Серый мерседес – Купить автомобиль 🚗 серая Mercedes-Benz G-klasse. Продажа автомобилей Мерседес Бенц Гелендваген серого цвета в Москве

Mercedes-Benz E-class Цвет Серый Тенорит

Всем доброго времени суток! Приобрел это замечательное чудо! Себе на новый год, E200 в AMG обвесе и пакете, с нуля, о чем ни капли не жалею!

Всё что будет описано ниже, ни в коем случае не является каким-либо "маркетингом" или же разжиганием МЕЖМарковой розни!))

Пишу исключительно для тех кто хочет приобрести и никак не может определится в выборе!

Начну с того какие были автомобили до (Mercedes-benz 190 1.8 1992; Ford focus сарайчик 1.8 2001; Honda civic Седан 1.5 1996; Mercedes-benz w210 2.3 1996)

И вот настал момент, когда стоит обратиться к новому автомобилю, совершенно НОВОМУ!
Да предыдущие авто были просто замечательными, ухоженными, практичными и достаточно надежными, хоть и не молодыми! (Фотки позже выложу)

И вот сижу в интернете, с головой залез к официалам, драйвам, дромам и т.д. Скажу сразу выбор падал на 3-х китов (Mercedes, BMW, Audi) ибо не очень Корею и Японию, не говоря уж о МадеЧине и СССРоссии!;-)

Ну что вот суд E200 ;520; A6.
Все модели исключительно 2013 года, помчались с дядькой на test drive в салоны!
Буду краток, опять же личные эмоции!

3 место- A6(2.4) передний привод: приятна на ощуп, мордашка ничего, попка на 4+, салон бодренький, все устраивает, все рядом, резиночки, кнопочки и т.д.

Прыгнули с манагером в коляску и на покатушки, через 10 мин я у штурвала, полно переключателей, функций и т.д. настроился, на Drive, гашетку к полу, и…
Потихоньку слегка порыкивая разгон, 4 варианта управления на джойстике, где меняется жесткость руля и коробки, попробовал все, не помню как точно называется, но на самом "спортивном" вроде ехать можно, короче покатались ничем таким не заинтересовала, даже не смотря на вечные Аудюшные спец предложения ! Решили с дядькой что Авдотья не плоха как корпоративная тачка-членовоз, ну или для фанатов марки! В тот же день был опыт на A7 turbo diesel-ДОСТОЙНО! Но об этом позже, если есть желание расскажу…

2-е место BMW 520(2.0) задний привод: тачка бомба, рестайл(правда слабенький, можно и поинтереснее было) внутри ничего не поменялось как буд-то к жене в X3 сел, только слегка измененную, ну также выскочили на Ленинский, газ в пол, волосы назад! Вообщем порадовало! Разгон, шумка, все дела! Пока летали, манагер, сидя справа от меня, уже позеленел, мол я и так и в пол и в тормоз и резко в поворот, вообщем как на болиде F1 сидишь, прям класс, но не для наших камер, разоришься!

Но все время пока едешь в руле, машина прям таки провоцирует "нажми на ГАЗ!"

И наш лидер #1 Mercedes benz: цена/качество; рестайл (экстерьер-координальное отличие от дорестайла, интерьер-классика, хотя можно было бы и чего-нибудь замудрить, шумка 5+)

Не могу удержаться, от рассказа о первом вечере с Eшкой!;-)

21.12.13 19:05 стою, в руках "рыбкин хвостик"-ключи, нажал открыть, тут же загорелись "глазки", ярким светом, Она тебя поприветствовала, сел за руль, смотришь на центр торпеды, видишь часы, как в шикарном представительском классе (даже сидя в трусах будет казаться что в классическом костюме выезжаешь на встречу, али вечерний коктейль…) ну или повернул взор на руль AMG и колодцы мульти дисплея и вот ты уже в urbane мчишь к девчонкам, потом бац, а все еще в трусах 😀
вставил ключ, поворот, перед тобой весь двор озаряется, вспыхнула оптика, поймав в одной точке лучи ОПТИКА- intelligent light system, в салоне все горит- самолет!
Переключаешь подрулевой селектор-джойстик в положение D и ты принадлежишь сам себе, ты ее только заправь, погладь по попке и ничего не попросив взамен ни цветов, ни шоколада, ни денег, Она уедет с тобой куда пожелаешь…

Вообщем все это я к чему, все новые тачки класс, и Audi и BMW и Mercedes ! Но покатавшись и сравнив я понял что максимум из машины в плане комфорта, эргогомики, и личных каких-то моментов можно выжить только из Мурзика!

Audi стоит смотреть только Quattro;
BMW, за такие деньги будет пустовата, да и тем более что уже X3 есть в семье!

Вот надеюсь строго не осудите, все вопросы, комментарии пишите с удовольствие отвечу фотки выложу, вот, чем смог!

Спасибо за внимание! Всем. Удачи на дорогах 😉

Пять лет на сайте Описание написано 4 года назад

www.drive2.ru

Страшная история «Серый Мерседес»

Звук музыки из наушников полностью глушил звуки окружающего мира. Водитель такси, на стоянке супермаркета, что-то кричал размахивая руками. Антону было плевать, ему было плевать как на таксиста, так и на то что происходило последние пару месяцев. Последние пару месяцев которые он провёл пытаясь понять, почему его жена вместе с ребёнком не дождались окончания его контракта и прилёта домой. Почему она не говорила ни слова о разрыве. Продолжая думать об этом, Антон свернул на примыкавшую к стоянке улицу.

Мысли прервал резкий удар в спину, Антон перелетел через весь капот, сбившего его автомобиля, он поцарапал ногу о значок на капоте, он не знал что это был за значок, но он точно знал что это не самая большая его проблема. Голова была разбита о лобовое стекло, и левая нога кажись была сломана. Антон ввиду своей роботы и раньше иногда ломал конечности, при том мог продолжать делать своё дело, но не в этот раз, в этот раз перелом был открытым, джинсы порванные на коленке, кажись видно было кусочек кости, кровь залила всё ниже колени, белый кроссовок окрасился в красный.

Кто-то вышел из машины, Антон только успел увидеть как человек замахнулся, последовал удар в лицо, затем ещё один, на руке был одет кастет, Антон это понял, по хрусту своей переносицы, кровь хлынула по подбородку, третий удар почти лишил сознания. Кто-то схватил под мышки, и небрежно поволок Антона к багажнику машины, серый цвет кузова в темноте казался темнее чем есть на самом деле, наушники волоклись за ногами, телефон выпал из кармана. Человек который тащил Антона, тяжело дыша взвалил его в багажник. Лицо скрывал шарф, да и без него разглядеть что-либо было не возможно. Захлопнулась крышка багажника, затем водительская дверь, двигатель запустился, автомобиль с тихим рокотом и выключенными фарами покинул улицу.

Антон очнулся привязанным к стулу, запах сырости перемешивался с каким-то сладковатым запахом, запахом разлаживающегося трупа. По сторонам посмотреть не выходило, голова была зафиксирована в одном положении. Приходить в себя от пощёчин не само

jutkoe.ru

Сонник Серый мерседес. К чему снится Серый мерседес видеть во сне

Сонник Серый мерседес приснилось, к чему снится во сне Серый мерседес? Для выбора толкования сна введите ключевое слово из вашего сновидения в поисковую форму или нажмите на начальную букву характеризующего сон образа (если вы хотите получить онлайн толкование снов на букву бесплатно по алфавиту).

