Характеристики вог: Land Rover Range Rover TDV6 Vogue Long

40-мм выстрел с осколочной гранатой ВОГ-25М. Описание, характеристики, фотографии.

 

 

Описание:

Граната ВОГ-25М разработана по заказу МВД РФ в начале 2000-х годов в ГНПП «Прибор» для замены выстрелов ВОГ-25 и ВОГ-25П. Предназначен для стрельбы из подствольных гранатометов ГП-25, ГП-30, ГП-30М, ГП-34, применяемых в комплексе с автоматами системы Калашникова.

40-мм выстрел с осколочной гранатой ВОГ-25М применяется для поражения открытой живой силы, а также живой силы, находящейся в открытых окопах, траншеях и на обратных скатах местности и объектов боевой техники (автотранспорт, пусковые установки, РЛС и др.).

Выстрел снабжен головным взрывателем мгновенного действия с механизмом дальнего взведения и самоликвидации, который обеспечивает надежную работу гранаты при встрече с различными преградами. Взрыватель гранат взводится в 10–40 м от дульного среза гранатомета и надежно их подрывает при ударе о преграду или грунт. При попадании гранаты в воду, снег или грязь в течение 14–19 с происходит ее самоликвидация.

Стрельба из гранатомета может вестись как настильным, так и навесным огнем.

Характеристики:

Вооружение — состоит на вооружении органов внутренних дел МВД России

Производитель — АО «НПО «Прибор» ( http://www.militarypribor.ru/products/pgr)

Калибр, мм — 40

Длина выстрела, мм — 107

Масса выстрела, кг — 0,278

Масса ВВ, кг — 0,068

Начальная скорость, м/с — 76,5

Максимальная прицельная дальность стрельбы, м — 400

Гарантийный срок хранения не менее — 10 лет

Выстрелы упакованы в сварно-закатанные коробки с нанесенной маркировкой индекса выстрела, шифра системы, сокращенного наименования, номера партии и года изготовления.

Сварно-закатанные коробки упакованы в деревянные ящики, промаркированные в соответствии с ОСТ В84-850-83.

 


Фотографии:

Общий вид сбоку:

 

Вид с тыльной стороны:

 

Вид с фронтальной стороны:

 

Вид с отделенным взрывателем:

 

Сравнение с ВОГ-25 и ВОГ-25П:

 

 


 

ВОГ-25М в разрезе (фотография с форума www. patronen.su):

 

ВОГ-25М в разрезе (фотография Дениса Мокрушина):


 

Автор:

Павел П., 2017г.


Автоматический гранатомет АГС-30: тактико-технические характеристики

Работа автоматики гранатомета АГС-30 основана на принципе использования энергии отката свободного затвора с использованием эффекта выката.

Питание оружия боеприпасами осуществляется из нерассыпной металлической ленты. Ленты подаются из круглых коробок емкостью 29 выстрелов.

Для стрельбы из гранатомета АГС-30 применяются выстрелы ВОГ-17, ВОГ-17М и ВОГ-30. Выстрелы снаряжаются в патронную ленту и размещаются в патронной коробке, которая крепится с правой стороны ствольной коробки. В комплект гранатомета входят три патронные коробки и 18 патронных лент по 10 звеньев каждая. Выстрелы в снаряженном виде помещаются в бумажные гильзы и укладываются в герметичные металлические коробки по 48 штук. По две коробки с выстрелами укладываются в деревянные ящики.

На стенку и крышку ящика и гранату наносится маркировка черной краской. Гранаты в боевом снаряжении окрашены в черный цвет.

При ведении интенсивного огня допускается произвести до 180 выстрелов, после чего ствол должен быть охлажден. Ствол нарезной, при перегреве его можно быстро заменить на запасной. Охлаждение ствола воздушное. Допускается охлаждение обливанием водой.

Органы управления огнем АГС-30 (две горизонтальных рукоятки и расположенный на правой рукоятке спусковой крючок) расположены на станке-треноге.

Гранатомет АГС-30 снабжен механическим и оптическим прицелами.

По желанию заказчика АГС-30 может комплектоваться дневно-ночным прицельным комплексом, для контроля обстановки и ведения прицельного огня в условиях полного отсутствия оптической видимости может использоваться радиолокационный прицел.

Малые габариты комплекса АГС-30, особенности конструкции станка обеспечивают возможность быстрой смены огневой позиции, ведение стрельбы из оконных проемов и неподготовленных позиций.

Большой горизонтальный сектор обстрела позволяет быстро переносить огонь на внезапно появившуюся цель. В походном положении станок и гранатомет компактно складываются и переносятся за спиной на ремнях.

Гранатомет АГС-30 был принят на вооружение частей российской армии и МВД РФ, в пехотном варианте на станке-треноге, а также на различной бронетехнике, в башенных или выносных установках.

Тактико-технические характеристики

Тип выстрела: 30 мм ВОГ-17М, ВОГ-30, ГПД-30 и их модификации.

Прицельная дальность стрельбы выстрелами: ВОГ-17М, ВОГ-30 — до 1700 м, ГПД-30 — до 2100 м.

Прицел: оптический, механический, радиолокационный (портативная РЛС).

Видимое увеличение оптического прицела: х 2,7 или х 3,5.

Режим стрельбы: автоматический.

Темп стрельбы: 400 выстрелов в минуту.

Вместимость патронной коробки: 30 выстрелов

Масса: АГС-30 без прицела и патронной коробки — 16,5 кг.

Дальность обнаружения целей: человек — не менее 2 км, техника — не менее 4 км.

Габаритные размеры комплекса в станковом варианте: 490х735х1165 мм.

Габаритные размеры комплекса в машинном варианте: 143х132х837 мм.

Материал подготовлен на основе информацииоткрытых источников

 

Выстрел ВОГ-25 — история, описание и характеристики, фото и схемы

ГП-25 и ВОГ-25

Выстрел гранатометный ВОГ-25 (Индекс ГРАУ — 7П17) — осколочный боеприпас для подствольных гранатомётов стрелкового оружия и предназначен для поражения живой силы противника.

Выстрел ВОГ-25 был разработан в московском КБ «Прибор» в 70-х годах ХХ столетия для подствольного гранатомет ГП-25.


ВОГ-25

В отличие от американцев, советские конструкторы решили создать выстрел (гранату со стартовым зарядом) принципиально новой конструкции – с «улетающей» гильзой.

В выстреле ВОГ-25 камора для метательного порохового заряда располагалась непосредственно на гранате. В результате отпала необходимость в такой операции, как экстракция стреляной гильзы. После выстрела стрелок должен только достать очередную гранату из сумки, вставить ее в дульную часть гранатомета и нажатием дослать ее до упора в ствол. Причем эта операция выполняется одной рукой.

Осколочный выстрел ВОГ-25 объединяет в себе гранату и метательный заряд в гильзе.

40-мм выстрел ВОГ-25 в средней части имеет поясок с 12 ведущими выступами, которые входят в нарезы, и в процессе выстрела придают гранате вращение. Некоторый прорыв пороховых газов, происходящий при таком устройстве, допустим для короткоствольного оружия с небольшой начальной скоростью снаряда, при небольшом метательном заряде и с длиной ствола, почти равной длине выстрела. Подобная конструкция снарядов для дульно-зарядного нарезного оружия не нова (три ведущих выступа имела граната к нарезному гранатомету Дьяконова), но достаточно эффективна.

Обтекатель доводит форму гранаты до оживальной, обеспечивая правильный полет.

Внутри корпуса гранаты (между разрывным зарядом и корпусом) располагается сетка из картона для рационального дробления корпуса на осколки, что способствует увеличению осколочного действия.

Здесь просто необходимо отметить, что граната выстрела ВОГ-25 по могуществу действия у цели в 1,5 раза превосходит ОФЗ снаряд 30-мм выстрела к пушке 2А42, которой оснащена БМП-2.

Остроумно решена в ВОГ25 и задача удаления стреляной гильзы, которая жестко соединена с гранатой. При сгорании метательного заряда пороховые газы через особые отверстия попадают в казенник гранатомета, выбрасывая из ствола гранату, а вместе с ней и гильзу. При небольшом весе гильзы это не сказывается отрицательно на баллистике гранаты.

Догорание заряда во время движения гранаты вдоль ствола несколько смягчает отдачу оружия.

Взрыватель гранаты (индекс ВМГ-К) является головным, ударным, мгновенного и инерционного действия, полупредохранительного типа с пиротехническим дальним взведением и самоликвидатором. Дистанция взведения составляет от 10 до 40 метров от дульного среза гранатомета. Такой значительный разброс обусловлен температурным диапазоном применения оружия (от -40°С до +50°С).

Взрыватель унифицирован с З0-мм выстрелом ВОГ-17 от гранатомета АГС-17.

На случай отказа взрывателя, падения в воду или вязкий грунт граната имеет самоликвидатор, срабатывающий через 14-19 секунд после выстрела.

ВОГ-25 имеет массу 255 г, общую длину 106,7 мм. Начальная скорость осколочной гранаты — 76 м/с. Радиус сплошного поражения осколками при падении гранаты вертикально достигает 10 м.

Устройство выстрела ВОГ-25:


40-мм выстрел ВОГ-25:
а — общий вид и маркировка; б — разрез;
1 — взрыватель; 2 — обтекатель; 3- прокладки; 4- картонная сетка;
5-корпус гранаты, 6-разрывной заряд ВВ; 7-дно гранаты;
8-пороховой метательный заряд

Выстрел ВОГ-25 по своему устройству унитарный. Он состоит из гранаты, в головную часть корпуса которой ввинчен взрыватель, а в дно — метательный заряд. На корпусе гранаты установлен обтекатель.

Граната состоит из корпуса, дна, разрывного заряда, сетки и прокладок.

Корпус гранаты имеет цилиндрическую форму, изготовлен из стали и предназначен для монтажа всех частей выстрела, придания гранате поступательного и вращательного движения в канале ствола и получения осколков при разрыве гранаты. С обеих сторон корпуса нарезана внутренняя резьба для установки взрывателя и дна. Возможны варианты конструкции, когда дно соединяется с корпусом путем прессовой посадки.

Дно служит для крепления метательного заряда и фиксации гранаты в канале ствола гранатомета после заряжания.

Разрывной заряд ВВ цилиндрической формы предназначен для разрыва корпуса на осколки и придания им определенной скорости разлета. Разрывной заряд поджат в корпусе гранаты прокладками.

Сетка изготовлена из картона. Она предназначена для получения организованного дробления корпуса на осколки.

Обтекатель установлен на корпусе гранаты и служит для уменьшения влияния сопротивления воздуха.

Пороховой метательный заряд предназначен для сообщения гранате начальной скорости. Он состоит из гильзы, в которой размещены пороховой заряд и капсюль-воспламенитель. Пороховой заряд закрыт кольцом и крышкой, выполненными из алюминиевой фольги.


Взрыватель ВМГ-К
1 — крышка; 2 — прокладка; 3, 19, 21, 22, 26, 27, 29, 36 — колпачки;
4- пластина; 5, 39 — жала; 6, 25, 31, 35, 38 — пружины; 7 — вкладыш;
8 — гайка; 9, 15, 32 — капсюли-детонаторы; 10 — заслонка;
11, 17 — втулки; 12 — корпус; 13 — пороховой состав; 14 — прокладка;
16 — гайка; 18 — пороховой состав; 20 — пружина; 23 — прокладка;
24 — стопор; 28 — винт; 30 — кольцо пружинное; 33 — передаточный
пороховой состав; 34 — штифт; 37 — капсюль-воспламенитель;
40 — воспламенительный состав.

Взрыватель ВМГ-К предназначен для подрыва разрывного заряда гранаты. Взрыватель — головной, ударно-мгновенного и инерционного действия, полупредохранительного типа, с пиротехническим дальним взведением и самоликвидацией. Взрыватель безопасен в служебном обращении, при транспортировании, стрельбе и на полете до взведения, при падении с высоты до 3 м на любое основание в любом положении.

Он состоит из ударного и воспламенительного механизмов, предохранительного механизма дальнего взведения, механизма самоликвидации.

Ударный механизм предназначен для передачи усилия реакции преграды и обеспечения срабатывания огневой цепи взрывателя. Он состоит из крышки 1, винта 28, колпачка 3, двух пластин 4, упирающихся в жало 5, поджатое пружиной 6, и колпачка 27, собранных во вкладыше 7.

Воспламенительный механизм, обеспечивающий запуск предохранительного механизма дальнего взведения, состоит из капсюля-воспламенителя 37, пружины 38, жала 39, закрепленного посредством кернения во втулке 11.

