабиной был представлен на рынке в 2005 году и базировался на платформе Toyota, модели Hilux.
Автомобиль имел как передний, так и полный привод, а силовым агрегатом был бензиновый двигатель 2.3 мощностью 105 л.С участием.
Среди известных модификаций: G2 — с пятиместной кабиной (2 двери), G3 и G5 с 4 дверями и 5-местной кабиной.

Great Wall Deer g2

Отличный пикап для работы. Машина отличалась высокой надежностью и хорошими эксплуатационными параметрами.
Рамный пикап приводился в движение одним двигателем – бензиновым двигателем объемом 2,3 л (105 л.с.).


Great Wall cowry mpv

Популярный минивэн компакт-класса вмещает 7 человек.
Автомобиль получил бензиновый двигатель объемом 2,0 л (142 л.с.), который комплектовался 5-ступенчатой ​​«механикой».
На рынке минивэнов с 2007 года.

Самая ранняя версия рамного внедорожника, позаимствованная у Toyota.Также использовался японский двигатель объемом 2,2 литра, выдающий 105 л. С участием.
Машина имела жестко связанный привод.
На рынке с 2005 года.

Great Wall Sing

Большой рамный внедорожник с задним приводом и тремя рядами сидений.
На рынке с 2005 года. Комплектуется двумя двигателями: бензиновым 2,2 л (105 л.с.) от Toyota и 2.Дизельный двигатель Isuzu объемом 8 литров (157 л.с.).
Стартовая цена была в пределах 580 тысяч.

Еще несколько лет назад качественные внедорожники от китайских производителей казались мифом. Но сегодня линейка Hover смогла творить чудеса – джипы под этой маркой от компании Great Wall стали популярными и уважаемыми предложениями. Если бы Jeep Hover выпускали корейцы, а его цена оставалась неизменной, внедорожники разлетались бы из салонов бесследно.

Модельный ряд производителя достаточно широк. Есть небольшой внедорожник h4, а также среднеразмерная версия Hover 5. А вот джип по имени Hover 7 стал мифическим творением журналистов. Под названием H7 китайский концерн будет выпускать премиальный джип Haval. Рассмотрим основные преимущества и особенности линейки Ховер, а также остальные недостатки китайского производства.

Внешний вид и корпоративные фото – главные преимущества линейки

Автомобили

в благородном кузове джипы сегодня пользуются уважением практически во всем мире. Поэтому компания Great Wall решила выпускать внедорожники. С таких машин начался путь китайской компании на международные рынки. И главным достоинством джипов была даже не цена, как это традиционно бывает у китайцев, а красивый внешний вид.

Рекламные фото первых поколений Hover 5 оказались революционными и сразу изменили отношение потенциальных покупателей к концерну. Надо признать, что большинство потенциальных автовладельцев в первую очередь обращали внимание на дизайн и фотографии, а уже потом начинали разбираться с характеристиками автомобиля.Покорил китайский внедорожник с такими чертами внешности:

  • достаточно жесткая и выразительная форма корпуса, четкость каждой линии и формирование мощного восприятия;
  • использование хороших материалов для создания автомобильной оптики, отсутствие в джипе явно некачественных моментов;
  • визуально высокая цена и создание определенного доверия потенциального покупателя к автомобилю;
  • отсутствие мыслей о низком качестве, которые постоянно штурмуют головы покупателей другой техники из Поднебесной;
  • отличный салон, приятная конструкция салона и хорошие материалы использованные для деталей внутреннего мира.

Джип Ховер

создан не столько для бюджетного класса, сколько для ценителей большого и вместительного автомобиля с хорошими характеристиками. Но в самом начале выхода внедорожника на российский рынок у покупателей сложилось предубеждение против китайской промышленности в целом, ведь первые поколения Ховеров не имели большого успеха в продажах.

Но сегодняшние автомобили в условиях высоких цен конкурентов расходятся с официальных салонов без особых задержек.Джип с приятным внешним видом и хорошим качеством мог бы стать одним из важных направлений деятельности крупной автомобильной корпорации.