Сейчас вы можете узнать, что означает видеть во сне Серый мерседес, прочитав ниже бесплатно толкования снов из лучших онлайн сонников Дома Солнца!

Если Вы видите во сне серу - значит. Вы должны быть осторожны в делах, так как против Вас затевается грязная игра.

Горящая сера говорит о том, что Вы должны бережно обращаться со своим имуществом.

Если во сне Вы едите серу - значит. Вы надолго сохраните прекрасное здоровье и сможете получать от жизни все удовольствия.

Толкование снов из Сонника Миллера

Сера во сне означает, что вы должны быть осторожны в своих поступках и делах, так как против вас затевается нечистая игра. Горящая сера указывает на то, что вы должны бережно обращаться со своим имуществом. Есть во сне серу означает, что вы надолго сохраните прекрасное здоровье и сможете получать от жизни все.

Толкование снов из Современного сонника Увидев во сне серу, примите меры осторожности в делах: возможно, против вас затевается нечестная игра.

Сон о горящей сере предупреждает о том, что вам следует более бережно обращаться со своим имуществом.

Если во сне вы ели серу – надолго сохраните прекрасное здоровье и сможете получать от жизни удовольствие.

Толкование снов из Психологического сонника

Сера во сне — символ болезни или неприятностей. Ощущать во сне запах серы предвещает несчастье.

Толкование снов из Семейного сонника Серый цвет - Вы видите во сне нечто серое - будете продолжительное время пребывать в состоянии задумчивости;

Есть вероятность, что вас посетит прекрасная грусть.

Толкование снов из Сонника Екатерины Великой

Сериал – семейные проблемы, ссора с любимыми людьми.

Толкование снов из Детского сонника Обычно говорит о том, что вы ощущаете упадок сил и усталость или у вас мутится в голове.

Очевидно, пришло время заняться деятельностью, восстанавливающей силы.

Серый цвет: также знак нейтралитета.

Не чувствуете ли вы, что вам следует быть более нейтральным в наблюдениях за жизнью? Не слишком ли вы долго хранили нейтралитет и бездействовали? Возможно, пора заявить о собственной позиции?

Толкование снов из Американского сонника

Спросите толкователя к чему снится Серый мерседес

Закажите бесплатно онлайн толкования снов!

www.sunhome.ru

Мистер Мерседес. Серый «мерседес» (Стивен Кинг, 2014)

Stephen King

MR. MERCEDES

© Stephen King, 2014

© Перевод. В. Вебер, 2014

© Издание на русском языке AST Publishers, 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

С мыслями о Джеймсе М. Кейне

Из грузовика с сеном меня выбросили около полудня…[1]


Серый «мерседес»

9–10 апреля 2009 г.

Оги Оденкерк обычно ездил на «датсуне» 1997 года выпуска, который, несмотря на большой пробег, никаких хлопот по части ремонта ему не доставлял, но бензин стоил дорого, особенно для безработного. Городской центр находился в дальней части мегаполиса, поэтому Оги решил воспользоваться последним автобусом. Вышел из него в двадцать минут двенадцатого, с рюкзаком за плечами и скатанным спальником под мышкой. Подумал, что в три часа утра похвалит себя за пуховый спальник. Ночь выдалась туманной и холодной.

– Удачи, парень, – пожелал водитель, когда Оги выходил из автобуса. – Ты должен что-нибудь получить хотя бы за то, что будешь первым.

Только первым не вышло. Добравшись до гребня широкой, круто поднимавшейся дороги, которая вела к Городскому центру, Оги увидел у дверей большого зала Центра не меньше двух десятков человек: кто-то сидел, другие стояли. Стойки, соединенные желтыми лентами с надписями «НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ», уже расставили, создав сложный, петляющий проход, похожий на лабиринт. Оги с подобным уже сталкивался, как в кинотеатрах, так и в банке (где он в настоящий момент превысил лимит по кредитной карточке), и понимал, зачем это нужно: чтобы разместить как можно больше людей в ограниченном пространстве.

Оказавшись в конце состоявшей из соискателей очереди, которой скоро предстояло превратиться в анаконду, Оги удивился и смутился, увидев, что перед ним женщина с младенцем, спящим в слинге. Щечки младенца покраснели от температуры, в каждом вдохе слышался хрип.

Женщина услышала приближение запыхавшегося Оги и обернулась. Молодая и симпатичная, несмотря на темные мешки под глазами. У ее ног стояла стеганая сумка. Наверняка с детскими вещами, предположил Оги.

– Привет, – поздоровалась она. – Добро пожаловать в Клуб ранних пташек.

– Надеюсь, нам удастся ухватить червячка. – Не долго думая, он протянул руку. Почему нет? – Огаст Оденкерк. Оги. Недавно уценен. В двадцать первом веке это означает, что меня турнули с работы.

Она пожала его руку. Крепко, твердо, без всякой застенчивости.

– Я Дженис Крей, а эта маленькая котомка радости – Патти. Наверное, я тоже уценена. Работала прислугой в одной милой семье в Шугар-Хайтс. Он… гм… ему принадлежал автомобильный салон.

Оги поморщился.

Дженис кивнула:

– Я знаю. Он сказал, что очень сожалеет, отпуская меня, но они должны потуже затянуть пояса.

– Такое здесь сплошь и рядом, – ответил Оги, подумав: Неужели она никого не смогла найти, чтобы посидели с ребенком? Неужели никого?

– Мне пришлось взять ее с собой. – Ей не требовалось уметь читать мысли, чтобы догадаться, о чем он думает. – Ни с кем не смогла оставить. Просто не с кем. Девушка, которая живет по соседству, не осталась бы на всю ночь, даже если бы я могла заплатить, а я не могу. Если не получу работу, просто не знаю, что мы будем делать.

– Ваши родители не могли ее взять? – спросил Оги.

– Они живут в Вермонте. Будь я поумнее, отвезла бы Патти туда. Там хорошо. Только у них свои проблемы. Папа говорит, что их дом ушел под воду. Не в прямом смысле, его не затопило или что-то в этом роде, а по части финансов.

Оги кивнул. Такое тоже случалось сплошь и рядом.

Несколько автомобилей поднялись по крутому склону со стороны Мальборо-стрит, где Оги вышел из автобуса. Повернули налево, на огромную и пока еще пустую равнину автостоянки, которая, Оги знал наверняка, заполнится к рассвету… задолго до открытия Первой ежегодной городской ярмарки вакансий. Все автомобили сошли с конвейера давным-давно. Из каждого вылезло по три-четыре соискателя, направившихся к дверям зала Городского центра. Оги давно уже не замыкал очередь. Она почти добралась до первого изгиба, образованного стойками и лентой.

– Если я получу работу, то смогу нанимать няню, – продолжила Дженис. – Но не на эту ночь. Ее нам с Патти придется провести здесь.

Малышка сухо закашлялась, встревожив Оги, шевельнулась в слинге, снова затихла. По крайней мере девочку тепло одели: даже на ручках крохотные варежки.