Предохранительный механизм дальнего взведения, обеспечивающий безопасность взрывателя в обращении, состоит из втулки 17 с запрессованным пороховым составом 18, колпачка 19, пружины 20, колпачков 21, 22, прокладки 23, стопора 24, удерживающего заслонку 10 с пружиной 25 от продвижения в боковое положение. В заслонке размещен высокочувствительный капсюль-детонатор 9 накольного типа.

Предохранительно-центробежный механизм, удерживающий заслонку от перемещения в боевое положение, состоит из штифта 34, пружины 35 и колпачка 36, размещенных во втулке 11.

Механизм самоликвидации, предназначенный для ликвидации гранаты в случае отказа при встрече с преградой, состоит из втулки 11 с запрессованным в ней по кольцевой дорожке пороховым составом 13, воспламенительным составом 40 и передаточным пороховым составом 33 и капсюля-детонатора 32, закрепленного посредством кернения во втулке 11.

Механизмы взрывателя размещены в корпусе 12 на прокладке 14 и поджаты через колпачок 26 гайкой 8 с прокладкой 2. В хвостовой части корпуса расположен капсюль-детонатор 15, закрепленный гайкой 16.


ВОГ-25ИН

В 1978 году были проведены сравнительные испытания гранатомета ГП-25 с выстрелом ВОГ-25 и 40-мм подствольного гранатомета М-203, установленного на винтовке М16А1, с выстрелом М-406. Выстрелы ВОГ-25 и М-406 сравнивались стрельбой по местности, где располагалась мишенная обстановка, имитирующая открыто расположенную живую силу (лежащие ростовые мишени). При этих испытаниях было выявлено, что частота поражения мишеней на тактическом поле от разрыва гранаты выстрела ВОГ-25 в 3-4 раза выше, чем от разрыва осколочной гранаты выстрела М-406.

Для обучения используются выстрелы ВОГ-25ИН (Индекс ГРАУ — 7П17И) с инертной гранатой или практический выстрел 7П44У, который может использоваться также для целеуказания. Для этого имеется дымовой заряд, который в течение 10–15 с. генерирует образование облака дыма красно-оранжевого цвета. Их баллистика соответствует боевым гранатам.


ВОГ-25П

В то время как конструкторы из ЦКИБ СОО конструировали гранатомет ГП-25, а именно в 1974 году, перед их коллегами из ГНПП «Прибор» была поставлена новая задача. Необходимо было разработать новый 40-мм выстрел к подствольному гранатомету с увеличенной эффективностью осколочного действия по залегшей и находящихся в незащищенных сверху укрытиях (окопы, траншеи, камни и т.п.) живой силе, по сравнению с гранатой выстрела ВОГ-25, в 1,5-2 раза (без снижения эффективности осколочного действия по ростовым целям). Эта непростая техническая задача была с блеском решена коллективом конструкторов ГНПП «Прибор». В 1979 году на полигонные испытания был представлен новый 40-мм выстрел с осколочной гранатой ВОГ-25П («Подкидыш», индекс 7П24) и в этом же году новый выстрел был рекомендован на вооружение Советской Армии. Главное и основное отличие нового выстрела заключалось в головном взрывателе, получившим индекс ВМГ-П.

В конструкцию взрывателя ВМГ-П был введен вышибной заряд и пиротехнический замедлитель, обеспечивающие «подпрыгивание» гранаты после удара о грунт и ее разрыв в воздухе при стрельбе на все дальности боевого применения гранатомета. Высота разрыва гранаты при стрельбе по грунту средней твердости составила 0,75 м, что позволило увеличить эффективность осколочного действия в сравнении с гранатой выстрела ВОГ-25: по лежащим целям в 1,7 раза; по целям, находящимся в окопе в 2 раза.

Попытки создания в ходе разработки «подствольника» осколочно-кумулятивного выстрела оказались неудачными в плане баллистики.


выстрел «Гвоздь»

Кроме армии гранатомет ГП-25 попал и на вооружение внутренних войск МВД. Это вызвало изменения в боекомплекте гранатомета. В частности, был разработан выстрел «Гвоздь» с газовой гранатой, снаряженной отравляющим веществом раздражающего действия CS.

Вес гранаты «Гвоздь» — 170 г, максимальная дальность отстрела — 250 м, а минимальная допустимая — 50 м, время газовыделения — до 15 с, объем образуемого облака — 500 куб.м.

Кроме того, для специальных операций подразделений правоохранительных органов были созданы гранатометные выстрелы с дымовой, светозвуковой и термобарической гранатами.


Заряжание выстрела. Граната подается внутрь гранатомета до
характерного щелчка: УСМ приведен в боевое положение.

В начале 2000-х годов в ГНПП «Прибор» для замены выстрелов ВОГ-25 и ВОГ-25П были разработаны модернизированные выстрелы ВОГ-25М, ВОГ-25ПМ. Они имеют новый унифицированный корпус с организованным дроблением при подрыве. Количество и энергия образующихся осколков обеспечивают в 1,5 раза большую вероятность поражения живых целей.

Заряжание гранатомета выстрелом ВОГ-25 осуществляется с дульной части ствола. Калиберная 40-мм граната вставляется в ствол без усилия. Выстрел необходимо вставить в ствол до упора в торец казенника. При этом выстрел в стволе гранатомета фиксируется специальным фиксатором, который, в свою очередь, связан с передающим рычагом, блокирующим курок таким образом, что при неполностью досланном выстреле производство стрельбы становится невозможным.


Для извлечения неиспользованного выстрела необходимо нажать на
кнопку извлекателя. Граната частично выходит из ствола,
УСМ гранатомета деактивируется.

Опасным элементом гранат подствольных гранатометов является взрыватель, который имеет высокую чувствительность к удару. Разбирать гранату и взрыватель запрещается. Следует иметь в виду, что самоликвидатор отказавшей гранаты может сработать при случайном (даже небольшом) перемещении отказавшей гранаты, причем от момента перемещения гранаты до взрыва пройдет около 30-40 секунд.

Категорически запрещается трогать неразорвавшиеся после стрельбы гранаты. Указанные гранаты подлежат уничтожению на месте их падения с соблюдением соответствующих мер предосторожности.

Боекомплект в 10 выстрелов переносится стрелком в «сумке», представляющей собой две матерчатые кассеты с гнездами для выстрелов, по 5 в каждой. Кассеты располагаются на ремнях по обеим сторонам корпуса стрелка, так что выстрелы доступны, в каком бы положении стрелок не находился. В разгрузочных жилетах также могут выполняться специальные карманы под выстрелы к ГП-25. Кроме того, создано новое снаряжение для ношения боекомплекта: два подсумка по пять карманов для выстрелов размещаются горизонтально на животе и груди и служат дополнительной защитой тела.

Выстрелы ВОГ-25 используются и в других системах оружия: штурмовом стрелково-гранатометном комплексе ОЦ-14 «Гроза», револьверном шестиствольном гранатомете РГ-6 и однозарядном РГ-1.

Выстрел ВОГ — 25 к подствольному гранатомету ГП-25 и разработанному на его базе оружию

 

Подствольный гранатомет ГП-25 был принят на вооружение Советской армии в 1978 году. Для стрельбы из гранатомета применяется выстрел ВОГ-25, и его прыгающая модификация ВОГ-25П. Оба выстрела снаряжены осколочной гранатой. Позже, начиная с конца 1990х годов, для отстрела при помощи мортирки гранатомета ГП-25 были разработаны различные не летальные выстрелы со свето — звуковыми, дымовыми и осветительными гранатами. Общей особенностью всего семейства выстрелов ВОГ 25 и прочих выстрелов, разработанных для отстрела при помощи мортирки гранатомета ГП-25 является то, что при выстреле гильза метательного порохового заряда улетает через ствол вместе с гранатой. Эта конструктивная особенность выстрелов к гранатомету ГП-25 позволила отказаться от механизма выброса стрелянной гильзы, что положительно сказалось на общей массе гранатомета и его скорострельности.

 

В обзоре представлены следующие выстрелы:

ВОГ — 25, ВОГ — 25П с осколочной гранатой

ВОГ-25И — инертная для учебной стрельбы.

Выстрел «Гвоздь» — снаряжен газовой гранатой со слезоточивым газом CS раздражающего действия

Выстрел ВГ-40МД — снаряжен дымовой гранатой, разработка НИИ Прикладной химии.

Выстрел ВГ-40СЗ — снаряжен светозвуковой гранатой, разработка НИИ Прикладной химии.

Выстрел ВГ-40ОП — снаряжен осветительной гранатой на парашюте, разработка НИИ Прикладной химии.

Выстрел ГДМ-40 — для мгновенной постановки дымовой завесы, разработка НИИ Прикладной химии.

Выстрел ВКЭ-40 — выстрел кассетный элементный, с раздражающим газом и светозвуковыми гранатами

Выстрел АСЗ-40 Свирель — выстрел с акустической светозвуковой гранатой

 

Автомат АК-74М с подствольным гранатометом ГП-25

Выстрелы ВОГ-25 и ВОГ-25П

 

Выстрелы ВОГ-25 и ВОГ-25П состоят из корпуса, внутри которого помещена граната осколочного действия. В дно корпуса ввинчен метательный пороховой заряд. В носовой части корпуса у ВОГ-25 размещен взрыватель ВМГ-К, который срабатывает при ударе о преграду, у ВОГ-25П в головной части взрыватель ВМГ-П который, при ударе о преграду, своим вышибным пороховым зарядом выстреливает гранату вверх на 1,5 метра и после этого происходит подрыв гранаты, что увеличивает эффективность поражения осколками. Оба взрывателя  имеют самоликвидатор, который срабатывает через 14-19 секунд после отстрела гранаты.

Тактико — технические характеристики ВОГ-25 и ВОГ-25П:

 

  ВОГ — 25 ВОГ — 25П
Длина, мм 102 122
Масса выстрела, гр. 255 278
Масса заряда ВВ, гр. 48 37
Зона поражения осколками, метров 6 6
Начальная скорость полета, м/с 76,5 75
Наибольшая дальность полета, м. 400 400
Дальность взведения запала, м. 10-40 10-40

Вернуться в начало страницы

 

Выстрел предназначен для создания облака с непереносимой концентрацией раздражающего газа CS. Корпус заряда пластиковый, с травмобезопастным наконечником. Снизу корпуса ввинчен метательный пороховой заряд.

Тактико — технические характеристики выстрела «Гвоздь»:

Масса выстрела, гр. 140
Тип раздражающего вещества CS
Объем создаваемого облака газа, м3 200
Время активного газовыделения, с 12
Время замедления, с 4

Вернуться в начало страницы

 

Выстрел с многофункциональной дымовой гранатой ВГ-40МД, предназначен для создания дымовых завес и очагов возгорания на открытой местности, в помещениях и сооружениях, обеспечивает одновременно укрытие личного состава от прицельного огня противника и создание до 15 очагов возгорания из легко возгорающихся материалов.

Тактико — технические характеристики выстрела ВГ-40МД:

Масса выстрела, гр. 255
Длина выстрела, мм 122
Масса дымового заряда, гр 120
Разрез дымовой завесы по высоте, метров 2
Разрез дымовой завесы по фронту, метров 5
Дальность отстрела дымовой гранаты, метров 50-400

Вернуться в начало страницы

 

Выстрел ВГ-40СЗ снаряжен светозвуковой гранатой и предназначен для психологического и физического воздействия световыми и звуковым пульсом на живую силу противника (правонарушителей при проведении полицейских операций) и временного вывода её из строя.

Тактико — технические характеристики выстрела ВГ-40МД:

Масса выстрела, гр. 270
Длина выстрела, мм 122
Уровень звукового давления на расстоянии 10м., дБ 160
Сила вспышки света, кд 106
Дальность отстрела дымовой гранаты, метров 50-400

Вернуться в начало страницы

 

Выстрел ВГ-40ОП с осветительной гранатой предназначен для освещения местности в темное время суток. После выстрела вверх граната медленно спускается на парашютике, освещая окрестности в радиусе 250 метров, что расширяет тактические возможности и способствует повышению эффективности прицельной стрельбы и проводимых операций.

Тактико — технические характеристики выстрела ВГ-40ОП:

Масса выстрела, гр. 217
Длина выстрела, мм 112
Дальность постановки факела, при угле стрельбы (45..50)°, м 350
Радиус освещения местности, м, не менее 250
Время замедления до постановки, с 6,5…7,8

Вернуться в начало страницы

 

Выстрел ГДМ-40 с дымовой гранатой для мгновенной постановки  обеспечивает оперативную защиту личного состава от прицельного огня противника при выполнении боевых операций. После выстрела граната взрывается в воздухе, образуя плотную завесу аэрозольного облака, которое скрывает действия личного состава.