Технические характеристики и модификации джипов

Сегодня в продаже

h4, H5 и H6. О существовании Hover 7 много говорят, но официальных данных о выпуске такой машины нет. Great Wall прекратила разработку Ховеров и перешла на более дорогую премиальную серию Haval. Китайский концерн посчитал, что их больше интересуют дорогие внедорожники.

Именно по этой причине корпорация сегодня продвигает на рынок свои новые автомобили, цена на которые уже достигла невиданного ранее уровня. Внедорожники серии Hover остаются в автосалонах компании, но без особых обновлений. Новейший Jeep Great Wall Hover h4 имеет следующие технические характеристики и характеристики:

    колесная формула
  • – исключительно постоянный полный привод с хорошими характеристиками;
  • внедорожник имеет хороший китайский мотор на 2 литра и 116 лошадей, а также турбированную версию на 150 лошадей;
  • редуктор только механический, что делает стоимость и надежность конструкции ближе к покупателю;
  • хорошая подвеска, достаточно простая по конструкции, но вполне современная и удобная;
  • качество всех агрегатов автомобиля на высоком уровне, о непредвиденных поломках говорить не приходится.

Компания создала красивый внедорожник, обновленный в плане дизайна и более привлекательный. Можно смело сказать, что его основные характеристики максимально приближены к потребителю, и этим китайский производитель порадовал потенциальных покупателей своего внедорожника.

Обратите внимание на главное достоинство автомобиля — его демократичную цену. За 885 тысяч рублей производитель предлагает вам отличный автомобиль с хорошими характеристиками и кузовом настоящего проходимца.Конечно, это далеко не американский Jeep или японская Toyota, но и у китайцев можно найти множество преимуществ.

Подведение итогов

Серия внедорожников Hover — отличное доказательство того, что китайский автопром постоянно растет и растет. Это говорит о постоянном вложении денег в производство, поиске лучших автомобильных инженеров из Great Wall.

Мир уже признал качество и технический потенциал автомобилей из Китая.Теперь корпорации осталось выстроить индивидуальное восприятие бренда и получить массовую поддержку клиентов для выпуска очередных обновлений, а также параллельно работать над более дорогой серией внедорожников. Такая стратегия обречена на успех и предложит покупателям хорошие автомобили.

14.02.2015

, Крайслер, Мицубиси, Ситроен, Пежо, УАЗ, Лифан, Чери, ФАВ. 12 дилерских центров, расположенных на территории Москвы и Московской области, максимально доступны и удобны для посещения покупателями.

Команда профессионалов «АвтоГЕРМЕС» добилась успеха, завоевав признание автовладельцев и деловых кругов как надежный партнер. Мы получаем только положительные отзывы от наших клиентов. Покупка автомобиля у официального дилера АвтоГЕРМЕС – гарантия надежности!

Продажа новых автомобилей по системе Trade-in в Москве

Обмен подержанного автомобиля на новый в наших дилерских центрах по удобной системе Trade-In или воспользуйтесь услугой выкупа автомобиля.

Основные преимущества обмена в салоне АвтоГЕРМЕС:

  • Принимаем автомобили любых марок вне зависимости от года выпуска и пробега;
  • делаем оценку и диагностику бесплатно;
  • Ваш автомобиль может стать залогом по кредиту;
  • предлагаем большой выбор автомобилей на обмен.

Также здесь Вы можете оценить и выставить свой автомобиль на продажу, получив его максимальную стоимость в кратчайшие сроки.

Тест-драйв

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, а еще лучше — попробовать.В наших салонах на тест-драйв представлены автомобили всего модельного ряда. Прежде чем купить новый автомобиль, вы можете проверить его в действии. Зарегистрируйтесь и пройдите тест-драйв.

Хотите, чтобы наш менеджер связался с вами и ответил на все ваши вопросы?

Лизинг

Купить автомобиль в лизинг легко, быстро и доступно! Предлагаем оптимальные условия лизинга:

  • низкий удорожание от 0% в зависимости от графика платежей
  • минимальный первоначальный взнос от 9%;
  • срок действия договора до 4 лет.

При возникновении вопросов обращайтесь в автосалоны АвтоГЕРМЕС.