Детям и похуже приходится, без должной уверенности сказал себе Оги. Подумал о Пыльном котле, Великой депрессии. Что ж, этот кризис для него тоже тянул на великий. Два года назад он ни на что не жаловался. Разумеется, жил не на широкую ногу, но концы с концами сводил, и почти каждый месяц удавалось немного откладывать. Теперь все полетело в тартарары. С деньгами что-то произошло. Он этого не понимал, работал в экспедиционном отделе «Грейт лейкс транспорт» – офисный планктон, ничего больше, – занимался накладными и использовал компьютер только затем, чтобы отправить грузы кораблем, поездом или по воздуху.

– Люди увидят меня с ребенком и подумают, что я безответственная, – тревожилась Дженис. – Я это знаю. Уже вижу на их лицах то, что прочитала на вашем. Но что еще мне оставалось? Даже если бы девушка-соседка смогла остаться на ночь, мне бы это обошлось в восемьдесят четыре доллара. Восемьдесят четыре! У меня отложены деньги на квартиру за следующий месяц, а больше нет ни цента. – Она улыбнулась, но в свете ярких натриевых фонарей автостоянки Оги увидел блестевшие на ресницах слезы. – Я слишком много болтаю.

– Если вы пытаетесь извиниться, то это лишнее. – Очередь миновала первый изгиб и подошла к тому месту, где стоял Оги. И девушка говорила чистую правду. Многие глазели на малышку, спавшую в слинге.

– Да ладно. Я незамужняя мать-одиночка без работы. Хочу извиняться перед всеми и за все. – Она отвернулась и посмотрела на транспарант, натянутый над дверьми. «1000 РАБОЧИХ МЕСТ ГАРАНТИРОВАНА!» – гласила надпись большими буквами. «Мы поддерживаем жителей нашего города!» – сообщали буквы поменьше. Указали и автора цитаты, снова большими буквами: «МЭР РАЛЬФ КИНСЛЕР». – Иногда я хочу извиняться и за «Колумбайн», и за «девять-одиннадцать», и за Барри Бондса, принимавшего стероиды. – С ее губ сорвался истеричный смешок. – Иногда хочется извиняться даже за взрыв шаттла, но я только училась ходить, когда это произошло.

– Не волнуйтесь, – заверил ее Оги. – Все будет хорошо. – Это прозвучало вполне к месту.

– Жаль только, что так сыро, вот и все. Я ее тепло одела, на случай если действительно похолодает, но сырость… – Дженис покачала головой. – Мы прорвемся, правда, Патти? – Она одарила Оги беспомощной улыбкой. – Только бы дождь не пошел.

Дождь не пошел, но влажность увеличивалась, и вскоре они уже видели капельки, висевшие в ярком свете фонарей. В какой-то момент Оги осознал, что Дженис Крей спит стоя. Она чуть согнула одну ногу, ее плечи поникли, мокрые волосы прилипли к лицу, подбородок уткнулся в грудь. Оги посмотрел на часы: без четверти три.

Десятью минутами позже Патти Крей проснулась и заплакала. Ее мать (Мать-одиночка, подумал Оги) дернулась, всхрапнула, совсем как лошадь, подняла голову и попыталась вытащить малышку из слинга. Поначалу не получилось: ножки застряли. Оги пришел на помощь, придержал слинг с боков. Когда Патти все-таки вытащили, она уже вопила, и Оги заметил капельки воды, поблескивавшие на ее розовой курточке и шапочке такого же цвета.

– Она голодна, – пояснила Дженис. – Я могу дать ей грудь, но малышка еще и мокрая. Я это чувствую через штанишки. Господи, здесь ее не переоденешь… Посмотри, какая морось.

Оги задался вопросом, какой божок-шутник привел его в очередь следом за ней. Да и как эта женщина намеревалась прожить оставшиеся ей годы – все, а не только следующие восемнадцать, которые предстояло заботиться о ребенке? Прийти сюда в такую ночь с одной лишь пачкой подгузников! Попасть в столь отчаянное положение!

Спальник он еще раньше пристроил рядом с сумкой, в которой лежали подгузники Патти. Оги присел, развязал тесемки, расстелил спальник, расстегнул молнию.

– Залезай в него. Согреетесь обе. Потом я передам тебе все, что потребуется.

Она всмотрелась в него, прижимая к груди извивающуюся, вопящую малышку.

– Ты женат, Оги?

– Разведен.

– Дети?

Он покачал головой.

– Почему ты так добр к нам?

– Потому что вы здесь, – ответил он, пожав плечами.

Она еще мгновение не отрывала от него взгляда, решаясь, потом передала ему малышку. Оги держал ее на вытянутых руках, зачарованный красным, разъяренным личиком, капелькой сопли, повисшей на вздернутом носике, ножками во фланелевом комбинезоне, пребывающими в непрерывном движении. Дженис залезла в спальник, протянула руки.

– Давай ее сюда.

Оги отдал, и женщина уползла в спальник. Позади, там, где очередь уходила ко второму изгибу, двое молодых людей таращились на них.

– Увидели что-то интересное? – бросил Оги, и они отвернулись.

– Дашь мне подгузник? – спросила Дженис. – Я хочу переодеть ее перед кормлением.

Он опустился на колено на мокрую мостовую, расстегнул сумку. Удивился, найдя марлевые подгузники вместо памперсов, потом понял: марлевые могли использоваться снова и снова. Может, эту женщину не стоило совсем уж списывать со счетов.

– Тут бутылочка «Бэби мэджик». Достать?

Из спальника торчали только каштановые волосы.

– Да, пожалуйста.

Он передал подгузник и лосьон. Спальник зашевелился. Поначалу крики усилились. Откуда-то из терявшейся в тумане очереди донеслось:

– Неужели нельзя заткнуть ребенку рот?

Тут же послышался другой голос:

– Кто-нибудь, вызовите службу социальной защиты.

Оги ждал, наблюдая за спальным мешком. Наконец шевеления прекратились. Появилась рука с подгузником.

– Положишь в сумку? Там есть пластиковый мешок для грязных подгузников. – Дженис смотрела на него, как крот из норы. – Не волнуйся, он не испачкан, только мокрый.

Оги взял подгузник, положил в пластиковый мешок с надписью «КОСТКО», затем застегнул сумку на молнию. Плач из спального мешка (Так много мешков, подумал он) доносился еще с минуту, потом резко оборвался: Патти принялась сосать грудь на автостоянке у Городского центра. Над дверьми, до открытия которых оставалось шесть часов, от порыва ветра апатично колыхнулся транспарант с надписью «1000 РАБОЧИХ МЕСТ ГАРАНТИРОВАНА!»

Конечно, подумал Оги. И СПИДом не заболеешь, если горстями жрать аскорбинку.

Прошло двадцать минут. Новые автомобили подъезжали со стороны Мальборо-стрит. Все больше людей присоединялось к очереди. Оги прикинул, что в ней уже стояло человек четыреста. И по самым скромным оценкам выходило, что к моменту открытия ярмарки вакансий здесь будет стоять две тысячи безработных.

Если мне предложат жарить бургеры в «Макдоналдсе», я соглашусь?

Вероятно.

Как насчет зазывалы в «Уол-марте»?

Наверняка. Широкая улыбка и вопрос: «Как поживаете сегодня?» Оги подумал, что за эту работу он бы схватился обеими руками. Помчался бы на смену прямо из Городского центра.

Общение с людьми – это мое, подумал он. И рассмеялся.

– Что смешного? – донеслось из спальника.

– Ничего, – ответил он. – Корми малышку.

– Этим я и занимаюсь. – В голосе Дженис слышалась улыбка.