Тактико — технические характеристики выстрела ГДМ-40:

Масса выстрела, гр. 380
Длина выстрела, мм 180
Дальность срабатывания, м 100

Вернуться в начало страницы

 

Разработанный в НИИ Прикладной химии выстрел, содержащий 3 элемента с раздражающим веществом и три элемента со светозвуковыми гранатами. Предназначен выстрел для пресечения массовых беспорядков и избирательного воздействия на правонарушителей.

Тактико — технические характеристики выстрела ВКЭ-40:

Масса выстрела, гр. 170
Длина выстрела, мм 170
Дальность срабатывания гранаты, м 100-120

Вернуться в начало страницы

 

 

Выстрел АСЗ-40 «Свирель» с акустической светозвуковой гранатой предназначен для временного подавления психоволевой устойчивости противника путем нелетального акустического и светового воздействия. Разработан НИИ Прикладной химии.

Тактико — технические характеристики выстрела АСЗ-40 «Свирель» :

Масса выстрела, гр. 170
Длина выстрела, мм 170
Дальность срабатывания гранаты, м 100-120

Вернуться в начало страницы

 

Чехлы для планшетов | pigu.lt

Хотя смарттехнологии радуют своими техническими характеристиками, об их внешнем виде приходится заботиться нам самим. Чехлы для планшетов, электронных книг дадут возможность защитить эти устройства, поэтому пыль или царапины не повредят их дизайну. Чехол для электронной книги, планшета может стать частью Вашего стиля, если Вы выберете яркий, притягивающий взгляд вариант. Ярко розовый, а может пестрый? Широкий выбор этих товаров оставляет место для фантазии, поэтому в случае необходимости Вы точно не останетесь незамеченными. Тем, кто размышляет, какой чехол для планшета лучше, цена, используемый материал и цвет изделия помогут принять окончательное решение. Для того, чтобы чехол для планшета, электронной книги защищал не только от внешних повреждений, важно обратить внимание, какая ткань используется внутри – тогда Вы всесторонне защитите экран и сможете длительное время радоваться не меняющемуся виду этого устройства. Своим удобством радует и чехол для планшета с клавиатурой – такой вариант предоставляет возможность удобно использовать все функции устройства в любой жизненной ситуации. Вам нужен чехол для планшета 7, 10.1 с клавиатурой? Этот и другие товары продаются в интернет-магазине Pigu.lt – приглашаем зайти и ознакомиться с широким ассортиментом товаров. Чехлы для планшетов Samsung, Lenovo или для других устройств продаются по хорошей цене, поэтому в зависимости от финансовых возможностей Вы сможете найти наиболее подходящее решение. Желающим сэкономить понравится и акция на чехлы для планшетов – во время нее можно ожидать особенно привлекательных условий. Важно и то, что цена на чехлы для планшетов соответствует качеству – товары, произведенные из качественных материалов, будут служить долгие годы, а Вы в это время сможете наслаждаться безупречным внешним видом компьютера. Чехлы для электронных книг обеспечат, чтобы экран не поцарапался, поэтому чтение и дальше будет приносить удовольствие, в то время как чехол для планшета Asus, Samsung или товары других производителей гарантируют также и защиту от ударов – чем она лучше, тем сильнее и чувство комфорта в повседневной жизни. Мы постоянно ищем удобные решения, поэтому возможность приобрести чехлы для планшетов или электронных книг через интернет – альтернатива для каждого, кто любит экономить свое время и походы по магазинам с удовольствием променяет на другую милую сердцу деятельность.

Vogue | Американский журнал | Британика

Vogue , влиятельный американский журнал о моде и стиле жизни. Он был основан в 1892 году как еженедельный светский журнал, созданный Артуром Болдуином Тернером для социальной элиты Нью-Йорка и освещающий новости местной общественной жизни, традиции высшего общества и светский этикет; он также рецензировал книги, пьесы и музыку. Конде Монтроуз Наст, основатель Condé Nast Publications, купил Vogue в 1909 году и превратил его в журнал женской моды, посвященный красоте, самообладанию и этикету.

Vogue вскоре стал известен своими уникальными фотографиями и высоким качеством редакционных работ. Наст нанял лучших иллюстраторов и фотографов того времени, и они создали обложки для журнала, которые были неизменно сложными, а иногда и революционными. В 1932 году, например, Vogue стал одним из первых журналов, на обложке которого была напечатана цветная фотография. В 1960-х годах журнал изменил внешний вид женщин-моделей, отказавшись от стройных фигур, чтобы подчеркнуть худощавое телосложение, нейтральное в гендерном отношении. На обложке Vogue за август 1974 года впервые была изображена афроамериканская модель.

В 1988 году Анна Винтур стала редактором Vogue и сразу же преобразовала обложек Vogue , подчеркнув женское тело, а не только ее лицо, а также часто изображая голливудских актрис, а не традиционных манекенщиц, что вызвало международный резонанс. тенденция. Винтур также начала выпускать Teen Vogue (2003) и Men’s Vogue (2005–08) в США.В 2003 году она и Совет дизайнеров моды Америки (CFDA) совместно открыли Фонд моды CFDA/Vogue, который предлагал финансовую поддержку и бизнес-наставничество «следующему поколению» американских модельеров.

В 2009 году был выпущен документальный фильм Сентябрьский номер , в котором рассказывается о выпуске рекордного 840-страничного номера журнала за сентябрь 2007 года, получивший признание критиков. Позже в том же году Vogue запустил Fashion’s Night Out, совместную глобальную инициативу, поощряющую людей покровительствовать международным дизайнерам и ритейлерам во время глобального финансового кризиса; это ежегодное мероприятие стало крупнейшим торговым событием в истории.

Vogue пользуется международным успехом, стандартные и специальные выпуски издаются по всему миру. Один из самых известных журналов о моде в мире, он оказал сильное влияние на развитие индустрии журналов о моде и продолжает формировать современные тенденции моды. В 2009 году The New York Times назвала Vogue «библией высокой моды».

Эта статья была недавно исправлена ​​и обновлена ​​Адамом Августином.

Обложка сентябрьского номера Vogue 2021: как эта разношерстная группа моделей меняет индустрию

Практически все, с кем я разговаривала для этой статьи, — модели, дизайнеры, директора по кастингу, агенты — считают, что социальные сети перевернули их бизнес.Такие платформы, как Instagram, не только позволили пользователям озвучить ранее неудовлетворенный спрос на более широкое представительство; как отмечают директора по кастингу Дэниел Педдл и Дрю Дасент, они изменили саму природу модельного бизнеса. «Люди замечают модель и просматривают ее профиль», — говорит уличный разведчик Педдл, который вместе с Дасентом создал агентство The Secret Gallery в 2001 году. «Это было включено в процесс кастинга», — добавляет Дасент. «Теперь бренды ищут моделей, которые развлекаются в TikTok или соответствуют их ценностям — если компания пытается позиционировать себя как лидер в области устойчивого развития, они захотят использовать модели, которые открыто говорят о проблеме изменения климата.

Калейдоскопическая экономика влиятельных лиц в социальных сетях также дала дизайнерам беспрецедентную свободу выбирать кого угодно — независимо от размера, возраста, этнической принадлежности или пола — в своих шоу или кампаниях. «Никогда не существовало только одного типа людей, у которых была эта штука , , — говорит дизайнер Виктор Глемо, — этот волшебный талант улучшать одежду, которую они носят. Если вы посмотрите на кого-то вроде Драгоценности, вы подумаете — Боже, она всегда должна была быть звездой. Почему мы так по-дурацки зациклились на том, кто может соответствовать образцам?»

Но социальные сети сами по себе не несут ответственности за тектонические сдвиги, сотрясающие мир моды.Вы должны учитывать звездное качество — то неосязаемое, что, как известно, побудило знаменитого визажиста Пэт МакГрат вырвать Палому Эльсессер из моря селфи-постеров в Instagram. «Люди глубоко ошибаются, если думают, что модельный бизнес — это просто стоять перед камерой», — подтверждает Яй, которая сама была обнаружена, когда ее снимок на праздновании возвращения на родину в Университете Говарда в 2017 году стал вирусным. «Как и любое искусство, это форма самовыражения — на самом деле это похоже на безмолвную игру», — говорит она. «Я не достиг того, что я есть, только из-за Instagram.

Между тем, те же самые приложения, демократизирующие красоту, также дали нам «Instagram Face», как писательница Джиа Толентино описала вездесущую фильтрованную надутость платформы, наряду с #thinspirit и армией троллей, которым нечем заняться, кроме как, скажем, бросать оскорбления на Лолу Леон за то, что она не побрила подмышки. («Да, подойди ко мне, братан», — говорит Леон об этом и подобных инцидентах.) И, чтобы было ясно: это не был алгоритм, который определил, что лицо современной красоты в моде изменится; это было подрастающее поколение американских дизайнеров, твердо убежденных в том, что мода принадлежит всем и что она лучше, свежее и интереснее, когда «включает в себя целый ряд точек зрения», как говорит Кристофер Джон Роджерс.С тех пор эта точка зрения была одобрена истеблишментом такими людьми, как Алессандро Микеле из Gucci и Демна Гвасалия из Balenciaga, но она сформировалась здесь, в Штатах, среди тех же миллениалов и представителей поколения Z, которые продвигали движения за социальную справедливость, такие как #MeToo и Black Lives Matter выходит на политический план.

«Это похоже на уличный протест, вышедший на подиум», — говорит Рио Урибе, чье шоу Gypsy Sport весной 2021 года — виртуальное мероприятие из-за пандемии — было представлено полностью латиноамериканским составом, причем дизайнер приложил особые усилия, чтобы включить представителей коренных народов. модели в миксе.«Мое поколение, мы не собираемся поддерживать учреждение моды, если мы не чувствуем себя замеченными или если мы чувствуем, что «разнообразие» не соответствует действительности». Например, люди, моделирующие одежду, должны иметь какое-то отношение к людям, которые ее создали, и к покупателю. «Поскольку наш бренд построен на принципах инклюзивности, мы понимаем важность представительства в отрасли, которая исторически была эксклюзивной», — говорит команда, стоящая за брендом Area в Нью-Йорке, которая предпочла говорить коллективно.«Area находит отклик у стольких разных людей по всему миру, поэтому важно, чтобы наш кастинг точно отражал это».

Эти сдвиги в кастинге моделей «отслеживают изменения, которые мы наблюдаем во всей нашей культуре», как отмечает директор по кастингу Дженнифер Вендитти. Долгое время являясь секретным оружием индустрии моды для поиска «настоящих людей» для съемок и показов — опыт, который она теперь применяет, работая с такими режиссерами, как Андреа Арнольд и братья Сафди, — Вендитти считает, что нынешние сбои — это побочный продукт появление более осознанных форм потребления.«Мы хотим, чтобы наши покупки что-то значили», — говорит она. «Точно так же и модели, которые подключаются прямо сейчас — всегда есть человек за фасадом. Люди спрашивают: за что вы стоите? Откуда ты? Кто такой ты?»

Vogue’ology — Объявления — e-flux

Ультракрасный:
Vogue’ология
Архив бальных танцев и проект устной истории

17 ноября – 30 ноября 2010 г.

Парсонс Новая школа дизайна
Шейла С.Центр дизайна Джонсона, Галерея Аронсона
66 Пятая авеню на 13-й улице
Нью-Йорк
Часы работы галереи: с 12:00 до 18:00.
Вход бесплатный

www.veralistcenter. org

Vogue’ology содержит, казалось бы, несовместимые элементы: эстетический опыт и политический активизм; общественные мероприятия и судебно-медицинские исследования; публичные выступления и частные мастер-классы. Выставка является совместным проектом Ballroom Archive & Oral History Project и саунд-арт коллектива Ultra-red.Центральное место в сотрудничестве занимает общий интерес к разработке терминов, которые могут послужить для организации Архива бальных залов, инициированного сообществом усилия по сбору историй сцены House|Ballroom.

Сцена House|Balroom зародилась в Нью-Йорке в первой половине прошлого века и сегодня встречается в городах по всей территории Соединенных Штатов. Участники сцены организовались в дома, такие как Дом черного дерева, Дом Эвису и Дом Гарсона, которые функционируют как преднамеренные сообщества, социальные сети и творческие коллективы.Дома спонсируют балы: крупные мероприятия, на которых участники соревнуются в нескольких категориях выступлений. Для поколений трансгендеров, бисексуалов, лесбиянок и геев, в первую очередь латиноамериканских и афроамериканских мужчин и женщин, «Бои» спровоцировали радикальные исследования стиля, идентичности и социального неравенства. Vogue, фирменная форма выступления сообщества, первоначально вдохновленная позами в журнале Vogue , проводит анализ нормативной гендерной, классовой и расовой идентичности.