Купить автомобиль в салоне официального дилера

Дилерские центры АвтоГЕРМЕС реализуют новые и подержанные автомобили популярных марок, предлагая каждому клиенту индивидуальные условия.

The Great Wall Corporation — один из самых динамично развивающихся автомобильных концернов Поднебесной. Компания предлагает своим клиентам добротные внедорожники, технологии, достойные современного автомобиля, а также удачное развитие концепции джип-дизайна.Кроме того, покупателей Great Wall Hover явно привлекает соотношение цены и качества автомобилей корпорации. Сегодня мы предлагаем вам тест-драйв и описание основных характеристик серии Ховер от китайского производителя, а также выделение некоторых недостатков машины.

Рассматривая новинки из Китая на фото, можно говорить о значительном росте корпорации. Еще несколько лет назад линейка Ховеров была представлена ​​очень скромными по своим внешним данным автомобилями.Сегодня это полноценные современные внедорожники, и отзывы владельцев об эксплуатации джипов стали очень лояльными. Сегодня линейка постепенно заменяется новой серией Hawal, но старые автомобили остаются в продаже.

Внешний вид и особенности автомобилей линейки Ховер

Брутальные мужские автомобили — главный мотив этой линейки. Интересные внешние черты кажутся вполне современными, но при ближайшем рассмотрении Great Wall Hover не находит ничего столь модного. На тест-драйве или при первой встрече джип удивляет явным отличием от других китайских предложений.

Даже внешне Ховер внушает определенное доверие. И стоимость автомобиля от этого совершенно не увеличивается. Рассматривая сравнительные фото автомобиля пятилетней давности от концерна Great Wall и актуальных предложений серии Hover, можно понять, насколько серьезными были разработки компании в последние годы. Основные удивительные особенности джипа Great Wall Hover:

  • наличие в ассортименте нескольких моделей — h4, H5, H6, — которые отличаются внешним видом и размерами;
  • отличные ощущения на тест-драйве, нет страха задеть определенные детали;
  • ощущение качества автомобиля, которое чуждо практически всем китайским автомобилям этого класса;
  • брутальные внешние черты настоящего джипа, готового к верным победам в самых разных условиях;
  • аутентичные качества внешнего вида Great Wall Hover — нет явного сходства с другими концернами;
  • Удобный и красивый салон, повышенная эргономика автомобиля по всем параметрам.

Главным показателем подходящих характеристик автомобиля сегодня будет тест-драйв. Именно после него большинство нынешних владельцев Great Wall Hover решились на покупку этого внедорожника. Превосходный китайский джип с первого взгляда удивляет своей долговечностью и настоящим вдохновением качества.

Конечно, у машины есть недостатки даже во внешнем виде. Например, слишком простая оптика и незамысловатые формы решетки радиатора выдают скромный ценовой класс автомобиля Great Wall и несколько удешевляют его визуально.Но для покупателя такая особенность автомобиля явно не будет проблемой. Причем речь идет о брутальном джипе.

Технические характеристики и другие характеристики

Многих потенциальных покупателей интересует, какие двигатели стоят под капотом джипа Ховер, а также каков реальный расход топлива у автомобиля. Учитывая, что цена автомобиля скромная, технические данные также не порадуют любителей мощной техники. Тем не менее двигателей и коробок передач Great Wall Hover вполне достаточно для удобной и комфортной эксплуатации.

Судя по отзывам владельцев, номинальный расход топлива, указанный в инструкции по эксплуатации для каждой модели внедорожника, вполне соответствует реальным ходовым качествам. Технические характеристики популярного китайского внедорожника можно описать так:

  • в Great Wall Hover используется базовый двигатель от Mitsubishi – агрегат объемом 2,4 литра мощностью 124 лошадиные силы;
  • есть еще и экономичный, но не самый надежный турбодизель в своем классе на 2 литра и 143 лошадки;
  • 1.5-литровый агрегат с потенциалом в 140 лошадей практически убран из модельного ряда;
  • в новых моделях внедорожника представлены фирменные китайские агрегаты 2.0 и 2.0 турбо;
  • почти все технологии полного привода и другие функции реализованы собственными силами.