В половине четвертого он присел, приподнял клапан спального мешка, заглянул внутрь. Дженис Крей, свернувшись калачиком, крепко спала с малышкой у груди. Ему сразу вспомнились «Гроздья гнева». Как звали девушку из романа? Ту, что кормила грудью мужчину? Имя-цветок, подумал он. Лилия? Нет. Жасмин? Точно нет. Он уже собрался сложить руки рупором у рта и громким голосом спросить толпу: «КТО ЗДЕСЬ ЧИТАЛ “ГРОЗДЬЯ ГНЕВА”?»

И когда поднимался (улыбаясь этой абсурдной мысли), имя выплыло из глубин памяти. Роза. Так звали девушку в «Гроздьях гнева». И не просто Роза, а Роза Сарона. В этом слышалось что-то библейское[2], но утверждать он не мог, поскольку не входил в число читателей Библии.

Оги посмотрел на спальный мешок, где собирался провести предрассветные часы, и подумал о Дженис Крей, которой хотелось извиняться за «Колумбайн», и за 9/11, и за Барри Бондса. Возможно, она согласилась бы извиниться и за глобальное потепление. Может, когда все закончится и они получат обещанную работу – или не получат, шансы примерно одинаковые, – он пригласит ее на завтрак. Не на свидание, ничего такого, просто на яичницу с беконом. А после этого они скорее всего больше никогда не увидятся.

Люди подходили и подходили. Очередь уже полностью заполнила изгибы лабиринта из лент с надписями «НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ», а потом принялась растягиваться по автомобильной стоянке. Что удивляло – и тревожило – Оги, так это молчание всех этих людей. Словно они заранее знали, что их приход сюда – напрасный труд. И дожидались только официального подтверждения.

Послышался очередной хлопок транспаранта.

Туман все сгущался.

Около пяти утра Оги очнулся от полудремы, потопал, чтобы разбудить ноги, и осознал, что воздух пронизывает неприятный серый свет, разительно отличавшийся от «розовых пальчиков зари», которыми славилась поэзия и старые цветные фильмы. Он тянул на антизарю, влажную и такую же белую, как щека несвежего трупа.

Оги видел Городской центр, медленно выплывавший из ночи во всем великолепии архитектурной безвкусицы семидесятых годов прошлого века. Видел двенадцать рядов терпеливо ждущих людей, а хвост очереди уползал в туман. Почти все молчали, но появление уборщика в сером комбинезоне, который пересек вестибюль по другую сторону дверей, не осталось без внимания.

– На других планетах открыта жизнь! – насмешливо крикнул один из двух парней, которые таращились на Дженис Крей. Его звали Кит Фрайас, и в недалеком будущем он останется без левой руки.

Шутка вызвала смех, пошли разговоры. Ночь закончилась. Наползавший свет не сильно радовал, но оставшиеся позади долгие предрассветные часы были куда хуже.

Оги вновь опустился на колени у спальника и прислушался. Тихое размеренное сопение вызвало у него улыбку. Может, он зря волновался за девушку. Оги догадывался, что есть люди, выживающие – а то и процветающие – благодаря доброте незнакомцев. Возможно, к таковым относилась и молодая женщина, которая вместе с малышкой сейчас посапывала в его спальном мешке.

Ему в голову пришла мысль: к столам, за которыми будет проводиться собеседование, они могли подходить вдвоем. И тогда присутствие малышки уже не покажется безответственностью, а будет символизировать совместную заботу. Он не мог этого утверждать, человеческая душа – потемки, но чувствовал, что такое возможно. Решил поделиться этой идеей с Дженис, когда та проснется. Хотелось посмотреть, как она отреагирует. Они не могли представляться мужем и женой: она обручального кольца не носила, он свое уже три года как снял, – но могли сказать, что они… как это теперь называется? В гражданском браке.

Автомобили продолжали взбираться один за другим по крутому склону с Мальборо-стрит. Скоро следовало ожидать и пешеходов, приехавших на первом утреннем автобусе. Оги вроде бы припоминал, что автобусы начинали ходить в шесть утра. Из-за густого тумана от прибывающих автомобилей оставались только лучи фар да расплывчатые силуэты за ветровым стеклом. Некоторые, увидев огромную толпу, разворачивались, потеряв надежду, но большинство следовало в глубь автостоянки в поисках оставшихся свободных мест, и свет задних фонарей медленно таял в тумане.

Потом Оги заметил силуэт автомобиля, который не развернулся, но и не проследовал в глубины автостоянки. Рядом с необычайно яркими фарами светились желтые противотуманные.

Ксеноновые фары, подумал Оги. Это же «мерседес-бенц». Что делает «бенц» на ярмарке вакансий?

Он предположил, что это, возможно, мэр Кинслер приехал, чтобы произнести речь перед Клубом ранних пташек. Поздравить их с предприимчивостью, свойственным американцам старым добрым стремлением всюду быть первыми. Если и так, подумал Оги, то приезд на «мерседесе», пусть и старом, свидетельствовал о дурном вкусе.

Пожилой мужчина, который стоял впереди (Уэйн Уэлланд, в последние мгновения своего земного существования), тоже обратил внимание на странный автомобиль:

– Это же «бенц»? Выглядит как «бенц».

Оги уже хотел ответить, что, разумеется, так и есть, эти фары ни с чем не перепутаешь, но тут водитель – силуэт за ветровым стеклом – резко нажал на клаксон: долгий нетерпеливый вопль разорвал рассветную тишину. Ксеноновые фары засияли еще ярче, ярко-белые конусы прорезали висевшие в воздухе капельки тумана, и автомобиль рванулся вперед, словно пришпоренный этим нетерпеливым гудком.

– Эй! – в изумлении вскрикнул Уэйн Уэлланд, и это слово стало для него последним.

Набирая скорость, «мерседес» ударил туда, где соискатели рабочих мест стояли наиболее плотно, зажатые между лентами с надписями «НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ». Некоторые попытались убежать, но вырваться удалось только из задних рядов. У тех, кто находился рядом с дверьми – настоящих Ранних пташек, – шансов на спасение не было. Они сшибали стойки, падали, запутавшись в лентах, сталкивались друг с другом. Толпу волнами качало то в одну, то в другую сторону. Пожилых и слабых сбивали с ног и затаптывали.

Оги толкнули влево, он покачнулся, устоял на ногах, но тут же получил толчок в спину. Чей-то локоть попал ему в скулу, аккурат под правым глазом, и в этом глазу вспыхнули фейерверки Дня независимости. Другим глазом он видел, что «мерседес» не просто выныривал из тумана, но, казалось, возникал из него. Большой серый седан, возможно, «S600» с двенадцатью цилиндрами, и все двенадцать ревели.

Оги сшибли на колени у спального мешка и пинали, когда он пытался подняться: в руку, в плечо, в шею. Люди кричали. Он услышал женский вопль:

– Смотрите, смотрите, он не останавливается!

Он увидел, как из спального мешка высунулась Дженис Крей: молодая женщина в недоумении моргала. Она вновь напомнила ему застенчивого крота, выглядывающего из норы. Точнее, кротиху с всклокоченными после сна волосами.

Оги пополз на четвереньках вперед, лег на мешок с женщиной и малышкой, словно надеялся, что сумеет защитить их от двухтонного шедевра немецкой инженерной мысли. Он слышал, как кричат люди, однако крики эти почти полностью заглушал приближающийся рев двигателя большого седана. Кто-то с силой врезал ему по затылку, но он едва почувствовал удар.