Вместо того, чтобы выставлять архив или пытаться представить саму сцену House|Balroom, Vogue’ology исследует процессы и цели архивирования, поскольку они относятся к конкретным характеристикам и условиям сцены House|Balroom.Его структура и эстетические элементы усиливают резонанс между словарями как архива, так и шаров, особенно их общий интерес к протоколу, категории, разборке и рекомбинации.

Выставка сопровождается серией бесплатных общедоступных программ:

ПРАЗДНОВАНИЕ ОТКРЫТИЯ ВЫСТАВКИ
Четверг, 18 ноября, с 17:00 до 18:30.

ПАНЕЛЬНАЯ ДИСКУССИЯ
Организованное прослушивание: саунд-арт, коллективность и политика
Четверг, 18 ноября 2010 г. , 18:30 – 20:30
Новая школа, Общественный и студенческий центр Терезы Лэнг
13-я Западная улица, 55, 2-й этаж

Среди участников Эдгар Ривьера Колон и преп.Джамаул Рутс из Ballroom Ministries; правозащитник и режиссер Карен Акопян; художница Пейдж Сарлин из 16 Beaver; музыкант, писатель и куратор Алекс Уотерман из ансамблей «Плюс-Минус» и «Или/Или».
Фасилитаторы: Дон Райн и Роберт, 90 сентября 2007 г.

СЕАНС ​​ПРОСЛУШИВАНИЯ
Понедельник, 29 ноября 2010 г., 18:00 – 20:30.
Посетителям галереи предлагается взаимодействовать с выставкой и делиться своими ответами в письменной форме, в галерее или по электронной почте ([email protected]орг). Кроме того, художники организуют публичное прослушивание в галерее, чтобы коллективно рассмотреть пересечение объекта и анализа, а также оценить и обсудить политические последствия и возможности записи истории.

ПРИЗЫВ К ДЕЙСТВИЮ
Жизнь в борьбе: активизм против СПИДа
Вторник, 30 ноября, с 19:00 до 21:00.
Новая школа, Майкл Кляйн, комната
66 West 12th Street, 5 этаж

С Лолисой Гибсон, Джонни Гуайлупо, Чарльзом Лонгом и Педро Хулио Серрано

При поддержке отдела санитарного просвещения, глобальных исследований, факультета естественных наук и математики/ междисциплинарных наук Университета Ланга, Campus Queer Collective, инициативы Parsons Diversity Initiative, программы Lang’s Ethnicity and Race, Управления межкультурной поддержки, V-Day at New School, The New You , Ассоциация международного развития и Центр искусства и политики Веры Лист

ПОКАЗ ФИЛЬМА
Секс во время эпидемии

Среда, 1 декабря 2010 г., 18:30 – 20:30.м.
Новая школа, Общественный и студенческий центр Терезы Лэнг
13-я Западная улица, 55, 2-й этаж

Показ удостоенного наград фильма Жана Карломусто « Секс во время эпидемии » (2010), за которым последовала беседа с Арбертом Сантаной Эвису, Кевином Тримеллом Джонсом, Черным ЛГБТ-архивным обществом Филадельфии и Робертом Сембером

СЕМИНАР
Давайте будем настоящими: секс позитивен
Четверг, 2 декабря, с 17:00 до 19:00.
Новая школа, 6 Восточная 16-я улица, комната 713

Семинар по безопасному сексу под руководством учеников Новой школы, где мы будем исследовать и играть.
При поддержке The New You и санитарного просвещения

Представлено по случаю тематической темы Vera List Center 2009/2011 «Спекуляции об изменениях».

Для получения дополнительной информации посетите сайт www.veralistcenter.org

*Изображение выше:
Дизайн Гаррик Готт.

Внешний вид, мода и создание женской идентичности

Опубликовано: 12 ноября 2013 ˑ В рубриках: Эссе, выпуск 3 ˑ Комментарии закрыты

ЭССЕ Керита Асмы

 

A Vogue’s-Eye View

В первой строке статьи «Взгляд Vogue на моду» в выпуске Vogue от 15 февраля 1927 года говорится, что «Шик — это, так сказать, форма архитектуры», раскрывая важный аспект . Точка зрения Vogue .[1] Vogue следит не только за новинками моды, но и за самой шикарной модой. Таким образом, читатели Vogue должны принять новейшую моду в соответствии с всеобъемлющей, но все же исключительно модной перспективой Vogue . Идея о том, что «шик — это… форма архитектуры», является кратким изложением того, как мода работала в 1920-х и 30-х годах Vogue . Идеальный внешний вид, в конечном счете, является актом строительства, актом построения тела через одежду, которая делает шикарную женщину явно модной для общества, представленного и на страницах Vogue .В февральском номере журнала Vogue за 1927 год «Взгляд на моду» говорится, что «наиболее выдающимся качеством нынешней моды является эффект гладкости и компактности». Мода, которую он приветствует, отражает гладкость современного мира, мира, в котором орнаменты чужды, а идеалом является гладкая, чистая, машиноподобная форма. «Ключевое слово ко всему шику — простота», и в этой простоте каждая женщина должна быть в состоянии достичь ее, независимо от дохода или обстоятельств. [2]

В мире Vogue, сам шик, затем , в той же мере, что и одежда, которая его порождает, есть некий современный «костюм», что-то вроде ауры или идентичности, который должен быть тщательно выстроен так, чтобы все входящие в его состав элементы способствуют общему эффекту.«Взгляд Vogue» улавливает каждую формальную деталь, которая способствует последнему проявлению шика, и наделяет их собственной преобразующей силой. Линия, например, «имеет новое значение в моде… она прослеживает шик в бесчисленных моделях… [и] добавляет интерес к эффекту простоты».[3]

Рисунок 1 – «Взгляд Vogue: шик». Vogue 69, вып. 4 (15 февраля 1927 г.): 51-51.

Изображение, представляющее «Взгляд Vogue: шик», подчеркивает критическую точку зрения, с которой оценивается шик.Изображение явно напоминает о том, как мода является чем-то, что нужно рассматривать и оценивать — глаз в центре проецирует свою проницательность — а также чем-то, что приглашает к просмотру. Однако неясно, кто именно или что здесь просматривает. Важность просмотра и того, что на него смотрят (глаз, кажется, смотрит одновременно на разные панели, но и глаз, и панели также рассматриваются читателем) имеет жизненно важное значение для того, как Vogue подчеркивает создание идентичности: мода. — правильная, шикарная мода — это средство, с помощью которого женщины могут создать костюм, отражающий и определяющий внутреннее «я».Мода, изображенная в Vogue , представляет собой функциональную конструкцию, которая позволяет модной женщине демонстрировать себя и обеспечивает основу для ее роли в обществе.

Две специфические модернистские эстетики в значительной степени связаны с акцентом Vogue на элегантности, шике и внешнем виде: рассказ Джессики Бурштейн о холодном модернизме и описание гламура Джудит Браун дают средства для понимания акцента Vogue на внешнем виде. и идентичность к пренебрежению внутренней самостью.Изображение Брауном гламура как современного — гладкая поверхность, сделанная красивой, смертоносной и возвышенной — и описание Бурштейном модернистской эстетики, которая подчеркивает внешнее, тело и пространственность как содержание, кажется, что они должны быть более совместимыми, чем они есть на самом деле. Оба имеют дело в первую очередь с экстерьером и поверхностями модернизма, оба подчеркивают холодность и оба сосредотачиваются на похожих (а иногда и накладывающихся) текстах, чтобы обсудить уменьшенную (или полностью удаленную) роль личности.Однако модернистская эстетика Брауна устраняет соображения субъективности, а ее эстетика гламура основывается на гипотетическом отсутствии себя, на отрицании. Эстетика холодного модернизма Бурштейна, напротив, основывается на абсолютной пустоте (не недостатке, потому что просто нет «я», даже намека на «я», только поверхности)[4]. Там, где Бурштейн описывает «мир, в котором самость просто не является частью эстетического регистра», [5] Браун постулирует стремление к отсутствию субъективности, а не к уже завершенному отсутствию.Для Брауна «удовольствие от негатива, таким образом, связано с движением между реальностью и иллюзией, притяжением и отталкиванием, а также с желанием субъективного ничто, самости, свободной от человеческих потребностей, крайности безличности». [6]

Другими словами, Бурштейн берет модернистскую эстетику, схожую с эстетикой Брауна, и продвигает ее еще дальше, пока человек почти не присутствует (если и присутствует вообще, то только формально, как в разрозненных протезных куклах Ганса Беллмера):

То, что именно холодный модернизм объясняет , — это, однако, вопрос не о том, что значит быть человеком, а о том, что значит просто или только быть; статус человека не имеет особой ценности, и поэтому человеческая форма находится на одном уровне с внешне непохожими сущностями в мире: например, одеждой, автомобилями и занавесками.[7]

В то время как Бурштейн предполагает чистую внешность, поверхность без какой-либо самости или субъекта позади или под ними, Браун утверждает, что «наваждение не присуще ни объекту, ни субъекту, но самым неосязаемым образом производится в пространстве между ними, в их взаимосвязи». [8]

Вместо того, чтобы рассматривать моду как проявление аффективного внутреннего «я», Vogue делает акцент на современных внешних поверхностях как на средстве, с помощью которого человек конструирует идентичность и определяет субъективность. То есть там, где Браун утверждает, что наваждение возникает в отношениях между субъектом и его внешностью, и где Бурштейн описывает внешность без какой-либо формы «я», Vogue очерчивает форму «я», которая полностью присуща поверхности, внешним атрибутам, а в интерьерах сделано поверхностно. Как объект массовой культуры Vogue должен быть сентиментальным и диаметрально противоположным любой модернистской эстетике; тем не менее, Vogue сочетает в себе холодный модернизм и гламур, используя эту модернистскую эстетику внешнего вида для создания чисто поверхностной версии самого себя.

Пересечения между Vogue и холодной модернистской эстетикой раскрывают способы, которыми Vogue позволяет читателю создать версию себя, основанную не на сентиментальном интерьере, а на поверхностях, созданных с помощью одежды и косметических продуктов. В отличие от «сентиментального описания социального мира как аффективного пространства, в котором люди должны быть легитимированы, потому что у них есть чувства», [9] Vogue представляет описание социальных пространств, которое полностью вращается вокруг одежды и других внешних поверхностей. Красота в Vogue основывается на взаимодействии внутреннего мира — будь то ментального, телесного или пространственного — и внешнего вида.

Поскольку Vogue подчеркивает эту модную эстетику в общественных местах, можно рассматривать Vogue как пример интимной публики, альтернативной сентиментальности. Согласно концепции Лорен Берлан о женском публичном пространстве, которое зависит от общих аффективных ожиданий, интимная публика состоит из потребительского рынка, «претендующего на распространение текстов и вещей, которые выражают особые основные интересы и желания этих людей» и которые позволяют « чувство принадлежности к большому миру, пусть и опосредованное.[10] То есть общее потребительское желание действует как кажущаяся интимная связь между людьми даже в том, что по сути является обезличенным публичным пространством. Кроме того, интимная публика отражает «желание сложного человека переработать детали своей истории, чтобы стать расплывчатой ​​или более простой версией себя»; интимная публика дает людям возможность сплоченно сделать свою субъективность доступной для других. Представляя средство создания сплоченного, шикарного «я» через одежду, Vogue представляет собой альтернативный пример интимной публики, созданной вокруг поверхностей и экстерьеров, а не посредством аффективной реакции.Более того, благодаря этой интимной публике и модернистским аспектам Vogue в целом, мода Vogue предоставляет женщинам возможность конструировать идентичность, основанную на чисто формальном внутреннем мире, сфокусированном на внешнем, а не на сентиментальном, аффективное внутреннее состояние.