Это один из немногих автомобилей, разрабатываемых в Китае. А качество производства автомобилей на конвейерах компании значительно повышается. С такими темпами развития уже скоро можно будет назвать Great Wall Hover одной из лучших серий джипов среди бюджетных вариантов на российском рынке.

Действительно, автомобиль часто выбирался как служебный автомобиль для универсальной эксплуатации, а также для семейного использования. Китайский внедорожник решает такие проблемы очень просто. Единственной проблемой можно считать отсутствие по-настоящему мощных и современных силовых агрегатов.

Подведение итогов

Несмотря на свои скромные характеристики и отсутствие передовых решений, Great Wall Hover претендует на звание лучшего в своем классе, особенно в узкой ценовой конкурентной среде. Автомобиль обеспечивает покупателю комфорт, надежность и хорошую универсальность.Покупателю такой машины не приходится думать обо всех сложностях.

Также важно отметить, что у Great Wall Hover есть огромное преимущество – стоимость эксплуатации. Учитывая низкую стоимость обслуживания и другие важные преимущества использования автомобиля, покупка китайского джипа Hover выглядит разумной покупкой.

15.01.2015

Правительство Шри-Ланки cenbak gov заявляет о пересмотре возможных незаконных денежных переводов по мере сокращения денежных переводов падение притока наличной иностранной валюты было связано с использованием любых нелегальных каналов для транзакций.

Аджит Нивард Кабраал, управляющий банка, сообщил журналистам, что только за последний месяц объем денежных переводов сократился на 300 миллионов долларов, и добавил, что чиновники будут работать с местными банками, чтобы облегчить и ускорить приток денежных средств.

Кабраал имел в виду неофициальные каналы, широко известные как системы Хавала, которые работают вне обычной банковской сети для международных и внутренних денежных переводов.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Кабраал заявил, что не хочет, чтобы рупия, которая в этом году упала на 7% по отношению к доллару, продолжала обесцениваться.

Валютные резервы Шри-Ланки упали до 2,3 миллиарда долларов в конце октября, когда пандемия коронавируса ударила как по туризму, так и по денежным переводам. По данным Минфина, в 2022 году стране потребуется около 4,5 млрд долларов для обслуживания суверенных облигаций.

Ранее в этом месяце Кабраал сообщил агентству Рейтер, что Шри-Ланка стремится укрепить свои сокращающиеся резервы в течение следующих нескольких месяцев из ряда источников, включая двусторонние свопы, межправительственные займы и секьюритизацию денежных переводов, чтобы поддержать настроения инвесторов и обеспечить своевременное обслуживание долга.

Однако экономисты говорят, что действия центрального банка, направленные на поощрение рабочих-мигрантов к переводу средств по официальным каналам, вряд ли исправят шаткое финансовое положение страны.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.
com

Зарегистрируйтесь

Автор: Рупам Джейн, редактирование: Шри Наваратнам

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

Почему растет насилие в отношении женщин?

После двух операций в Сринагаре правительство 7 февраля переместило девочку в больницу Ченнаи для специализированного лечения глаз, где ей сделали операцию трижды за последние десять дней, сообщила родственница Гоухар Гулзар.

— Мы просто молимся, чтобы к ней вернулось зрение, — сказал Гульзар.

Врачи, лечащие ее в больнице SMHS, сказали, что у 24-летней жертвы кислоты серьезно поврежден один глаз, а также повреждена роговица второго глаза, которая будет пересажена.

Врачи также сказали, что на данный момент ей можно пересаживать роговицу на один глаз, а после операции на втором глазу состояние прояснится.

Однако потерпевший из Шопиана не получил государственной помощи.

Нападения с кислотой произошли после того, как Национальное бюро регистрации преступлений (NCRB) заявило, что в штате Джамму и Кашмир число преступлений против женщин увеличилось более чем на 10 процентов за предыдущий год.

В отчете указывается, что в последние годы в «консервативном мусульманском обществе Кашмира» резко возросло насилие в отношении женщин. В нескольких случаях женщины были безжалостно убиты ближайшими родственниками.