Он успел подумать: Я собирался купить Розе Сарона завтрак.

Успел подумать: Может, свернет.

Это давало им шанс, похоже, единственный шанс. Оги начал поднимать голову, чтобы посмотреть, сворачивает седан или нет, и тут же огромная черная шина заслонила собой мир. Он почувствовал, как рука женщины стиснула ему предплечье. Мелькнула надежда, что малышка не проснулась. Потом его время истекло.

kartaslov.ru

Mercedes-Benz C-class Серый селенит | DRIVE2

Комплектация автомобиля:
Варианты исполнения
C 180 Седан Sport
Cерый селенит (992)
Искусcтвенная кожа Artico, черный (141) 2018
P29 Линия исполнения AMG Line, интерьер P31 Линия исполнения AMG Line, экстерьер
03B Инструкция по эксплуатации и сервисный буклет на Русском языке
141 Искусcтвенная кожа Artico, черный 141 Технический код
154 Технический код
15U Подготовка для Mercedes-Benz Link 165 Produktionsstandort Fahrzeug Sdafrika 218 Камера заднего вида
235 Активная система облегчения паркования с системой PARKTRONIC
249 Внутреннее и боковое зеркало заднего вида со стороны водителя с автоматическим затемнением
258 Активный ассистент экстренного торможения 287 Складывающиеся задние сидения
294 Коленная подушка безопасности для водителя 301 Пакет курильщика
345 Датчик дождя
3U1 Headunit для европейских стран и СНГ
421 9G-TRONIC
440 Круиз-контроль
475 Система контроля давления в шинах
481 Защита картера
486 Спортивная ходовая часть
500 Складывающиеся наружные зеркала
51U Обивка потолка тканью черного цвета
551 Противоугонная система с защитой от проникновения в
салон
579 Климатическая установка THERMATIC, 1 зона
611 Подсветка в нижней кромке дверей
632 Статические светодиодные фары головного света
666 Упаковка отправляемых автомобилей
739 Декоративные элементы рояльный лак черного цвета /
светлый алюминий с 772 Стайлинг AMG
776 Расширенные колесные арки для AMG дисков
782 Легкосплавные колесные диски AMG 18", дизайн 5 спиц, цвет "Серый титан", полированные
808 Модельный год 2017/1
818 CD-проигрыватель
824 Дополнительное оборудование для стран с холодным
климатом
873 Подогрев передних сидений
875 Система омывателя ветрового стекла с подогревом
876 Пакет внутреннего освещения
882 Сигнализация проникновения в салон 8U8 Система удержания детей i-Size
922 Уменьшение мощности двигателя
927 Экологический класс EU6
989 Идентификационный номер под лобовым стеклом 992 Cерый селенит
9U1 Подготовка под установку ECALL (Glonass)
B03 Функция ECO start/stop
B09 Refrigerant compressor with magnetic clutch
B16 Накладка на выхлопную трубу
B59 Переключатель Agility Select
DZ9 Постгарантийный сервисный пакет на 3-й и 4-й годы E64 Система экстренного вызова ЭРА ГЛОНАСС
K11 Адаптивные тормозные фонари K15 Межсервисный пробег 15 000 км K27 Технический код
LS1 Технический код
P54 Противоугонный пакет
R01 Летние шины
R66 Шины Run-flat
U01 Индикатор сост. ремней безопасности задних сидений на
комб. приборов
U26 Напольные коврики AMG

  • Двигатель 1.6 бензиновый (156 л.с.)
  • Автоматическая коробка передач
  • Задний привод
  • Машина была куплена в этом году
  • Mercedes-Benz C-class (W205) выпускается с 2014 года

Пять месяцев на сайте Описание написано 4 месяца назад

www.drive2.ru

Mercedes-Benz B-class тёмно серый металлик))))

Всем привет)))
Долго думал что купить супруге, сначала искали W163,по времени где то 1-1,5 месяца, ничего нормального не подвернулось))
И тут нам попался В-класс в 245-м кузове, посмотрели, посидели, покатались, супруге понравилось, тут мы его и взяли)))))
После покупки, оформили все доки и сделали ТО по замене всех расходников)))
Машина в отличном состоянии, не работал лишь подогрев водительского сидения нижней части)))
Уже все купил и установил)))
Супруга ездит и наслаждается))))

Идентификационный номер: WDD2452331J418452 4
Шасси
Торговое обозначение: B 200
Номер заказа: 0 8 524 45818
Дата отгрузки: 27 08 2008
Код ЛКП 1 787U СЕРЫЙ MOUNTAIN — MET.
Салон: 721A КОМБИНИРОВАННАЯ КОЖА — ЧЁРНАЯ / АНТРАЦИТ
Номер двигателя: 266960 30 559162
КП: 722801 00 447742
Код SA
203B РУК-ВО ПО ЭКСПЛ.И СЕРВ.КНИЖКА НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ
235 АКТИВНЫЙ ПАРКОВОЧНЫЙ АССИСТЕНТ
25R ЛЕГКОСПЛАВНЫЙ ДИСК 17", 10-СПИЦЕВ., ДЛЯ ВСЕХ КОЛЁС
264B ИНФОРМ. ТАБЛИЧКА ПО ПОДУШКАМ БЕЗОП. — РУССК./АНГЛ.
301 ПАКЕТ ПЕПЕЛЬНИЦ
333B ЯЗЫК КОМБИНАЦИИ ПРИБОРОВ /ГОЛОВН. УСТР-ВА: РУССКИЙ
426 АВТОМАТИЧЕСКАЯ КП CVT
440 TEMПOMAT
441 РЕГУЛИРУЕМАЯ РУЛ.КОЛОНКА
477 СИСТЕМА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ О ПАДЕНИИ ДАВЛЕНИЯ В ШИНАХ
486 СПОРТИВНАЯ ХОДОВАЯ ЧАСТЬ
523 АУДИОСИСТЕМА AUDIO 20
524L РОССИЯ
570 ОТКИДНОЙ ПОДЛОКОТНИК СПЕРЕДИ
573 КРЕПЛ.ДЕТСКОГО СИДЕНЬЯ ISOFIX В ЗАДН.ЧАСТИ САЛОНА
580 КЛИМАТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
584 ЭЛЕКТРОСТЕКЛОПОДЪЕМНИКИ
5XXL ЕВРОПА
615 БИ-КСЕН.С АКТИВ.ДИН.ПОВОР.СВЕТ.Д. ПРАВОСТОР.ДВИЖ.
619 ОСВЕЩЕНИЕ ВЫПОЛНЯЕМОГО ПОВОРОТА
668 ЗАЩИТА ТРАНСПОРТИРУЕМ.А/М, С ТРАНСПОРТ. ПРОУШИНАМИ
669 ЗАПАСН.КОЛЕСО/ДОКАТН.КОЛЕСО СО СМИНАЮЩЕЙСЯ ШИНОЙ
Идентификационный номер: WDD2452331J418452 4
Авторское право Daimler AG, 12.11.13 8:57 , EPC 1.31.3.2 DW 09/2013 , Пользователь: admin Страница: 2
673 АКБ С УВЕЛИЧЕННОЙ ЕМКОСТЬЮ
700A КОМБИНИРОВАННАЯ КОЖА
721A КОМБИНИРОВАННАЯ КОЖА — ЧЁРНАЯ / АНТРАЦИТ
723 КРЫШКА БАГАЖНОГО ОТДЕЛЕНИЯ
739 ДЕКОРАТ. ЭЛЕМЕНТЫ ИЗ АЛЮМИНИЯ
787U СЕРЫЙ MOUNTAIN — MET.
809 AEJ 08/1
824 ДОП.ФУНКЦИИ КЛИМАТ.СИСТ. Д. СТРАН С ХОЛОД. КЛИМАТ.
873 ОБОГРЕВ ВОДИТЕЛЬСКОГО СИДЕНЬЯ СЛЕВА И СПРАВА
875 ОБОГРЕВ СТЕКЛООМЫВАТЕЛЯ
952 СПОРТ-ПАКЕТ
989 ТАБЛИЧКА С ИДЕНТИФИК.НОМЕРОМ ПОД ВЕТРОВОМ СТЕКЛОМ
K10 УПРАВЛ.КОД ПО ДЛЯ СТАТИЧЕСКОГО ПОВОРОТНОГО СВЕТА
K11 АДАПТИВНЫЙ СТОП-СИГНАЛ МИГАЮЩИЙ
K15 STEUERCODE FUER SERVICEINTERVALL 15000 KM
M20 РАБОЧИЙ ОБЪЁМ 2,0 Л
M266 R4-OTTOMOTOR M266
R01 ЛЕТНИЕ ШИНЫ
U31 ПЛЕНКА ЗАЩИТЫ ОТ КАМНЕЙ
U37 ПРОТИВОТУМАННЫЕ ФАРЫ
U81 ДОП. ОТОПИТЕЛЬ PTC
V17 SPEED- + LOADINDEX 87V