 

Эстетическая мода: холодный модернизм, Vogue и создание себя

Vogue неизменно остается влиятельным центром моды с тех пор, как вскоре после выхода его первого номера в 1892 году.[12] Появление готовой одежды массового производства в конце девятнадцатого века предоставило место для журналов, подробно описывающих текущие тенденции моды, и было бы трудно оспорить, что « Vogue — это выдающееся издание о моде в Америке» на протяжении всей истории его публикации. Хотя время от времени встречаются намеки на мужскую точку зрения, Vogue сосредотачивает свое внимание на одежде женского тела, готовя своего читателя к тому, чтобы двигаться в общественной сфере как женщина, и отслеживая последние изменения в женской моде.Исходя из традиции женских журналов, которые «в значительной степени следовали схожим формулам, с редакционным содержанием, подчеркивавшим традиционную роль женщин как жен и матерей», и которые лишь постепенно смещались в сторону большего внимания к моде, Vogue отличается от более традиционных (в то время) представлений о женственности, сосредотачиваясь исключительно на моде. Vogue подчеркивает поверхность и внешний вид, а не внутреннюю сентиментальную версию женственности.[14] Большая часть каждого выпуска состоит из рекламы и статей, посвященных современным тенденциям в моде или описывающих, как ориентироваться в модных социальных ситуациях. Благодаря изображению женской формы и привилегии внешности над внутренним я, Vogue конструирует модернизм для женских масс. Присваивая модернистскую эстетику Vogue как объект массовой культуры, создает пространство, в котором женская идентичность обязательно конституируется диктатом высокой моды.[15]

Идея женской, модной идентичности, созданной с помощью модернистской эстетики, кажется нелогичной, поскольку «традиционная дихотомия массовой культуры/модернизма была гендерно определена… как женщина/мужчина». [16] Модернизм с его защитой высокого искусства и презрением для массовой культуры, как правило, присоединяется к мужскому началу и выступает в его роли; следовательно, женственность, особенно то, что представлено как чисто женская сентиментальность, становится объектом модернистского пренебрежения.[17] В своей крайности модернизм, который Джессика Берштейн называет «холодным модернизмом», полностью отрицает любые элементы личности, включая любые чувства или эмоции.Хотя модернизм обычно признает изменение или даже смерть личности, «предпосылка холодного модернизма состоит в том, что существует мир, в котором разум не существует, не говоря уже о материи — или он имеет значение, но в физическом смысле». [18] Более того, «холодный модернизм ценит внешнее… тело принимается за начало и конец всякого объяснения»[19] внутреннее «я» поглощается внешним. Акцент делается на форме как на содержании: «холодный модернизм не различает формы и содержания… [он] все снаружи и на всем пути вниз.[20]

Модернизм делает акцент на новизне и оригинальности. Массовая культура, определяемая повторением и воспроизведением, является ее естественным антагонистом. Vogue обитает в этом различии между массовой культурой и модернизмом, и гендерные предположения, присущие этим двум предположительно разным сферам, отражены в Vogue . Поскольку Vogue связан с массовой культурой, он также неявно связан с женским началом, с тем, что Наоми Шор описывает в Reading in Detail как постоянный акцент западной культуры на деталях и партикуляризме, который, как эстетика, рассматривается как наносит ущерб более мужским искусствам, способным схватить идеал или всеобщность.[21] Поскольку этот тезис подчеркивает модернистскую эстетику в Vogue , он предполагает, хотя и поверхностно, точку зрения на гендер (читай: женственность) и массовую культуру, которую модернизм чаще всего поддерживает; то есть этот тезис будет читаться Vogue qua массовой культуры как женский; это потому, что, по крайней мере структурно, он не напоминает модернистский роман или произведение искусства. Как и модернистские произведения, Vogue предназначен для определенного типа читателей. Однако, в отличие от модернистских романов и произведений искусства, которые часто подчеркивают эзотерическую, часто трудную для понимания форму, Vogue разработан с расчетом на женскую, повседневную читательницу.Например, журнал включает рекомендации по адаптации авангардной моды в рамках ограниченного бюджета, советы о том, как ориентироваться в социальных ситуациях, и основную информацию о школах. Vogue предлагает своим читателям подробный отчет о том, как жить, основываясь на своих текстах о моде.

Даже если принять четкое разделение между модернистским высоким искусством и массовой культурой, воплощение обоих очевидно одновременно на страницах Vogue , где массовая культура — в форме массового выпускаемого и распространяемого журнала мод — принимает модернистские идеалы оригинальности, уникальности, экстерьера над внутренним и формы над содержанием.В определенной степени журналы мод (вообще) отражают это соединение массовой культуры и высокого искусства; сама мода поддерживает модернистские элементы, такие как постоянное «поиск оригинальности». Тем не менее, Vogue предлагает особенно яркий пример этого пересечения в 1920-х и 1930-х годах с его пустотой буквального содержания — составленного как есть. в основном из рекламы — и изображения женского тела как формы , в отличие от отдельной женщины, что вызывает идентификацию разных читателей.Поскольку Vogue предписывает читателю способ жить в моде, ожидается, что читатель идентифицирует себя с этими абстрактными, стилизованными изображениями женской формы и усвоит их эстетические элементы, а не просто оценит их или восхитится ими. Выпуски этого периода изображают «эстетику и дискурс гламура… [который] в значительной степени сосредоточен на отрицании любой идеи о сущности человеческого «я» или тела и принятии обтекаемых, механических, организованных, стилизованных, бросающихся в глаза презентационный предмет.[23]

Стилизация — то, что Энн Холландер описывает как «человеческий облик, уменьшенный и абстрагированный в узоры»[24], — важная характеристика всех обложек Vogue 1920-х и начала-середины 30-х годов[25]. В отличие от Vanity Fair , другого важного модного журнала той эпохи (чьи обложки, как правило, были более абстрактными и изображали более широкий круг предметов), обложки Vogue подчеркивали элементы моды, воплощенные в образной, нереалистичной женщине. лицо или тело, или на «идеальную упрощенную форму гладкого тела».«[26] Harper’s Bazaar , третий крупный модный журнал той эпохи, особенно похож на Vogue по дизайну обложки Эрте, чьи работы в стиле ар-деко в 1920-х и 1930-х годах отражают аналогичную абстракцию женской формы. Однако обложки Эрте полностью сосредоточены на обложке как на собственном дизайне, полностью исключая узнаваемую женскую фигуру. Вместо того, чтобы изображать идеальное, хотя и упрощенное женское тело, Эрте представляет две совершенно круглые, лишенные тела головы в характерном образце обложки Эрте 1927 года (рис. 2), что показывает общую тенденцию к изображению женской фигуры целиком как элемента дизайна. , в то же время обеспечивая контраст с более ориентированными на моду обложками Vogue .

Рисунок 2 – «Крышка». Харпер Базар. 60, нет. 6 (июнь 1927 г.).

В отличие от обложки Erte, на которой одна голова парит над другой, обе покрыты принтом (хотя неясно, задумано ли это как элемент дизайна или модная шляпка), стилизация обложек Vogue не ограничивается просто к эстетике ар-деко, и фантастические элементы на обложках Vogue , кажется, не работают таким же гиперабстрактным образом. То есть фигуры на обложках Vogue явно женские, даже если они абстрактно стилизованы.Возьмем, к примеру, следующие две обложки на рисунках 3 и 4: каждая из них, хотя и отличается по теме, использует одни и те же методы иллюстрации для изображения женской фигуры, чьи черты нечетки. Обложки от 15 февраля 1927 г. и 1 июля 1933 г. на самом деле несколько необычны для обложек Vogue того периода тем, что они представляют фантастические сценарии — в первом случае — в полете в цирке, а во втором — под водой. не обязательно присутствовать в актуальном режиме в моде. На обложках действительно изображена женская фигура, внешний вид которой одновременно соответствует внешнему виду других обложек, но при этом приобретает особую «идентичность».

 

Рисунок 3 – «Обложка: Vogue». Vogue 69, вып. 4 (15 февраля 1927 г.): C1.

Эта потенциальная идентификация аккуратно воплощена на обложке Vogue от 15 февраля 1927 года, на которой женщина изображена верхом на зебре-единороге, подвешенной в воздухе, прыгающей с травянистого уступа. Немедленно у женщины появляется возможность либо взлететь, либо упасть вместе со своим мистическим конем, точно так же, как, надевая последнюю весеннюю моду, она может добиться успеха в построении целостной, хотя и постоянно изменчивой, идентичности, или она может не достичь «шикарности». .Однако, что именно представляет собой эта личность на обложке, несколько неясно. Одетая в длинное пальто, цилиндр и вуаль, эта фигура, кажется, больше напоминает тенденции начала 1900-х годов, чем поддерживает современную гладкость (хотя тело женщины придерживается прямых, длинных линий 1920-х годов). В то же время этот историзм в одежде[27] смешивается с фантастическими элементами одежды и окружения фигуры, такими как звезды, струящиеся из-под вуали фигуры, или плащ инспектора манежа с фалдами и широкими манжетами.Если здесь конструируется версия личности, то это версия скорее абстрактная и фантастическая, чем та, которую можно актуализировать.

Если женственность — это маска и своеобразный маскарад, то костюм здесь спутанный, нагромождение элементов прошлого и настоящего, фантастического и реального. Даже изображение лица и тела фигуры склоняется к абстракции: вместо изображения отдельной женщины [28] женская форма здесь именно такова, форма, состоящая из широких линий, которые тянутся вверх и вправо от изображения. .В отличие от других чехлов, расположение корпуса здесь кажется возможным; однако маловероятно, что читатели сразу отождествят себя с этой фигурой, несмотря на ее более доступную физическую форму.

Поверхностные элементы — исторические элементы, фантастика, положение тела и использование линий — на обложке Vogue в конечном итоге создают расплывчатую, детализированную фигуру, позволяющую читателю идентифицировать себя с общей эстетикой, а не с конкретной фигурой. . Что важно здесь, а также для обложек Vogue в целом, так это то, что эти формальные характеристики являются содержанием обложки.То есть все эти внешние черты составляют содержание обложки; любая идентификация с ним у читателя происходит через форму тела, историческую ссылку или типизацию фигуры, а не через своего рода аффект или чувство, содержащееся в этих элементах. Обложки Vogue не изображают какое-либо внутреннее состояние, а скорее явно фокусируются на внешнем виде.

Мода, согласно этому выпуску Vogue за 1927 год, — это искусство, посвященное «сложным линиям, ведущим к простоте.Эта тема модного разворота в выпуске от 15 февраля демонстрирует сублимацию конструкции одежды — уже формального содержания ее ткани, кроя, цвета, орнамента и застежек — в общий эффект гладкости.[29] Идея о том, что «несколько весенних силуэтов основаны на единственном сложном принципе простоты, достигаемой за счет тщательной проработки», отражает общий акцент на форме и внешнем виде, достигнутом за счет построения тела через одежду. Эта эстетика была подхвачена в форме бренда одежды Nada в 1920-х годах.Платья, продаваемые Nada, подчеркивали гладкую прямую линию, почти идентичные внешне, делая женское тело геометрическим, а не пышным. Платья Нада лишили тело традиционных женских форм; «точно так же, как раньше корсеты могли изменить форму тела, теперь само платье, закаленное чистыми линиями, должно было изменить» женскую фигуру.

Возможно, еще более знаковым элементом элегантной современной линии является маленькое черное платье Шанель, которое снова появлялось во многих выпусках Vogue в 1920-х годах.Это «модернистское «ничто из платья», как назвала бы это Шанель», а также ее культовые духи Chanel № 5 отражают холодную модернистскую эстетику, «лишенную содержания [и] изобилующую поверхностью»[31]. Chanel No. 5 представляет собой прекрасный пример искусственности, синтетическости и гламура модернистской эстетики. Содержание духов — обычно естественные или узнаваемые ароматы, которые они вызывают, — становится неважным для аромата Chanel № 5, потому что его аромат синтетический, а не репрезентативный ни для каких природных или идентифицируемых вещей; вместо этого «женский аромат, как считала Шанель, должен отражать многочисленные измерения современной жизни женщин… [в] аромате, который был бы многослойным, парадоксальным и, по ее словам, «составленным». [32] Духи — это нечто, что наносится на тело снаружи как аналог естественного запаха этого тела; в случае с Chanel № 5 тело должно пахнуть (как бы естественно) современным, синтетическим, гладким или смутно технологичным. Таким образом, естественное тело превращается в нечто, что должно казаться естественно искусственным, современным и синтетическим по своей сути. Chanel № 5, как воплощение холодной модернистской эстетики, а также гламура, в «дистанции, которую она отдаляет от человека, в ее холодности и абстракции, регистрирующих новое эстетическое измерение»[33], кажется, противоречит с его кажущимся потенциалом индивидуальности.Сама его воспроизводимость позволила большому количеству читателей Vogue носить один и тот же аромат, даже несмотря на то, что ношение этого аромата якобы подчеркивало статус человека как современного и нового.

Рисунок 4 – «Мода: как танцует Париж». Vogue 69, вып. 4 (15 февраля 1927 г.): 63.