«В 2019 году было зарегистрировано 3069 дел, а в 2020 году — 3414 (в том числе девять в Ладакхе)», — говорится в отчете, при этом в 2019 году число таких преступлений сократилось на 10%.В отчете говорится, что в 2020 году было 9 случаев смерти из-за приданого, 243 случая изнасилования 247 жертвами, в том числе трех девочек, 349 случаев жестокого обращения с женщинами со стороны их мужей или родственников, 1639 случаев нападения на женщин и 1744 случая жестокого обращения с женщинами. нападение на женщин с намерением оскорбить их скромность.

«В 2020 году было зарегистрировано около 30 случаев преследования, в том числе 15 случаев сексуальных домогательств», — говорится в сообщении.

«Дела об убийствах увеличились на 25% до 149 дел в 2020 году против 119 в 2019 году.

17 февраля полиция Джамму и Кашмира направила группу безопасности для женщин в район Паррипора Сринагара, образовательного центра города, на фоне роста числа преступлений против женщин.

«Женский отряд был развернут в тренировочном центре районов Паррайпора и Багхат для обеспечения безопасности девочек, обучающихся в тренировочных центрах», — говорится в заявлении полиции.

Добро пожаловать в IANS Live — бизнес

Фото: IANS

IANSLive

Нью-Дели, 18 февраля (IANS) Принимая во внимание его важную роль в качестве регулятора первого уровня, признанного фондовой биржей в соответствии с положениями ГКДР 1956 года, а также системно значимого MII, некорректно сравнивать учреждение с любая другая компания, зарегистрированная в соответствии с Законом о компаниях 2013 года, отметила SEBI после расследования дела Читры Рамкришны.

В равной степени не в порядке вещей и то, что любой проступок со стороны его ключевых должностных лиц должен рассматриваться как любое другое нарушение со стороны сотрудника обычной компании, особенно с учетом того, что она является признанной фондовой биржей (РСБ) и дополнительные правила SECC от 2012 г. и правила SECC от 2018 г. устанавливают этический кодекс, говорится в сообщении SEBI.

Читра Рамкришна, NSE и Рави Нараин пытались опошлить серьезные обвинения, сделанные в SCN в отношении Учреждения рыночной инфраструктуры (MII) и его ключевых должностных лиц, утверждая, что действия, выдвигаемые против Рамкришны, в большинстве случаев равнозначны нарушению прав сотрудников. положения СНБ, согласно которым максимальным наказанием является увольнение со службы, что по делу уже имело место, поскольку она уволилась со службы 2 декабря 2016 года.

SEBI отметил, что NSE является MII. Это признанная фондовая биржа (RSE) в соответствии с SCRA 1956… в соответствии с положениями SCRA 1956, Положениями SECC и различными другими циркулярами, издаваемыми SEBI время от времени.

NSE является регулирующим органом первого уровня как RSE, и что 51% акций принадлежит публичным акционерам в соответствии с положениями Положений SECC от 2012 г. (после отмены) и Положений SECC от 2018 г.

Согласно последнему годовому отчету , NSE — одна из крупнейших бирж в мире и первая в мире биржа.1 биржа в Индии. Среди прочего, это крупнейшая биржа деривативов в мире по количеству торгуемых контрактов, вторая по величине биржа деривативов в мире по количеству торгуемых валютных фьючерсов, четвертая по величине биржа в мире в сегменте наличных денег на рынке капитала и т. совокупная рыночная капитализация составляет 2 02 95 813 крор рупий.

Любое поведение, которое не соответствует кодексу этики, и поведение, указанное в Правилах SECC от 2012 г., со стороны KMP фондовых бирж, может повлечь за собой соответствующие действия со стороны SEBI, если это будет сочтено целесообразным в соответствии с положениями закона.

SEBI установил, что утверждение уведомлений о действиях, предполагаемых против Рамкришны, в большинстве случаев равносильно нарушению правил NSE для сотрудников, согласно которым максимальным наказанием является увольнение со службы, что уже произошло по этому делу, и поэтому никаких действий со стороны SEBI не требуется.