  • Двигатель 2.0 бензиновый (136 л.с.)
  • Коробка передач — вариатор
  • Передний привод
  • Машина 2008 года выпуска, покупалась в 2013 году
  • Mercedes-Benz B-class (W245) выпускается с 2005 года

Пять лет на сайте Описание изменено 2 года назад

www.drive2.ru

Серый «мерседес» |  Читать онлайн, без регистрации

Серый «мерседес»

9–10 апреля 2009 г.

Оги Оденкерк обычно ездил на «датсуне» 1997 года выпуска, который, несмотря на большой пробег, никаких хлопот по части ремонта ему не доставлял, но бензин стоил дорого, особенно для безработного. Городской центр находился в дальней части мегаполиса, поэтому Оги решил воспользоваться последним автобусом. Вышел из него в двадцать минут двенадцатого, с рюкзаком за плечами и скатанным спальником под мышкой. Подумал, что в три часа утра похвалит себя за пуховый спальник. Ночь выдалась туманной и холодной.

– Удачи, парень, – пожелал водитель, когда Оги выходил из автобуса. – Ты должен что-нибудь получить хотя бы за то, что будешь первым.

Только первым не вышло. Добравшись до гребня широкой, круто поднимавшейся дороги, которая вела к Городскому центру, Оги увидел у дверей большого зала Центра не меньше двух десятков человек: кто-то сидел, другие стояли. Стойки, соединенные желтыми лентами с надписями «НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ», уже расставили, создав сложный, петляющий проход, похожий на лабиринт. Оги с подобным уже сталкивался, как в кинотеатрах, так и в банке (где он в настоящий момент превысил лимит по кредитной карточке), и понимал, зачем это нужно: чтобы разместить как можно больше людей в ограниченном пространстве.

Оказавшись в конце состоявшей из соискателей очереди, которой скоро предстояло превратиться в анаконду, Оги удивился и смутился, увидев, что перед ним женщина с младенцем, спящим в слинге. Щечки младенца покраснели от температуры, в каждом вдохе слышался хрип.

Женщина услышала приближение запыхавшегося Оги и обернулась. Молодая и симпатичная, несмотря на темные мешки под глазами. У ее ног стояла стеганая сумка. Наверняка с детскими вещами, предположил Оги.

– Привет, – поздоровалась она. – Добро пожаловать в Клуб ранних пташек.

– Надеюсь, нам удастся ухватить червячка. – Не долго думая, он протянул руку. Почему нет? – Огаст Оденкерк. Оги. Недавно уценен. В двадцать первом веке это означает, что меня турнули с работы.

Она пожала его руку. Крепко, твердо, без всякой застенчивости.

– Я Дженис Крей, а эта маленькая котомка радости – Патти. Наверное, я тоже уценена. Работала прислугой в одной милой семье в Шугар-Хайтс. Он… гм… ему принадлежал автомобильный салон.

Оги поморщился.

Дженис кивнула:

– Я знаю. Он сказал, что очень сожалеет, отпуская меня, но они должны потуже затянуть пояса.

– Такое здесь сплошь и рядом, – ответил Оги, подумав: Неужели она никого не смогла найти, чтобы посидели с ребенком? Неужели никого?

– Мне пришлось взять ее с собой. – Ей не требовалось уметь читать мысли, чтобы догадаться, о чем он думает. – Ни с кем не смогла оставить. Просто не с кем. Девушка, которая живет по соседству, не осталась бы на всю ночь, даже если бы я могла заплатить, а я не могу. Если не получу работу, просто не знаю, что мы будем делать.

– Ваши родители не могли ее взять? – спросил Оги.

– Они живут в Вермонте. Будь я поумнее, отвезла бы Патти туда. Там хорошо. Только у них свои проблемы. Папа говорит, что их дом ушел под воду. Не в прямом смысле, его не затопило или что-то в этом роде, а по части финансов.

Оги кивнул. Такое тоже случалось сплошь и рядом.

Несколько автомобилей поднялись по крутому склону со стороны Мальборо-стрит, где Оги вышел из автобуса. Повернули налево, на огромную и пока еще пустую равнину автостоянки, которая, Оги знал наверняка, заполнится к рассвету… задолго до открытия Первой ежегодной городской ярмарки вакансий. Все автомобили сошли с конвейера давным-давно. Из каждого вылезло по три-четыре соискателя, направившихся к дверям зала Городского центра. Оги давно уже не замыкал очередь. Она почти добралась до первого изгиба, образованного стойками и лентой.

– Если я получу работу, то смогу нанимать няню, – продолжила Дженис. – Но не на эту ночь. Ее нам с Патти придется провести здесь.

Малышка сухо закашлялась, встревожив Оги, шевельнулась в слинге, снова затихла. По крайней мере девочку тепло одели: даже на ручках крохотные варежки.

Детям и похуже приходится, без должной уверенности сказал себе Оги. Подумал о Пыльном котле, Великой депрессии. Что ж, этот кризис для него тоже тянул на великий. Два года назад он ни на что не жаловался. Разумеется, жил не на широкую ногу, но концы с концами сводил, и почти каждый месяц удавалось немного откладывать. Теперь все полетело в тартарары. С деньгами что-то произошло. Он этого не понимал, работал в экспедиционном отделе «Грейт лейкс транспорт» – офисный планктон, ничего больше, – занимался накладными и использовал компьютер только затем, чтобы отправить грузы кораблем, поездом или по воздуху.