Важность современной воспроизводимости заключена в идее о том, что «шик — это форма архитектуры», в которой личность конструируется с использованием тех же гладких, воспроизводимых мод. [34] Акцент Vogue на новом, современном и шикарном отражает эстетику холодного модернизма Бурштейна, а также, в определенной степени, представление Брауна о гламуре.Шикарность, как гламур и холодный модернизм, определяется отрицанием. Vogue изображает все то, чем шик не является: шик — это не обязательно красота, не экономическая основа, не гламур и не стиль. Шик — это аура, которую можно создать с помощью правильных эффектов, как пытается продемонстрировать Vogue’s Eye-View. При этом, что именно это за эффекты, определить трудно: в том же номере от 15 февраля 1927 года в статье «Как танцует Париж» предлагаются «Портретные зарисовки шикарных парижанок» с изображениями «поражающих женщин» ( Рисунок 4).[35] Самое близкое к описанию шика, которое предлагает статья, это «подтянутый» и «стройный»; то есть вы узнаете шик, когда увидите его. А на рис. 4 то, что является шиком, ассоциируется как с холодным модернизмом, так и с гламуром. Фигуры, хотя и являются человеческими, стилизованы в невероятно тонкие изогнутые линии, подчеркивающие их эстетические качества, а не какое-либо ощущение их индивидуальности, несмотря на то, что они идентифицированы как «мадам Роджер Харт, слева, и мадам А. Оппенгейм». ] Шикарность отстранена — женщины смотрят в сторону от читателя — и лишена всего, кроме эффекта холодного модернистского дизайна.Точно так же наваждение «холодно, безразлично и смертельно; она опирается на абстракцию, на вещь, переведенную в идею, а потому и на потерю самой вещи, сворачивающуюся от земных забот, как в дуновении дыма».[37]

Хотя Vogue интересуется эстетикой абстракции, его общий план не заключается в том, чтобы полностью удалить субъективность из своих изображений. Скорее, в эстетическом проекте Vogue предмет интерьера не мертв, не утерян или неуместен, а превращен в поверхности и экстерьеры и из них.Идентичность создается одеждой, косметикой и аксессуарами. Vogue , воплощая модернистскую эстетику, которая рассматривает себя как полностью удаленное, в то же время работает над выдавливанием внутреннего «я» на внешние поверхности и формы и в них.

 

Одевание внутреннего на внешнее: создание публичного «я»

Модель Vogue 1930-х годов характеризуется знакомыми элементами. Vogue Patterns, стилизованная обложка, частично законченные рисунки, демонстрирующие последние тенденции моды, и множество статей о жизни в социальных пространствах — отличительные черты формата Vogue как в 20-х, так и в 30-х годах.В то же время выпуски, подобные выпуску от 1 июля 1933 года, знаменуют определенные сдвиги с 1920-х годов. Использование неодушевленных манекенов, увеличение количества фотографий моды и включение большего количества статей, описывающих повседневную жизнь как пересечение общественного взаимодействия и объектов моды, становятся все более распространенными в выпусках 1930-х годов. Хотя на данный момент Vogue по-прежнему в основном заполнен рекламными объявлениями, в 1930-е годы соотношение количества статей к рекламе было выше, чем в предыдущие десятилетия.

Рисунок 5 – «Обложка: Vogue». Vogue 82, вып. 1 (01 июля 1933 г.): C1.

Рекламные объявления и статьи из Vogue 1 июля 1933 года подчеркивают внешнее воплощение моды как средства, если не единственного, для женщин входить в общественные пространства общества. Но для номера, который так же интенсивно фокусируется на том, как мода относится к общественному пространству, на обложке изображена неожиданно личная сцена. На нем изображена обнаженная женщина, сидящая в одиночестве на морской раковине в подводном пейзаже; исчезла женщина, одетая по последней моде на фоне небоскребов и ночных клубов.Обложка сохраняет образную стилизацию других обложек; изображенная женщина никак не могла быть настоящей женщиной. Углы ее тела и заостренность рук и ног недостижимы для настоящей женской фигуры, а ее лицо передано с использованием гиперсимметричных линий и крупных черт. Однако наиболее примечательным в обложке является не ее фантастическая обстановка и не ее стилизация, а тот факт, что обнаженная фигура носит ожерелье и полностью накрашенное лицо, с толстой подводкой для глаз, подведенными бровями и ярко-красными губами.Акцент номера – это, в конце концов, «Число Красоты». Помада и украшения необходимы для того, чтобы женщина была красивой, даже если эта женщина — псевдоклассическая обнаженная. То есть женщина становится модной только после того, как ее накрасили искусственным окрашиванием губной помады.

Более того, сама фигурка воплощает в себе гладкую современную эстетику. На обложке изображено не классическое обнаженное тело, а трубчатое тело, повторяющее форму современной одежды. Энн Холландер описывает феномен одежды, определяющей форму тела под ней — даже когда это тело больше не носит эту одежду — следующим образом: тот, который создан искусством обнаженной натуры, который также зависит от моды на одежду.От одежды, даже если она отсутствует, никуда не деться». [38] Чтобы быть модной и шикарной, женская фигура должна не только носить правильную помаду и украшения, но и само тело должно соответствовать шикарной современной эстетике, навязанной ей. это

Итак, если, как предполагает Бурштейн, холодный модернизм — это просто бытие, а не то, что значит быть человеком,[39] как Vogue , присваивая холодную модернистскую эстетику, позволяет своим читателям принять участие в исключительно женская (и человеческая) идентичность? Кажется маловероятным, чтобы читатели могли легко отождествить себя с эстетикой, которая отдает предпочтение поверхности, внешности и полностью игнорирует внутреннее «я». Но Vogue , даже в своей приверженности холодной модернистской эстетике, был чрезвычайно популярен и считался выдающимся модным журналом в 1920-х и 1930-х годах.

Таким образом, возникает вопрос: если эта холодная эстетика связана с отсутствием представления о самости, то каким образом Vogue обеспечивает средства конструирования самости? Хотя можно возразить, что ответ как-то связан с балансом, который Vogue предлагает между высокой модой, в которой проживает большая часть холодности, и «популярными» элементами журнала, такими как реклама товаров для дома, выкройки для копировать высокую моду с небольшим бюджетом и социальные страницы, предоставляющие информацию о школах, браках и путешествиях, в конечном счете, Vogue подчеркивает построение себя через внешнее как в высоких, так и в низких, авангардных и популярных элементах.Вопреки тому, что можно было бы подумать, рекламные объявления сами по себе не являются легко различимыми как «популярные» или массовые, а также не отделены от общей эстетики Vogue , поскольку рекламные объявления разделяют ту же эстетику, что и журнальные статьи. Vogue также не предлагает сентиментальности в той мере, в какой это могли бы делать другие женские журналы, хотя на первый взгляд может показаться, что это так. изменения, такие как покупка новых чулок, принятие ванны или использование косметических средств.[40] Таким образом, внутреннее состояние определяется хотя и как внешние вещи. «Внутреннее» на самом деле является функцией внешних форм.

Идея о том, что внешние формы одежды определяют личность человека, не нова: например, в эпоху Возрождения «инвеститура, надевание одежды, в буквальном смысле составляла человека… человеку была дана форма, форма, социальная функция, «глубина». из того, что шик, то есть более высокий статус, является гранью стиля и усилий, а не экономических средств), одежда, тем не менее, важна для определения чьей-либо идентичности, как индивидуальной, так и в обществе.Редакторы Vogue в 1920-х и 30-х годах, вероятно, согласились бы с тем, что «одежда — это изношенный мир: мир социальных отношений, наложенных на тело ее владельца», хотя они, вероятно, также утверждали бы, что это мир эстетических особенностей. [42] Что важно для отслеживания того, как одежда использовалась для создания как тела, так и человека с течением времени, так это то, что еще в эпоху Возрождения одежда не считалась отражением тела (или внутренней идентичности человека). , если на то пошло), а скорее как творение тела и внутреннего «я»: «человек рождается через «второе тело» — маску, одежду, — которые он надевает.[43] Таким образом, мы приходим к мысли, что идентичность — даже внутренняя идентичность — может быть изменена, поскольку она определяется одеждой, которая, особенно в мире моды Vogue , меняется почти беспрестанно. В холодном модернизме, говорит Бурштейн, «сама идентичность протезна, бесконечно повторяема и экстенсивна»[44]. .

Керит Асма (MAPH’13) выросла в Мичигане, который счастливо расположен недалеко от Чикаго, ее нынешнего дома.В настоящее время она работает наставником MAPH и учителем письма. Она академически и лично интересуется модой, женской идентичностью и изображением тела.

Библиография

Барт, Ролан. Система моды . Перевод Мэтью Уорд и Ричард Ховард. Нью-Йорк: Хилл и Ван, 1983. Печать.

Бенджамин, Уолтер. Произведение искусства в эпоху его технологической воспроизводимости и другие произведения на носителях . Кембридж, Массачусетс.: Belknap Press of Harvard University Press, 2008. Печать.

Бергер, Джон. Способы видеть . Лондон: Британская радиовещательная корпорация и Penguin Books, 1977. Печать.

Берлант, Лорен. Жалоба женщины . Дарем, Северная Каролина: Издательство Университета Дьюка, 2008. Печать.

Бест, Стивен и Шэрон Маркус. «Поверхностное чтение: введение». Представления . 108.1 (2009): 1–21. Электронный.

Болтон, Эндрю и Гарольд Кода. Schiaparelli & Prada: Невозможные разговоры . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 2012. Печать.

Брюард, Кристофер и Кэролайн Эванс, изд. Мода и современность . Нью-Йорк: Берг, 2005. Печать.

Браун, Билл. «Кода: смерть и жизнь вещей». Чувство вещей . стр. 177-188. Чикаго: University of Chicago Press, 2003. Печать.

Браун, Джудит. Гламур в шести измерениях: модернизм и сияние формы .Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 2009. Печать.

Бруцци, Стелла и Памела Черч Гибсон, ред. Культуры моды: теории, исследования и анализ . Лондон: Рутледж, 2000. Печать.

Бак-Морсс, Сьюзен. Диалектика видения: Вальтер Беньямин и проект Arcades . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1989. Печать.

Бурштейн, Джессика. Холодный модерн: литература, мода, искусство. Юниверсити-Парк, Пенсильвания: Издательство Пенсильванского государственного университета, 2012.Распечатать.
Батлер, Джудит. Гендерные проблемы . Нью-Йорк: Рутледж, 1990. Печать.

Ченг, Энн. Вторая кожа: Жозефина Бейкер и современная поверхность . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2011. Печать.

Ченг, Энн. «Кожи, татуировки и восприимчивость». Представления . 108.1 (2009): 98-119. Электронный.

Кларк, Сюзанна. «Введение: необоснованный дискурс». Сентиментальный модернизм . Блумингтон: Издательство Индианского университета, 1991.Распечатать.

Дебор, Ги. Общество зрелищ . Нью-Йорк: Zone Books, 1994. Печать.

Эванс, Кэролайн. Мода на грани: зрелищность, современность и смертоносность . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета, 2007. Печать.

Эванс, Кэролайн. «Несколько, Движение, Модель, Режим: Парад манекенов 1900-1929». Бревард, Кристофер и Кэролайн Эванс, изд. Мода и современность. Нью-Йорк: Берг, 2005. Печать.

Эванс, Кэролайн и Минна Торнтон.«Мода, представительство, женственность». Феминистское обозрение . 38 (1991): 48-66. Электронный.

Фортунато, Пол Л. «Философия Уайлда с помощью иглы и нити: потребительская мода у истоков модернистской эстетики». Колледж литературы . 34.3 (2007): 37-53. Электронный.

Фостер, Хэл. Дизайн и преступление: и другие обличительные речи . Лондон: Verso, 2002. Печать.

Фрейзер, Нэнси. «Переосмысление публичной сферы: вклад в критику реально существующей демократии. Социальный текст . 25/26 (1990): 56-80. Электронный.

Джорчелли, Кристина и Паула Рабиновиц, ред. Аксессуары для кузова . Миннеаполис: University of Minnesota Press, 2011. Печать.

Хабермас, Юрген. Структурная трансформация общественной сферы . Транс. Томас Бергер. Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1989. Печать.

Хармон, Чарльз. «Бездны одиночества: естественное поведение в журналах Vogue и The Awakening». Студенческая литература .25.3 (1998): 52-66. Электронный.

Хейлманн, Энн и Маргарет Битэм, изд. Гибриды новых женщин: женственность, феминизм и международная культура потребления, 1880-1930 гг. Лондон: Routledge, 2004. Печать.

Хилл, Даниэль Делис. Взгляд в Vogue: век американской моды в рекламе . Техас: Издательство Техасского технологического университета, 2004. Печать.

Хиллис, Марджори. Живи в одиночестве и люби: классический путеводитель для одинокой женщины . Нью-Йорк: Книжная группа Hachette, 2008.Распечатать.

Холландер, Энн. Видеть сквозь одежду . Нью-Йорк: The Viking Press, 1978. Печать.

Хюйссен, Андреас. «Массовая культура как женщина: другой модернизм». После Великого Разделения: Модернизм, Массовая Культура, Постмодернизм. Индиана: Издательство Индианского университета, 1986. Электронный.

Джонс, Энн Розалинд и Питер Сталлибрасс. Одежда эпохи Возрождения и материалы памяти . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2000. Печать.

Леманн, Ульрих. Тайгерспринг . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2000. Печать.

Липовецкий, Жиль. Империя моды: одеваем современную демократию . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1994. Печать.

Линч, Дейдра Шона. «Встречная общественность: шоппинг и женская общительность». Романтическая общительность . Эд. Джиллиан Рассел и Клара Туите. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2002. Печать.

Ментжес, Габриэле. «Холод, холодность, прохлада: замечания о взаимосвязи одежды, тела и технологий. Теория моды . 4.1 (2000): 27-47. Нью-Йорк: Берг, 2000. Печать.

Ньюбери, Майкл. «Знаменитость и гламур: модернизм для масс». История американской литературы . 23.1 (2011): 126-134. Электронный.

Нгаи, Сианна. Наши эстетические категории: забавные, милые, интересные . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2012. Печать.

Нгаи, Сианна. Отвратительные чувства . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2005.Распечатать.

Пиз, Эллисон. «Модернизм и массовая культура». Кембриджский спутник модернизма. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2011. Электронный.

Прайс, Лия. «От «История книги » до «Истории книги». Представления. 108.1 (2009): 120-138.

Риелло, Джорджио и Питер Макнил. Читатель истории моды: глобальные перспективы. Лондон: Routledge, 2010. Печать.

Ривьер, Джоан.«Женственность как маскарад». Женская сексуальность: современные занятия . Нью-Джерси: Джейсон Аронсон, Inc., 1999. Электронный.

Рочеберг, Джордж. «Может ли искусство выжить в модернизме? (Обсуждение характеристик, истории и наследия модернизма)». Критический запрос . 11.2 (1984): 317-340. Электронный.

Рознер, Виктория. Модернизм и архитектура частной жизни . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 2005. Печать.

Зиммель, Георг.»Мода.» Американский журнал социологии . 62.6 (1957): 541-558. Электронный.

Зонтаг, Сьюзен. «Против толкования». Против интерпретации и другие эссе . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Picador USA, 2001. Печать.

Зонтаг, Сьюзен. «О стиле». Против интерпретации и другие эссе . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Picador USA, 2001. Печать.

Шор, Наоми. Подробное чтение: эстетика и женственность . Нью-Йорк: Рутледж, 2007.Распечатать.

История

, Маргарет. Индивидуальность и одежда . Нью-Йорк: Компания Funk & Wagnalls, 1930. Печать.

Трой, Нэнси Дж. Культура моды: исследование современного искусства и моды . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2003. Печать.

Сентябрьский номер . Реж. Р.Дж. Катлер. Бербанк, Калифорния: Lionsgate, 2010. Фильм.

Винкен, Барбара. Дух времени моды: тенденции и циклы в системе моды . Транс. Марк Хьюсон.Нью-Йорк: Берг, 2005. Печать.

Уорнер, Майкл. «Глава 2: Публика и контрпублика». Общественность и контрпубликация . Нью-Йорк: Zone Books, 2005. Электронный.

Уилсон, Элизабет. Украшенные мечтами: мода и современность . Беркли: Калифорнийский университет Press, 1987. Печать.

Vogue. Эдна Вулман Чейз, изд. 69. 4 (15 февраля 1927 г.). http://search.proquest.com/docview/9248?accountid=14657. Электронный.

Vogue .Эдна Вулман Чейз, изд. 82.1 (1 июля 1933 г.). http://search.proquest.com/docview/879189671?accountid=14657. Электронный.

Vogue. Эдна Вулман Чейз, изд. 53,1 (1 января 1919 г.) — 88,12 (15 декабря 1936 г.). http://search.proquest.com.proxy.uchicago.edu/vogue/browseissues?accountid=14657 Электронный.


[1] «Взгляд Vogue на режим». Vogue 69, вып. 4 (15 февраля 1927 г.): 51. http://search.proquest.com/docview/9248?accountid=14657.

[4] Джудит Браун, Гламур в шести измерениях (Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета, 2009), 23.

[5] Джессика Бурштейн, Холодный модернизм (Университетский парк, Пенсильвания: Pennsylvania State University Press, 2012), 3.

[6] Коричневый, Гламур в шести измерениях , 35.

[7] Бурштейн, Холодный модернизм , 13.

[8] Коричневый, Гламур в шести измерениях , 9.

[9] Лорен Берлант, Жалоба женщины (Северная Каролина: Duke University Press, 2008), 2.

[12] Дэниел Делис Хилл, Как показано в Vogue: век американской моды в рекламе (Лаббок: издательство Техасского технологического университета, 2004), 6.

[15] То есть я рассматриваю моду как аспекты одежды, косметических товаров и других внешних аксессуаров в Vogue , которые, как предполагается, составляют шик. Конкретные детали, доступные в моде, позволяют читателю создать своего рода индивидуальность, даже если читатель приобщается к более общей, типизированной эстетике.

[16] Андреас Хюйссен, «Массовая культура как женщина: модернизм другой», After the Great Divide: Modernism, Mass Culture, Postmodernism (Indiana: Indiana University Press, 1986), 49.

[17] В искусстве и особенно в литературе модернисты выражают желание отделиться от массовой культуры, которую часто считают «низкой», популярной и движимой традицией. На самом деле модернизм находится под сильным влиянием различных элементов и степеней массовой культуры. Сама мода чаще считается сферой массового потребления, хотя в это время еще несколько ограниченной местом и классовым положением, чем высоким искусством, и тем не менее мода пронизывает работы выдающихся модернистов: Вирджиния Вулф, например, пишет для Vogue. UK , в центре целой истории было платье и его неприемлемость для современной моды.

[18] Бурштейн, Холодный модернизм , 2.

[21] Vogue также явно связан с женским началом, потому что почти исключительно посвящен женскому телу, женской моде и женским фигурам в обществе. В начале своей истории Vogue создает отдельный журнал для учета мужской моды, гарантируя, что он по-прежнему почти полностью сосредоточен на женской идентичности, хотя идентичность создается через одежду, а не диктуется исключительно биологическим полом или профессией.

[22] Джордж Рочеберг, «Может ли искусство выжить в модернизме? (Обсуждение характеристик, истории и наследия модернизма)», Critical Inquiry (11.2, 1984), 6.

[23] Майкл Ньюбери, «Знаменитость и гламур: модернизм для масс», American Literary History (23.1, 2011), 3.

[24] Энн Холландер, Видение сквозь одежду (Нью-Йорк: The Viking Press, 1978), 336.

[25] До середины 1930-х, когда фотографии стали преобладать, все обложек Vogue были иллюстрированы.На обложках обычно изображались женские фигуры, подчеркивались упрощенные линии и цвета, а также включались элементы направлений современного искусства, таких как ар-деко.

[26] Холландер, Видение сквозь одежду , 338.

[27] Возврат к историческим тенденциям стал более заметным только в 1920-х годах, поскольку Vogue и другие модные журналы к этому моменту уже несколько десятилетий писали об отслеживании модных тенденций, на которые можно было ссылаться. Тем не менее, повторное присвоение более ранних модных тенденций остается скорее актом костюмирования, чем нынешние концепции переработки тенденций предыдущих десятилетий, таких как пересмотр в 2010-х годах топов с обнаженной талией 90-х годов.

[28] Обложки Vogue со временем перешли от изображения типа к изображению известной фотомодели или знаменитости. Хотя эти типизированные иллюстрации иногда были основаны на моделях, сами иллюстрации работают на последовательную стилизацию, которая делает форму и черты фигуры более абстрактными, чем уникальными.

[29] «Париж предсказывает сложные линии, ведущие к простоте», Vogue 69, no. 4 (15 февраля 1927 г.): 53.http://search.proquest.com/docview/9248?accountid=14657.

[30] Бурштейн, Холодный модернизм , 149.

[32] Коричневый, Гламур в шести измерениях , 20.

[33] Браун, Гламур в шести измерениях , 22-3.

[34] «Взгляд Vogue на моду». Vogue 69, вып. 4 (15 февраля 1927 г.): 51. http://search.proquest.com/docview/9248?accountid=14657.

[35] «Как танцует Париж». Vogue 69, вып.4 (15 февраля 1927 г.): 64. http://search.proquest.com/docview/9248?accountid=14657.

[36] «Как танцует Париж». Vogue 69, вып. 4 (15 февраля 1927 г.): 64. http://search.proquest.com/docview/9248?accountid=14657.

[37] Коричневый, Гламур в шести измерениях , 5.

[38] Энн Холландер, Видение сквозь одежду , 87.

[39] Бурштейн, Холодный модернизм , 13.

[40] «Особенности: Pick-Me-Ups». Vogue  82, вып.1 (01 июля 1933 г.): 47–47, 69. http://search.proquest.com/docview/879186540?accountid=14657.

[41] Энн Розалинда Джонс и Питер Сталлибрасс, Одежда эпохи Возрождения и материалы памяти (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2000), 2.

[42] Энн Розалинд Джонс и Питер Сталлибрасс, Одежда эпохи Возрождения и материалы памяти , 3.

[44] Бурштейн, Холодный модернизм , 88.

коз и соды: NPR

Малала Юсафзай стала героиней обложки нового номера британского Vogue .Комментарий, который она сделала о замужестве, вызвал возмущение в социальных сетях Пакистана. Ник Найт скрыть заголовок

переключить заголовок Ник Найт

Малала Юсафзай стала темой обложки нового номера британского Vogue .Комментарий, который она сделала о замужестве, вызвал возмущение в социальных сетях Пакистана.

Ник Найт

В свои 23 года Малала Юсуфзай получила Нобелевскую премию мира. Она руководит всемирной благотворительной организацией по обучению девочек. Окончила Оксфордский университет. Она известна только под одним именем, как Обама. В этом месяце она была приглашенной звездой на воссоединении Friends . На этой неделе она попала на обложку британского Vogue .

Заголовок: «Я знаю силу, которую юная девушка носит в своем сердце: необыкновенная жизнь Малалы.

Но как бы ни любили Юсафзай на Западе, ее ненавидят в ее родном Пакистане. В 2012 году, когда ей было 15 лет, ее вывезли по воздуху из страны для лечения после того, как повстанец Талибана застрелил ее в лицо за ее защиту образования для девочек. Сегодня на своей родине она вызывает разногласия. Для либерального меньшинства она является феминистской иконой и героем своей глобальной активности в интересах девочек. Другие видят в ней западную марионетку.

Итак, на этой неделе , многие пакистанцы в социальных сетях отреагировали на это гневом после того, как она сказала Vogue : «Я до сих пор не понимаю, почему люди должны жениться.

«Если вы хотите, чтобы в вашей жизни был человек, почему вы должны подписывать документы о браке, почему это не может быть просто партнерством?» — говорит она в болтливом конце статьи, которая охватывает широкий круг тем, от того, как она справилась с окончанием Оксфорда во время пандемии, до ее желания в конечном итоге переехать из дома. (Она до сих пор живет с родителями в Бирмингеме, Англия.)

Интервьюер пишет: «Ее мать, как и большинство матерей, не согласна. ! Вы должны выйти замуж, брак прекрасен.’ »

И хотя она также сказала в интервью, что тусуется в пабах с друзьями и что ношение хиджаба считается культурным, негативную реакцию вызвали комментарии о замужестве. что талибы не убили ее до того, как ее заявление о замужестве опозорило Пакистан. Vogue шт.

«Вся нация испытывает позор из-за наказания», — писал Шахзад о том, что талибы не нанесли «идеального» удара.

Шахзад отправил твит в NPR в ответ на просьбу разъяснить свои мысли: «Меня смущает, что Малала говорит, что свободные отношения лучше, чем брак. Мне стыдно, потому что он пакистанец и мусульманин. Я злюсь с талибами, что они не попали должным образом.Он выстрелил [так в оригинале] Малала в мозг, так что она говорит чепуху.

Пакистан чрезвычайно консервативен, и большинство мужчин и женщин состоят в той или иной форме брака по расчету. Гражданское партнерство без исламского брачного контракта неслыханно за пределами крошечной группы элит и многими считается непристойным.

Отец Малалы, Зиауддин Юсуфзай, сказал NPR, что слова его дочери были искажены «троллями». «Социальные сети неверно истолковали то, что она сказала, вырвав отдельные вещи из контекста, изменив и интерпретировав их», — написал он в сообщении Twitter в ответ на запрос о комментариях.

Но Пакистан — не то место, где приветствуются случайные мысли о необходимости брака, особенно от Малалы Юсуфзай. Ответы в социальных сетях варьировались от паники по поводу того, что она настраивает пакистанскую молодежь против ислама, до угроз группового изнасилования.