– Люди увидят меня с ребенком и подумают, что я безответственная, – тревожилась Дженис. – Я это знаю. Уже вижу на их лицах то, что прочитала на вашем. Но что еще мне оставалось? Даже если бы девушка-соседка смогла остаться на ночь, мне бы это обошлось в восемьдесят четыре доллара. Восемьдесят четыре! У меня отложены деньги на квартиру за следующий месяц, а больше нет ни цента. – Она улыбнулась, но в свете ярких натриевых фонарей автостоянки Оги увидел блестевшие на ресницах слезы. – Я слишком много болтаю.

– Если вы пытаетесь извиниться, то это лишнее. – Очередь миновала первый изгиб и подошла к тому месту, где стоял Оги. И девушка говорила чистую правду. Многие глазели на малышку, спавшую в слинге.

– Да ладно. Я незамужняя мать-одиночка без работы. Хочу извиняться перед всеми и за все. – Она отвернулась и посмотрела на транспарант, натянутый над дверьми. «1000 РАБОЧИХ МЕСТ ГАРАНТИРОВАНА!» – гласила надпись большими буквами. «Мы поддерживаем жителей нашего города!» – сообщали буквы поменьше. Указали и автора цитаты, снова большими буквами: «МЭР РАЛЬФ КИНСЛЕР». – Иногда я хочу извиняться и за «Колумбайн», и за «девять-одиннадцать», и за Барри Бондса, принимавшего стероиды. – С ее губ сорвался истеричный смешок. – Иногда хочется извиняться даже за взрыв шаттла, но я только училась ходить, когда это произошло.

– Не волнуйтесь, – заверил ее Оги. – Все будет хорошо. – Это прозвучало вполне к месту.

– Жаль только, что так сыро, вот и все. Я ее тепло одела, на случай если действительно похолодает, но сырость… – Дженис покачала головой. – Мы прорвемся, правда, Патти? – Она одарила Оги беспомощной улыбкой. – Только бы дождь не пошел.

Дождь не пошел, но влажность увеличивалась, и вскоре они уже видели капельки, висевшие в ярком свете фонарей. В какой-то момент Оги осознал, что Дженис Крей спит стоя. Она чуть согнула одну ногу, ее плечи поникли, мокрые волосы прилипли к лицу, подбородок уткнулся в грудь. Оги посмотрел на часы: без четверти три.

Десятью минутами позже Патти Крей проснулась и заплакала. Ее мать (Мать-одиночка, подумал Оги) дернулась, всхрапнула, совсем как лошадь, подняла голову и попыталась вытащить малышку из слинга. Поначалу не получилось: ножки застряли. Оги пришел на помощь, придержал слинг с боков. Когда Патти все-таки вытащили, она уже вопила, и Оги заметил капельки воды, поблескивавшие на ее розовой курточке и шапочке такого же цвета.

– Она голодна, – пояснила Дженис. – Я могу дать ей грудь, но малышка еще и мокрая. Я это чувствую через штанишки. Господи, здесь ее не переоденешь… Посмотри, какая морось.

Оги задался вопросом, какой божок-шутник привел его в очередь следом за ней. Да и как эта женщина намеревалась прожить оставшиеся ей годы – все, а не только следующие восемнадцать, которые предстояло заботиться о ребенке? Прийти сюда в такую ночь с одной лишь пачкой подгузников! Попасть в столь отчаянное положение!

Спальник он еще раньше пристроил рядом с сумкой, в которой лежали подгузники Патти. Оги присел, развязал тесемки, расстелил спальник, расстегнул молнию.

– Залезай в него. Согреетесь обе. Потом я передам тебе все, что потребуется.

Она всмотрелась в него, прижимая к груди извивающуюся, вопящую малышку.

– Ты женат, Оги?

– Разведен.

– Дети?

Он покачал головой.

– Почему ты так добр к нам?

– Потому что вы здесь, – ответил он, пожав плечами.

Она еще мгновение не отрывала от него взгляда, решаясь, потом передала ему малышку. Оги держал ее на вытянутых руках, зачарованный красным, разъяренным личиком, капелькой сопли, повисшей на вздернутом носике, ножками во фланелевом комбинезоне, пребывающими в непрерывном движении. Дженис залезла в спальник, протянула руки.

– Давай ее сюда.

Оги отдал, и женщина уползла в спальник. Позади, там, где очередь уходила ко второму изгибу, двое молодых людей таращились на них.

– Увидели что-то интересное? – бросил Оги, и они отвернулись.

– Дашь мне подгузник? – спросила Дженис. – Я хочу переодеть ее перед кормлением.

Он опустился на колено на мокрую мостовую, расстегнул сумку. Удивился, найдя марлевые подгузники вместо памперсов, потом понял: марлевые могли использоваться снова и снова. Может, эту женщину не стоило совсем уж списывать со счетов.

– Тут бутылочка «Бэби мэджик». Достать?

Из спальника торчали только каштановые волосы.

– Да, пожалуйста.

Он передал подгузник и лосьон. Спальник зашевелился. Поначалу крики усилились. Откуда-то из терявшейся в тумане очереди донеслось:

– Неужели нельзя заткнуть ребенку рот?

Тут же послышался другой голос:

– Кто-нибудь, вызовите службу социальной защиты.

Оги ждал, наблюдая за спальным мешком. Наконец шевеления прекратились. Появилась рука с подгузником.

– Положишь в сумку? Там есть пластиковый мешок для грязных подгузников. – Дженис смотрела на него, как крот из норы. – Не волнуйся, он не испачкан, только мокрый.

Оги взял подгузник, положил в пластиковый мешок с надписью «КОСТКО», затем застегнул сумку на молнию. Плач из спального мешка (Так много мешков, подумал он) доносился еще с минуту, потом резко оборвался: Патти принялась сосать грудь на автостоянке у Городского центра. Над дверьми, до открытия которых оставалось шесть часов, от порыва ветра апатично колыхнулся транспарант с надписью «1000 РАБОЧИХ МЕСТ ГАРАНТИРОВАНА!»

Конечно, подумал Оги. И СПИДом не заболеешь, если горстями жрать аскорбинку.

Прошло двадцать минут. Новые автомобили подъезжали со стороны Мальборо-стрит. Все больше людей присоединялось к очереди. Оги прикинул, что в ней уже стояло человек четыреста. И по самым скромным оценкам выходило, что к моменту открытия ярмарки вакансий здесь будет стоять две тысячи безработных.

Если мне предложат жарить бургеры в «Макдоналдсе», я соглашусь?

Вероятно.

Как насчет зазывалы в «Уол-марте»?

Наверняка. Широкая улыбка и вопрос: «Как поживаете сегодня?» Оги подумал, что за эту работу он бы схватился обеими руками. Помчался бы на смену прямо из Городского центра.

Общение с людьми – это мое, подумал он. И рассмеялся.

– Что смешного? – донеслось из спальника.

– Ничего, – ответил он. – Корми малышку.

– Этим я и занимаюсь. – В голосе Дженис слышалась улыбка.

В половине четвертого он присел, приподнял клапан спального мешка, заглянул внутрь. Дженис Крей, свернувшись калачиком, крепко спала с малышкой у груди. Ему сразу вспомнились «Гроздья гнева». Как звали девушку из романа? Ту, что кормила грудью мужчину? Имя-цветок, подумал он. Лилия? Нет. Жасмин? Точно нет. Он уже собрался сложить руки рупором у рта и громким голосом спросить толпу: «КТО ЗДЕСЬ ЧИТАЛ “ГРОЗДЬЯ ГНЕВА”?»