«Эта проклятая женщина с раскосым лицом высмеивает путь моего пророка», — написал на урду пользователь Twitter Ахмад Саид Хан Давар. Лицо Юсуфзай несколько асимметрично из-за попавшей в нее пули. ( Vogue отмечает, что она и ее семья называют это покушение «происшествием».»)

«Брак — это Сунна», — написал Давар, имея в виду обычай Пророка Мухаммеда, которому должны подражать все мусульмане. «Партнерство — это прелюбодеяние». фактическое очернение наших религиозных ценностей и нравов, если не прямое заявление о том, что она выступает за то, чтобы люди «жили во грехе», — говорит Бина Шах, пакистанский писатель и обозреватель, писавшая о сложных отношениях страны с Юсуфзай.«Они воспринимают это как «ага!» доказательство того, что Малала не совсем искренняя, не совсем скромная, не совсем хорошая пакистанка или мусульманка».

Так многие поняли ее комментарии. Некоторые пользователи Twitter сопоставили ее изображение с бывшей порнозвездой ливано-американского происхождения Мией Халифой. «Разные лица, но одна профессия!» твитнул другой.

От общедоступных сайтов, таких как Твиттер, до комментариев в газетах и ​​до групп для пакистанских мамочек-футболистов из среднего класса — возмущение было ощутимым.

Одна женщина, назвавшаяся в Твиттере советником политика правящей коалиции Пакистана, обвинила Юсуфзай в том, что несколько спецслужб готовили его к руководству Пакистаном.«Это означает, что обучение M16, ЦРУ и многих других организаций за границей завершено, — заявила Мисба Зафар, — и она готова стать премьер-министром Пакистана».

Это означает, что обучение за границей в МИ-6, ЦРУ и многих других завершено, и она готова стать премьер-министром Пакистана. Какая грубая методология иностранных агентств. Они живут в раю для дураков. Эти приготовления пропадут даром, поскольку пакистанцам стало известно о таких заговорах

— доктор Мисба Зафар (@DrMisbaZafar) 4 июня 2021 г.

Юсуфзай также поддерживали в социальных сетях.

«Очень изящно. Продолжайте цвести… Мы гордимся вами», — написал один из пользователей Twitter.

Другой твит восхвалял ее: «Выглядит красиво! Я никогда не понимал ненависти пакистанцев к Малале. качества существуют у людей, которым она не нравится, лол».

Красиво выглядит!
Никогда не понимал ненависти пакистанцев к Малале.Она пакистанский герой на западе и напоминает миру, что пакистанцы скромны, добры, жизнерадостны, сострадательны и талантливы. Ни одно из этих качеств не существует у людей, которым она не нравится, лол.

— Шахрукх (@shahrukh89) 1 июня 2021 г.

Но, по крайней мере, в социальных сетях таких голосов оказалось меньшинство, заваленное комментариями, в которых Юсуфзай называли нецензурными именами, подвергали сомнению ее сексуальную жизнь, обвиняли ее в том, что она предательница и женщина, отрекшаяся от своей веры.

Гнев отражает глубоко укоренившееся женоненавистничество, говорит Нида Кирмани, социолог-феминистка. В течение многих лет она просматривала отзывы о Юсафзай и ее работе. И женщины, и мужчины выражают ярость по отношению к ней, но Кирмани говорит, что считает, что больше мужчин высказываются: «Многим мужчинам просто угрожает громкая молодая женщина, и существует зависть к молодой женщине, которая добилась такого успеха на международном уровне. »

Но недовольство Юсуфзай имело и более старый аспект, уходящий корнями в британское колониальное прошлое региона, а совсем недавно — в намерения Америки в этом регионе. «Это привело к своего рода покровительственному и часто неуместному подозрению ко всему «западному», — говорит Кирмани.

«Малалу считают любимицей «Запада», — отмечает Кирмани. Это «также породило множество теорий заговора о ней и ужасающем насилии, которому она подверглась».

Действительно, некоторые из наиболее ненавистных постов, казалось, колебались между насмешкой над ее внешностью, потому что она была застрелена, до сомнений в том, что в Юсуфзай стреляли вообще.

Один из пользователей Твиттера сослался на жалобы на то, что Юсафзай запятнал имидж Пакистана: «Малала выставила Пакистан в плохом свете». Да, потому что это выглядело так здорово, что 15-летнему подростку выстрелили в лицо за то, что он хотел получить образование.»

Другой пользователь Twitter ответил: «В нее никогда не стреляли, это была драма ЦРУ!!»

А хэштег #ShameOnMalala все еще в тренде.

Как соответствовать стандартам красоты в молочных магазинах Vogue со всего мира

Этот мир по-своему олицетворяет великолепие и очарование, поэтому во всем мире красота прославляется в своем характерном смысле и чувстве. Давайте рассмотрим некоторые характеристики красоты со всего мира.

Western Views of Beauty Celebration

Знаменитое соглашение на Западе — и беглый просмотр Vogue — откроет вам, что доминирующая часть действительно ценит вкус высокой, худой, но полной фигуры дамы с хрупкими бликами.Это может звучать как позиция, связанная с регионом, но кто не восхищается высокой и худой одеждой. Это бесспорно самый востребованный атрибут барышень на западе.

Французская перспектива

Во Франции красота означает изображение непредсказуемого великолепия. Здесь речь идет не о том, чтобы больше нагружать себя, чтобы хорошо выглядеть, а о том, что отдается естественно и неустанно. . Возрождающаяся интерпретация того, что значит быть красивой, — это чувствовать себя красивой в своей коже.

Корейская перспектива

Возможно, самым желанным атрибутом в Корее является их очень востребованная фарфоровая кожа. Давным-давно ценимый женщинами по всему миру, рынок корейских товаров для ухода за кожей и ухода за лицом радикально заполнился даже в последнее время для женщин, стремящихся бороться со взрослением и достичь идеального внешнего вида.

Для корейских дам поддерживать идеальную бледную композицию — немалое достижение, непростые истоки которого восходят к периоду, когда загорелая кожа указывала на более низкое положение в обществе. Это показывает, как это может быть глубже, чем мы думаем.

Взгляд России

Никогда не переживавший «день пота» и явно переполненный сексуальностью, русские дамы, возможно, придумали выражение «чем больше, тем лучше». В отличие от француженок, русские женщины считают более целесообразным вкладывать дополнительную энергию (и активы) в свою внешность. Обычное великолепие тщательно ценится и безупречно достигается косметикой, одеждой и новым сочетанием легко упускаемых из виду деталей, называемых «индивидуальной привлекательностью».

Взгляд Индии на великолепие

Нынешние нормы великолепия в Индии повернулись к западным стандартам, в настоящее время вынуждая дам смягчить кожу и похудеть в попытке удостоиться двора с дамами Запада. Легко заметить, как их стандарты красоты сместились в сторону западной идеологии. Стремление приспособиться к западным стандартам великолепия, очевидно, является результатом колонизации.

Впрочем, еще один важнейший фактор — густые волосы барышни. Поэтому самым выгодным атрибутом ультрасовременного индийского великолепия являются их густые блестящие волосы. Возможно, наиболее часто используемые хитрые стратегии, которые используют индийские дамы, чтобы поддерживать свой обычный уход за волосами с кокосовым маслом, как известно. Втирая в кожу головы, масло оказывает глубокое формирующее воздействие и восстанавливает здоровье и питание ваших волос.

Все части этого мира могут иметь свои собственные стандарты красоты, и они могут отображать их по-своему в модных журналах, но всегда следует помнить, что настоящая красота и радость исходят изнутри, они находятся внутри вас и могут только показать Поэтому, когда вы чувствуете, что хотите владеть им, никогда не стесняйтесь владеть своим настоящим я и дарить свою прекрасную жизнь позитивом.Миру нужно больше этого.

www.blinklashclub.com

Почему журнал Vogue остается на вершине списка

Но Vogue не просто культовый, он также постоянно упоминается среди специалистов по связям с общественностью как обязательный к прочтению, представленный в Power Book PRWeek .

Редактор Vogue с 17-летним стажем Александра Шульман говорит, что она уверена, что ее издание сможет просуществовать в нынешних экономических условиях: «Когда люди не уверены, они возвращаются к устоявшимся именам, а также время от времени предаются эскапистским угощениям.Вот где мы вступаем – мы о моде, стиле и современной культуре. «Исторически сложилось так, что Vogue хорошо зарекомендовал себя в трудные годы — мы пережили две мировые войны».

Старший партнер агентства по этике потребителей Excellart Дженни Лиддл соглашается: «Во время рецессии потребители прибегают к проверенным брендам. Vogue не должен меняться. Это эталон моды для стильных женщин. Он предлагает женщинам высшую мечту».

Собственная лига

Название гордится своим культовым статусом.« Vogue — это отдельная лига, — говорит Шульман. «Мы работаем с лучшими людьми в международной индустрии, будь то фотографы, стилисты, парикмахеры и визажисты или сценографы. Мы всегда производим уникальные вещи, и у нас есть сила, накопленная за долгую историю, чтобы привлекать самых интересных креативщиков».

Vogue существует в США с 1892 года и в Великобритании с 1916 года. Его сфера деятельности выходит за рамки высокой моды. Интервью с влиятельными людьми, обзоры еды и напитков, а также статьи об отелях и путешествиях появляются наряду с авторитетными репортажами с подиумов, косметическими товарами и образами супермоделей.

Фотосессии легендарных фотографов, таких как Энни Либовиц и Марио Тестино, пользуются большим успехом у специалистов по связям с общественностью.

Саймон Уоррингтон, менеджер по маркетинговым коммуникациям отеля Andaz Liverpool Street, который успешно представил свой новый ресторан, уточняет: «Съемки потрясающие. Vogue действительно тратит деньги на редакцию. Это то, чем вы хотите владеть и хранить — это не ненужная бумага».

Знакомство с нужными людьми

Агентства говорят, что питчинг Vogue сводится к знакомству с нужными людьми. Келли Лучфорд, основатель Luchford APM, говорит: «Я твердо убеждена, что вы не можете делать питч Vogue . Работа PRO состоит в том, чтобы знать, в чем заинтересован журнал, и знать, к какому редактору обратиться». клиент, заслуживающий внимания, я лично выслушиваю Фиону Гольфар [главный редактор] или Калгари Авансино [главный редактор отдела моды]. Оба имеют ухо редактора и дают обоснованную обратную связь.Я также считаю, что Харриет Квик [директор модных статей] обладает чутьем, Сара Харрис [автор статей о моде] — приятное общение, а Эмма Элвик [редактор рынка] — женщина, предсказывающая будущие тенденции». кампании, которая работает для Vogue, был продукт Caviar House & Prunier YSL Love Caviar. Доктор медицины Witt Herring Люси Херринг отмечает, что Vogue был идеальным средством для этой истории, учитывая, что на жестяных банках с икрой, выпущенных ограниченным тиражом, были изображены интимные наброски покойного Ива Сен-Лорана.Херринг говорит: « Vogue не имеет себе равных. Многие пытаются, но наверху есть место только для одного — и это Vogue ».

Расходы на рекламу в глянцевом названии, похоже, не сильно пострадали от рецессии. Шульман говорит, что Vogue всегда стремится создавать что-то уникальное: «Мы тратим деньги, которые у нас есть, на создание этих историй. Мы инвестируем в наилучшие производственные ценности, чтобы позволить модной команде создавать исключительные образы». сдаться.

Настойчивость директора по связям с общественностью MRA Марка Смита окупилась, когда гель для отшелушивания кожи его клиента попал в журнал в конце 2008 года. клиенты считают его вершиной охвата». персонал 41
Контакт [email protected]

 

Минутка с… Александра Шульман, редактор Vogue

Редактор: Александра Шульман

Кто читает Vogue?
Любой человек любого возраста, интересующийся модой, стилем и современной культурой.

Кто ваши основные конкуренты?
Vogue находится в своей собственной лиге. У нас нет прямых конкурентов по всем направлениям. Иногда мы можем конкурировать с национальной газетой или другим ежемесячным глянцевым журналом, но мы всегда производим что-то уникальное.

Опишите ваши отношения с PRO
Мы много работаем с индустрией PR. Нам нравится получать информацию от специалистов по связям с общественностью и получать помощь в получении быстрого и эффективного доступа к необходимым продуктам. Нам также нравится иметь возможность доверять специалисту по связям с общественностью и ожидать, что ему не дадут какую-то чепуху.

Любой совет для PRO?
Постарайтесь познакомиться с отдельным редактором каждого отдела, не пытаясь дружить со всеми в журнале.И никогда не ждите автоматического покрытия для вашего клиента.

.