И когда поднимался (улыбаясь этой абсурдной мысли), имя выплыло из глубин памяти. Роза. Так звали девушку в «Гроздьях гнева». И не просто Роза, а Роза Сарона. В этом слышалось что-то библейское[2], но утверждать он не мог, поскольку не входил в число читателей Библии.

Оги посмотрел на спальный мешок, где собирался провести предрассветные часы, и подумал о Дженис Крей, которой хотелось извиняться за «Колумбайн», и за 9/11, и за Барри Бондса. Возможно, она согласилась бы извиниться и за глобальное потепление. Может, когда все закончится и они получат обещанную работу – или не получат, шансы примерно одинаковые, – он пригласит ее на завтрак. Не на свидание, ничего такого, просто на яичницу с беконом. А после этого они скорее всего больше никогда не увидятся.

Люди подходили и подходили. Очередь уже полностью заполнила изгибы лабиринта из лент с надписями «НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ», а потом принялась растягиваться по автомобильной стоянке. Что удивляло – и тревожило – Оги, так это молчание всех этих людей. Словно они заранее знали, что их приход сюда – напрасный труд. И дожидались только официального подтверждения.

Послышался очередной хлопок транспаранта.

Туман все сгущался.

Около пяти утра Оги очнулся от полудремы, потопал, чтобы разбудить ноги, и осознал, что воздух пронизывает неприятный серый свет, разительно отличавшийся от «розовых пальчиков зари», которыми славилась поэзия и старые цветные фильмы. Он тянул на антизарю, влажную и такую же белую, как щека несвежего трупа.

Оги видел Городской центр, медленно выплывавший из ночи во всем великолепии архитектурной безвкусицы семидесятых годов прошлого века. Видел двенадцать рядов терпеливо ждущих людей, а хвост очереди уползал в туман. Почти все молчали, но появление уборщика в сером комбинезоне, который пересек вестибюль по другую сторону дверей, не осталось без внимания.

– На других планетах открыта жизнь! – насмешливо крикнул один из двух парней, которые таращились на Дженис Крей. Его звали Кит Фрайас, и в недалеком будущем он останется без левой руки.

Шутка вызвала смех, пошли разговоры. Ночь закончилась. Наползавший свет не сильно радовал, но оставшиеся позади долгие предрассветные часы были куда хуже.

Оги вновь опустился на колени у спальника и прислушался. Тихое размеренное сопение вызвало у него улыбку. Может, он зря волновался за девушку. Оги догадывался, что есть люди, выживающие – а то и процветающие – благодаря доброте незнакомцев. Возможно, к таковым относилась и молодая женщина, которая вместе с малышкой сейчас посапывала в его спальном мешке.

Ему в голову пришла мысль: к столам, за которыми будет проводиться собеседование, они могли подходить вдвоем. И тогда присутствие малышки уже не покажется безответственностью, а будет символизировать совместную заботу. Он не мог этого утверждать, человеческая душа – потемки, но чувствовал, что такое возможно. Решил поделиться этой идеей с Дженис, когда та проснется. Хотелось посмотреть, как она отреагирует. Они не могли представляться мужем и женой: она обручального кольца не носила, он свое уже три года как снял, – но могли сказать, что они… как это теперь называется? В гражданском браке.

Автомобили продолжали взбираться один за другим по крутому склону с Мальборо-стрит. Скоро следовало ожидать и пешеходов, приехавших на первом утреннем автобусе. Оги вроде бы припоминал, что автобусы начинали ходить в шесть утра. Из-за густого тумана от прибывающих автомобилей оставались только лучи фар да расплывчатые силуэты за ветровым стеклом. Некоторые, увидев огромную толпу, разворачивались, потеряв надежду, но большинство следовало в глубь автостоянки в поисках оставшихся свободных мест, и свет задних фонарей медленно таял в тумане.

Потом Оги заметил силуэт автомобиля, который не развернулся, но и не проследовал в глубины автостоянки. Рядом с необычайно яркими фарами светились желтые противотуманные.

Ксеноновые фары, подумал Оги. Это же «мерседес-бенц». Что делает «бенц» на ярмарке вакансий?

Он предположил, что это, возможно, мэр Кинслер приехал, чтобы произнести речь перед Клубом ранних пташек. Поздравить их с предприимчивостью, свойственным американцам старым добрым стремлением всюду быть первыми. Если и так, подумал Оги, то приезд на «мерседесе», пусть и старом, свидетельствовал о дурном вкусе.

Пожилой мужчина, который стоял впереди (Уэйн Уэлланд, в последние мгновения своего земного существования), тоже обратил внимание на странный автомобиль:

– Это же «бенц»? Выглядит как «бенц».

Оги уже хотел ответить, что, разумеется, так и есть, эти фары ни с чем не перепутаешь, но тут водитель – силуэт за ветровым стеклом – резко нажал на клаксон: долгий нетерпеливый вопль разорвал рассветную тишину. Ксеноновые фары засияли еще ярче, ярко-белые конусы прорезали висевшие в воздухе капельки тумана, и автомобиль рванулся вперед, словно пришпоренный этим нетерпеливым гудком.

– Эй! – в изумлении вскрикнул Уэйн Уэлланд, и это слово стало для него последним.

Набирая скорость, «мерседес» ударил туда, где соискатели рабочих мест стояли наиболее плотно, зажатые между лентами с надписями «НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ». Некоторые попытались убежать, но вырваться удалось только из задних рядов. У тех, кто находился рядом с дверьми – настоящих Ранних пташек, – шансов на спасение не было. Они сшибали стойки, падали, запутавшись в лентах, сталкивались друг с другом. Толпу волнами качало то в одну, то в другую сторону. Пожилых и слабых сбивали с ног и затаптывали.

Оги толкнули влево, он покачнулся, устоял на ногах, но тут же получил толчок в спину. Чей-то локоть попал ему в скулу, аккурат под правым глазом, и в этом глазу вспыхнули фейерверки Дня независимости. Другим глазом он видел, что «мерседес» не просто выныривал из тумана, но, казалось, возникал из него. Большой серый седан, возможно, «S600» с двенадцатью цилиндрами, и все двенадцать ревели.

Оги сшибли на колени у спального мешка и пинали, когда он пытался подняться: в руку, в плечо, в шею. Люди кричали. Он услышал женский вопль:

– Смотрите, смотрите, он не останавливается!

Он увидел, как из спального мешка высунулась Дженис Крей: молодая женщина в недоумении моргала. Она вновь напомнила ему застенчивого крота, выглядывающего из норы. Точнее, кротиху с всклокоченными после сна волосами.

Оги пополз на четвереньках вперед, лег на мешок с женщиной и малышкой, словно надеялся, что сумеет защитить их от двухтонного шедевра немецкой инженерной мысли. Он слышал, как кричат люди, однако крики эти почти полностью заглушал приближающийся рев двигателя большого седана. Кто-то с силой врезал ему по затылку, но он едва почувствовал удар.

Он успел подумать: Я собирался купить Розе Сарона завтрак.

Успел подумать: Может, свернет.

Это давало им шанс, похоже, единственный шанс. Оги начал поднимать голову, чтобы посмотреть, сворачивает седан или нет, и тут же огромная черная шина заслонила собой мир. Он почувствовал, как рука женщины стиснула ему предплечье. Мелькнула надежда, что малышка не проснулась. Потом его время истекло.

velib.com